Поиск по этому блогу

Загрузка...

Ирано-американский ядерный проект

26 августа 2015

Сейчас совершенно ясно желание Обамы обеспечить жизнеспособность иранской программе ядерного оружия.

Каролин Глик, FPM

При президенте Бараке Обаме политика США в отношении Ирана стала катастрофической, в частности, для Израиля, для союзников США на Ближнем Востоке и вообще для самой американской национальной безопасности.
Прежде всего, давайте рассмотрим известные детали движущейся к завершению ядерной сделки.

Профессор Алан Куперман в статье, опубликованной в The New York Times на этой неделе, показал, что главный пункт договора Обамы, на который он опирается, утверждая, что договор удлинит время прорыва Ирана к бомбе с нынешних двух месяцев до 12 месяцев - это ложь.

Основываясь только на количестве центрифуг, которые будет разрешено иметь Ирану, и количестве обогащенного урана, необходимого для создания ядерной бомбы, Куперман доказывает, что сделка продлевает время ядерного прорыва для Ирана совсем не на 10 месяцев, а всего лишь на один месяц. Иными словами, сделка ничего не стоит.

На самом деле, все даже хуже.

В среду агентство Associated Press сообщило о подробностях одного из пяти секретных приложений соглашения

Приложение под названием "Гражданское ядерное сотрудничество" (“Civil Nuclear Cooperation”) показывает, что сделка не просто не блокирует разработку Ираном ядерного оружия, она даже будет способствовать развитию у Ирана ядерного оружия.

Ставшее известным секретное приложение имеет два основных компонента.

Первый включает в себя подземный завод по обогащению урана в Фордо. Построенный внутри горы комплекс Фордо считается устойчивым к ударам с воздуха.

По сообщению АР, иранцы согласились адаптировать установки для обогащения урана к производству изотопов. В свою очередь, шесть держав согласились предоставить для эксплуатации иранцев центрифуги нового поколения. Тем не менее, как отмечается в сообщении АР, совершенно ясно, что
"для производства изотопов используется та же технология, что и для обогащения, и можно быстро переналадить оборудование с одного процесса на другой".
Другими словами, шесть держав будут учить Иран, как управлять дополнительными центрифугами, способными быстро обогатить уран, при этом оборудование будет защищено от воздушных бомбардировок.

Второй раздел приложения относится к реактору на тяжелой воде в Араке. Реактор, строительство которого близится к завершению, будет способен производить атомные бомбы на основе плутония.

По сообщению АР, шесть держав согласились предоставить Ирану реактор на легкой воде, менее способный производить оружейный плутоний.

Однако, как объяснил Омри Серен из Israel Project, достаточное количество реакторов на легкой воде способно производить оружейный плутоний. Кроме того, поскольку для питания реакторов нужен уран, само существование реакторов на легкой воде обеспечивает Ирану обоснование расширения своих операций по обогащению урана.

Существовали красные линии, установленные США на переговорах.

В последние несколько недель США отказались от них по некоторым важным пунктам.

Из-за того, что США согласились с продолжением Ираном обогащения урана, пожалуй, наиболее важное средство, способное предотвратить приобретение им военных ядерных возможностей, это потребовать от Ирана продемонстрировать все результаты его предыдущей ядерной деятельности, которая до сих пор неизвестна, и потребовать, чтобы Иран согласился на ничем не ограниченные инспекции и на доступ инспекторов ООН к его персоналу, участвующему в работе.

Очевидно, что в случае невыполнения обоих требований, Иран сможет легко нарушить свои обязательства, и соглашение будет бесполезным.

Исходя из общего понимания этих требований, администрация публично настаивала на том, чтобы Иран, во-первых, продемонстрировал свои предыдущие ядерные результаты в возможных военных измерениях и, во-вторых, предоставил США беспрепятственный доступ ко всем своим ядерным установкам.

Со своей стороны, Иран отказывается принимать оба эти требования.

Верховный лидер Ирана Али Хаменеи вновь повторил этот отказ во вторник.

Вместо того, чтобы поставить перед Ираном ультиматум, либо соблюдать эти основные требования, либо сделки не будет, администрация отказалась от своей позиции.

На прошлой неделе госсекретарь Джон Керри настаивал на том, что у Ирана нет никаких причин демонстрировать свои предыдущие результаты, потому что
«Мы знаем эти результаты. У нас нет сомнений. У нас есть абсолютное знание того, какие военные результаты были ими получены раньше. Нас беспокоит только то, что будет".
Это утверждение - ложь. Юкия Амано, гендиректор МАГАТЭ, много раз повторял несколько недель назад:
"Мы не знаем, была ли у них необъявленная деятельность или что-то еще. Мы не знаем, чем они занимались в прошлом. Мы знаем кое-что об их деятельности, но мы не можем [сказать], что знаем все их мероприятия. И именно поэтому мы не можем сказать, что все, что делалось в Иране, [предназначалось для] мирных целей".
Еще одной ключевой позицией администрации Обамы в отношении ядерной сделки, было утверждение, что сделка позволит снять только санкции, наложенные за незаконную ядерную программу Ирана. Другие санкции, введенные в связи с незаконной разработкой Ираном баллистических ракет, поддержкой терроризма и нарушениями прав человека, останутся.

Но 10 июня, сообщает АР, администрация заявила о своем намерении отменить оба вида санкций - и в ядерной сфере, и за незаконное развитие баллистических ракет Ирана. Как следствие, Революционная гвардия Ирана получит десятки миллиардов долларов.

Кроме того, существуют неоднократные нарушения Ираном санкционных ограничений. В соответствии с Законом 2006 года о санкциях, наложенных на Иран и Северную Корею, Государственный департамент должен каждые шесть месяцев представлять в Конгресс отчет о нарушениях санкций. На этой неделе Al-Monitor сообщил, что Управление общей бухгалтерской отчетности (GAO) выпустило доклад, критикующий Государственный департамент за невыполнение его правовых обязанностей. Последний доклад был представлен в 2014 году, и он охватывал период до 2011 года. Предыдущий доклад был представлен почти два года назад.

Среди причин задержек, согласно докладу,
"Чиновники сказали GAO, что переговоры и отношения с округами могут задержать этот процесс."
Иными словами, несоблюдение закона Госдепартаментом объясняется желанием администрации оградить Иран от дальнейших санкций.

В ежегодном докладе Мировой оценки угроз Джеймс Клэппер, директор национальной разведки Обамы, не указал ни Хезболлу, ни Иран в качестве угрозы для США

Государственный департамент также пока не представил свой ежегодный доклад по правам человека. Эта неудача объясняется, видимо, нежеланием администрации представить доклад о жалкой ситуации с правами человека в Иране.

Администрация Обамы не только отказывается рассматривать Иран и его террористическое оружие в качестве угрозы для США. На этой неделе Bloomberg сообщил, что американские войска в Ираке вооружают, обучают и предоставляют непосредственную авиационную поддержку боевикам, под управлением иранских шиитов и террористическим группам, возглавляемым командиром сил Хизбаллы в Ираке Абу аль-Махди Мухандисом.

Следует также отметить, что американские войска, развернутые на базе Таккадум в провинции Анбар, разделяют эту базу с шиитскими террористическими группами.

Несколько террористических оперативников, как сообщается, шпионили за силами США на базе. Командиры террористов, якобы представляющие официальные иракские силы безопасности, принимали участие в оперативных брифингах США

Как сказал Блумбергу один высокопоставленный чиновник администрации,
"Даже если эти парни не нападают на нас ... Иран представляет новую эру Хезболлы в Ираке, и мы помогли ему и поддержали его."
Кроме того, что американские войска в Ираке оказались заложниками террористов, управляемых из Ирана, и сейчас разделяют с ними одну базу, поддержка США боевиков, контролируемых Ираном, а также их политика передачи военной помощи только силам, сражающимся с “Исламским государством” через иракское правительство и силы безопасности, находящиеся под контролем Ирана, способствовала территориальной экспансии “Исламского государства”.

Иаков Сигел и Майкл Прегент объяснили в Daily Beast в прошлом месяце, что основной причиной успеха “Исламского государства” в Рамади и Мосуле был отказ правительства Багдада вооружить суннитских боевиков. Они считают, что силы безопасности, управляемые из Ирана, будут бороться только в районах, важных для шиитов. Поэтому они отказались защищать Мосул или Рамади.

Сигел и Прегент утверждали, что если бы премьер-министр Ирака аль-Хайдер Абади вооружил суннитов для борьбы с “Исламским государством” в провинции Анбар, он, скорее всего, потерял бы поддержку Ирана и боевиков, и таким образом был бы отстранен от власти. Следовательно, сунниты, выступающие против “Исламского государства”, не препятствие для джихадистов.

Поддерживая контролируемое Ираном правительство и отказываясь напрямую вооружить суннитские или курдские силы, США поддерживают Иран и его террористические группы, с одной стороны, и стимулируют экспансию “Исламского государства”, с другой.

Характер и масштабы сговора администрации Обамы с Ираном позволяет нам сделать ряд выводов.

Во-первых, говоря об американцах, при администрации Обамы США уничтожили свою репутацию ответственного и надежного союзника. Это ставит под угрозу их союзников, собственные вооруженные силы и свою собственную национальную безопасность.

Система союзников США на Ближнем Востоке рухнула.

В краткосрочной перспективе, все, что может сделать Конгресс, чтобы остановить Обаму, это отказаться от его ядерной сделки с Ираном большинством в две трети. Хотя вероятность того, что против сделки выступит достаточное количество сенаторов-демократов для преодоления президентского вето, очень невелика, важно использовать все ресурсы, чтобы убедить их сделать это.

В среднесрочной перспективе, для того, чтобы обеспечить национальную безопасность США, следующий президент будет вынужден отменить принятие Америкой ядерной сделки с Ираном. Для этого еврейские и другие организации США должны потребовать, чтобы все кандидаты в президенты, в том числе, Хиллари Клинтон, взяли на себя обязательства отменить соглашение в случае, если они будут избраны.

Если США не развернут в обратном направлении политику Обамы в отношении Ирана за ближайшие два года, то трудно понять, как они смогут восстановить свою стратегическую позицию в будущем.

Темпы изменений в регионе и в мире сегодня слишком велики, чтобы полагаться на прошлые достижения для силы в будущем.

Что касается Израиля, то теперь ясно, что "кризиса" в израильско-американских отношениях нет. Администрация Обамы предает Израиль. Центр внешней политики Обамы - это его стремление превратить незаконную ядерную программу Ирана, угрожающую существованию Израиля, в легальную ирано-американскую ядерную программу, ставящую под угрозу существование Израиля.

Следовательно, последнее, о чем должен беспокоиться Израиль, это стараться не огорчить Обаму. Чтобы убедить занимающих нейтральную позицию (так называемых, “сидящих на заборе”) сенаторов-демократов голосовать против сделки Обамы с Ираном, Израиль должен раскрыть все разрушительные детали ядерного соглашения. Израиль должен раскрыть американцам глаза на то, что сделка ставит под угрозу не только Израиль, но и американских солдат, а на самом деле, и всю их американскую родину.

Поступая таким образом, Израиль имеет шанс разделить вопрос о поддержке Обамы демократами от Демократической оппозиции к ядерной сделке. Обама хочет эту сделку для себя. Израиль должен объяснить, какова она для Америки.

В конце концов, то, что мы теперь знаем о сотрудничестве США с Ираном, приводит нас, еще раз, к печальному выводу, что единственный шанс для Израиля предотвратить получение Ираном бомбы - это уничтожить сами ядерные объекты аятолл. Если Израиль все еще может провести такую ​​операцию, то нужно это сделать до того, как ядерная программа Ирана официально станет американо- иранским ядерным проектом.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё