Поиск по этому блогу

Загрузка...

Молитва за 5776 год

11 сентября 2015

Каролин Глик, JPost

Поскольку мы приближаемся к Рош а-Шана, народ Израиля должен признать, что нам повезло.

Правда, сегодня мы оказались без своих традиционных партнеров в западном мире. Но быть в одиночестве - не всегда худший вариант. Сегодня это, конечно, не самый плохой вариант.

За последние несколько лет мы стали свидетелями растущего радикализма и дробления обществ соседних стран. Сунниты борются с шиитами и друг с другом. Народы, представляющие меньшинства, подвергаются убийствам, порабощению и угнетению. Режимы падают, поднимаются и падают снова. Сегодня все арабские общества находятся либо в опасности, либо в состоянии войны. И почти в каждом случае, это не борьба со злом, а борьба разной степени зла и варварства друг с другом.
От ООП до “Исламского государства” через ХАМАС, Братьев-мусульман, режим Асада в Сирии, аятолл Ирана, Хизбаллу, режим Эрдогана в Турции и другие, кроме Саудовской Аравии, все действующие лица региона прибегают в какой-то степени к пыткам и угнетению.

И все они при этом ссылаются на Коран.

Израиль разумно отвечает на кровавое побоище у наших границ.

Мы помогаем там, где можем. Например, мы помогаем египетскому режиму в войне против джихаддистских сил на Синае. Мы поддерживаем Хашимитский режим в Иордании. Мы предоставляем гуманитарную помощь жертвам кровавой бойни в Сирии.

И мы обеспечиваем безопасность наших границ.

После того, как мы закончили строительство пограничного забора с Египтом, мы построили забор вдоль сирийской границы. Сейчас мы ограждаем границу с Иорданией.

Эти заборы не могут улучшить наших соседей. Но они удерживают плохих соседей на расстоянии.

Такого здравомыслия не хватает сегодня Европе и верхушке США. Запад все чаще оказывается неспособным ответить на распад обществ во всем арабском мире.

Рассмотрим для примера растерянные, сбивчивые действия Европы на мощную волну беженцев из Сирии, прибывающую в настоящее время к ее берегам. Возможно, самый заметный аспект разворачивающейся драмы в том, что европейцы только сейчас поняли, что Сирия распалась.

Война в Сирии вспыхнула почти пять лет назад.

Уже убиты в ходе конфликта сотни тысяч людей. Десять миллионов человек, почти половина довоенного населения Сирии, перемещены. В последние четыре года миллионы сирийцев живут в лагерях беженцев в соседних государствах - в первую очередь, в Турции, Ливане и Иордании.

Большинство беженцев, наводняющих сейчас Европу, прибывают из этих лагерей, а не непосредственно из Сирии. Вместо того, чтобы помогать им устроить новые дома в стране, откуда они бежали, или принять меры в Сирии, позволяющие им вернуться в свои дома, европейцы в значительной степени игнорировали их.

Одна из причин, по которой Европа игнорировала Сирию, это, конечно, безразличие. Пока это происходило "где-то там", европейцев это действительно заботило весьма мало.

Но равнодушие само по себе не объясняет, почему Европа была захвачена врасплох той гуманитарной катастрофой, которая в настоящее время разворачивается в ее границах.

Политика коммунитаризма сыграла ключевую роль в формировании неудачной политики Европы на Ближнем Востоке - в Сирии и во всем все более теряющем равновесие исламском мире.

Политика коммунитаризма, построенная на идентичности, различает различные группы, в зависимости от того, как они попадают в спектр "угнетения".

Западные страны, возглавляемые Европой и США, классифицируются как «угнетатели», из-за их "империалистического" прошлого.

Исламский мир явно классифицируется как "угнетенные".

Все группы, получившие "угнетенный" статус, имеют защиту от суда, их судят намного мягче, чем тех, кто попадает в разряд "угнетателей".

Учитывая эту систематику, европейцы и принявшие политику коммунитаризма секторы американского общества, не могут признать радикальных исламистов и намного меньше способны принимать меры против них.

Те, кто угнетен "угнетенным" исламским миром - езиды, курды и христиане, например, - не могут получить никакой защиты от своих угнетателей джихаддистов на «угнетающем мусульман» Западе.

Политика коммунитаризма, защищающая "угнетенные" группы населения, применяется к ним, даже если эти группы сами участвуют в угнетении.

Существует, однако, в исламском мире одна группа, которую западная политика коммунитаризма не защищает. Запад может выступать против арабских режимов, желающих сотрудничать с Западом в борьбе против радикальных исламистов.

Президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси, например, член этой группы. С тех пор, как два года назад он сверг поддерживаемый США режим Братьев-мусульман, США держат его на расстоянии. Вашингтон ввел частичное эмбарго на поставки Египту оружия и отказал в поддержке в войне против сил джихаддистов на Синае.

Или Ливия. Ливийский диктатор Муаммар Каддафи сотрудничал с Западом против аль-Каиды с 2004 года, пока он не был убит в 2011 году.

В том же году Каддафи был свергнут европейскими силами, поддержанными США. Запад сверг Каддафи, "чтобы предотвратить геноцид".

Хаос, последовавший после его свержения, позволил Аль-Каиде и “Исламскому государству” захватить большие участки страны.

Западу нечего было сказать на такой поворот событий.

Тирания политики коммунитаризма не ограничивается только защитой джихаддистов. Политика коммунитаризма - это всеобъемлющее, тоталитарное мировоззрение, диктующее ответы во всех областях человеческой деятельности.

Например, группа "Черные жизни имеют значение" (“Black Lives Matter”) в США, санкционирующая убийства полицейских, получает одобрение приверженцев политики коммунитаризма. Ее последователи считают всех негров угнетенными. Полицейские, воспринимаемые в качестве агентов западного угнетения, не могут рассчитывать на сочувствие, когда их убивают.

Приверженцы политики коммунитаризма в Великобритании не только хотят, чтобы Великобритания покинула страны Ближнего Востока, но они поддерживают одностороннее ядерное разоружение своей страны, потому считают, что Великобритания недостойна ядерного оружия, в связи со своим империалистическим прошлым.

Свидетельство силы политики коммунитаризма в Великобритании - усиление популярности Джереми Корбина. Радикальный парламентарий лейборист, как ожидается, в субботу выиграет гонку за лидерство в партии.

Корбин - это яркий пример лидера, созданного политикой коммунитаризма. Он выступает против британской власти. Он враг свободных рынков и британских военных. Он поддерживает Хамас и Хезболлу. Он вел антиизраильские демонстрации и конференции, организованные исламистскими организациями. Он содействовал организации, возглавляемой теми, кто отрицает Холокост, и участвовал в ее конференциях.

И, конечно же, он выступает против Израиля и евреев, поддерживающих его.

Вот в чем дело. Политика коммунитаризма определяет Израиль и евреев диаспоры, как "угнетателей".

Многие израильтяне, а также еврейские организации диаспоры многие годы пытались доказать, что это не соответствует действительности. Израиль, в конце концов, жертва как европейских, так и исламских империалистов. Сионизм - это национально-освободительное движение.

Но эти протесты ни на кого не производят никакого впечатления. Как и следовало ожидать. Невозможно изменить классификацию Израиля в шкале угнетения, потому что классификация совершенно произвольна. Даже хуже, каждая попытка поставить под сомнение эту произвольную классификацию просто вызывает еще большую враждебность со стороны ее сторонников. Сомнения в том, что "угнетенные" группы на самом деле угнетены, сами по себе представляют собой акт угнетения, а также еще одно доказательство того, что сомневающиеся - действительно угнетатели.

Другими словами, политика коммунитаризма - это закрытая интеллектуальная Вселенная, защищенная от всех сомнений и логики.

По сообщениям СМИ, британское еврейство находится в состоянии паники, в связи с перспективой неизбежного поглощения Корбином Лейбористской партии. Они понимают, что если он победит в субботу, то любое остаточное влияние, которое они имеют над второй по величине партией Великобритании, исчезнет. И последствия этой потери даже подобия власти не заставят себя долго ждать.

На этой неделе сообщалось, что в прошлом году в Великобритании наблюдался рост антисемитских атак на 93%. Отвратительное нападение на группу еврейских религиозных подростков, совершенное на этой неделе в Манчестере тремя мусульманскими юдофобами, было особенно жестоким примером того, что сейчас представляет собой повседневность Великобритании.

Злобные демонстрации против премьер-министра Биньямина Нетаньяху возле дома 10 на Даунинг-стрит в среду так же были вполне ожидаемы. Очень мягкое отношение Великобритании к мусульманскому насилию и расизму позволило протестующим топтать израильский флаг, призывать к уничтожению Израиля и убийству Нетаньяху, причем все это происходило всего в нескольких метрах от места его встречи с премьер-министром Дэвидом Кэмероном.

Что касается США, то политика коммунитаризма руководит жизнью студентов с момента их входа в ворота кампуса и до момента, когда они покидают его. Эта мертвая хватка приводит к тому, что в американских научных кругах сейчас свирепствует антисемитизм.

Университет, присоединяющийся к политике коммунитаризма, просто не может признать, что евреи преследуются группами, которые он считает угнетенными.

Политика коммунитаризма значительно влияет и на левые идеологические круги за пределами аудиторий.

Наиболее очевидное свидетельство ее силы - радикальный сдвиг стратегии президента США Барака Обамы на Ближнем Востоке.

Враждебность администрации Обамы к Израилю - это неотъемлемая часть мировоззрения, заставившая ее поддержать свержение Каддафи и подъем Братьев-мусульман в Египте. Точно так же, отказ администрации принять меры к свержению режима Асада или уничтожению “Исламского государства” в Сирии и Ираке, с одной стороны, и содействие региональной гегемонии Ирана и его расширению ядерных прав и возможностей, с другой, это явный признак того, что политика коммунитаризма играет ключевую роль в определении внешней политики администрации.

Но есть еще основания надеяться, что все может измениться в Америке. Дело в том, что две трети американцев выступают против ядерной сделки Обамы с муллами и поддерживают Израиль. Обама смог продвинуть свою радикальную повестку дня, только сделав вид, что это не его повестка дня.

Поскольку Израиль стремится обеспечить и продвигать свои интересы на Западе, расколотом политикой коммунитаризма, мы должны понимать, что наша способность повлиять на взгляды другой стороны ограничена. В тот момент, когда общество принимает политику коммунитаризма, его члены становятся неспособными разумно защищать свои собственные интересы.

И, следовательно, они потеряны для Израиля.

Так как наши отношения с США вызывают тревогу, мы должны использовать любую возможность укрепить тех, кто борется против политики коммунитаризма, за разумный и обоснованный анализ реальности.

И молясь за их успех, мы признаем, что Америка сама должна бороться, чтобы выиграть или проиграть. Мы не можем бороться с этим вместо американского народа.

Но как только мы построим заборы вдоль наших границ, мы должны готовиться к худшему, чтобы обеспечить свое выживание.

Наибольший стратегический актив Израиля заключается в нашей готовности видеть вещи такими, какие они есть. Я молюсь, чтобы в предстоящем году наше видение становилось все острее, и чтобы наша моральная и стратегическая ясность помогла нам объединить американцев и другие народы- единомышленники на нашей стороне в нашей борьбе за себя и за самые благородные атрибуты человечества.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё