Поиск по этому блогу

Загрузка...

В Израиле есть причина для празднования: давайте остановимся и сделаем трезвую, хладнокровную оценку

Кэролин Глик
In Israel, a reason for celebration: Let's stop and make a hard-nosed, clear-eyed assessment
11 сентября 2015

Поскольку мы приближаемся к празднованию Рош а-Шана, еврейского Нового года, народ Израиля должен осознавать, как нам повезло.

Правда, сегодня, мы оказываемся в основном в одиночестве, в отрыве от наших традиционных партнёров в западном мире. Но только не всегда стоит рассматривать лишь наихудший вариант. Сегодня это, конечно, не самый худший вариант.

За последние несколько лет мы стали свидетелями растущего радикализма и фрагментации обществ соседних стран. Сунниты борются с шиитами и наоборот. Меньшинства становятся объектом убийств, порабощения и угнетения. Режимы падают, поднимаются и снова падают. Сегодня каждое арабское сообщество либо находится в опасности, либо – в состоянии войны. И почти в каждом случае, это – не справедливая борьба со злом, а война друг против друга разной степени зла и варварства.

От ООП до «Исламского государства», «ХАМАС»а, «Братьев-мусульман», режима Асада в Сирии, аятолл Ирана, «Хизбаллы», режима Эрдогана в Турции и других, и даже Саудовской Аравии, каждый игрок в ближневосточном регионе прибегает к тем или иным способам насилия и угнетения.

И всё это совершается, в то же время со ссылкой на Коран.

Израиль рационально отреагировал на резню на нашем пороге.

Мы помогаем, где можем. Например, мы помогаем египетскому режиму в войне против боевиков-джихадистов на Синае. Мы поддерживаем хашимитский режим в Иордании. Мы оказываем гуманитарную помощь жертвам кровавой бойни в Сирии.

И мы обеспечиваем безопасность наших границ.

После того как мы закончили строительство забора на границе с Египтом, мы построили ещё один вдоль сирийской границы. Сейчас мы строим ограждение на границе с Иорданией.

Такие заборы, возможно, не сделают соседей хорошими. Но они таки будут сдерживать соседей с плохими намерениями.

Подобная рациональность сегодня в дефиците в Европе и среди высокопоставленных членов общества в Америке. Западники всё чаще находятся в убытке в условиях распада общества во всём арабском мире.

Рассмотрим, например, реакцию дезориентированной, запутавшейся Европы на массивную волну беженцев из Сирии, омывающую в настоящее время её берега. Возможно, наиболее заметный аспект разворачивающейся драмы заключается в том, что выясняется, что европейцы только сейчас поняли, что Сирия распалась.

Война в Сирии вспыхнула почти пять лет назад.

Сотни тысяч людей уже убиты в ходе этого конфликта. Десять миллионов человек – почти половина довоенного населения Сирии – были вынуждены стать беженцами. Последние четыре года, миллионы сирийцев живут в лагерях беженцев в соседних государствах – в первую очередь, в Турции, Ливане и Иордании.

Большинство беженцев, прибывающих сейчас в Европу, приходят из этих лагерей, а не непосредственно из Сирии. Вместо того, чтобы помочь им либо поселиться в новых странах, в которые они бежали, либо принять меры на местах в Сирии, чтобы позволить им вернуться в свои дома, европейцы в значительной степени их игнорируют.

Одна из причин игнорирования Европой проблем Сирии, конечно, это – безразличие. Пока это происходит «там», европейцы действительно могли бы заботиться меньше.

Но равнодушие само по себе не объясняет, как Европа была захвачена врасплох гуманитарной катастрофой такого размера, которая в настоящее время разворачивается на её границах.

Политика идентичности играет ключевую роль в формировании провальной политики Европы на Ближнем Востоке – в Сирии и во всё более дестабилизированном исламском мире.

Политика идентичности у различных групп – разная, в зависимости от того, как они подпадают под спектр «угнетения».

Все западные страны во главе с Европой и США, классифицируются как «угнетатели», из-за их «империалистического» прошлого.

Исламский мир с большой буквы классифицируется как «угнетённый».

Все группы, которые получают статус «угнетённых», обладают иммунитетом от правосудия, они намного меньше сопротивляются тем, кто попадает под определение «угнетателей».

Учитывая эту классификацию, европейцы, наряду с секторами американского общества, принявшими политику идентификации, не в состоянии признать, что они предпринимают гораздо меньше мер против радикальных исламистов.

Те, кто угнетаются «угнетённым» исламским миром - езиды, христиане и курды, например, – не могут получить надёжную защиту от своих угнетателей-джихадистов от Запада, самого «угнетающего мусульман».

Иммунитет политики идентичности возлагает на «угнетённые» группы населения обязанность придерживаться этой политики, даже если эти группы сами участвуют в угнетении.

В исламском мире существует, однако, одна группа, политику идентичности которой не защищена иммунитетом от западной оппозиции. Запад может противостоять арабским режимам, которые хотят сотрудничать с ним в борьбе против радикальных исламистов.

Президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси, например, является членом этой группы. С тех пор, как два года назад он сверг режим «Братьев-мусульман», поддерживаемый США, США удерживают его на расстоянии вытянутой руки. Вашингтон ввел частичное эмбарго на поставки оружия и отказал в своей поддержке войны против джихадистов на Синае.

Далее, есть Ливия. Ливийский диктатор Муаммар Каддафи выступал вместе с Западом против «аль-Каиды» с 2004 года, пока он не был убит в 2011 году.

В том же году Каддафи был свергнут европейскими военными, поддерживаемыми США. Запад сверг Каддафи для того, «чтобы предотвратить геноцид».

Хаос, который наступил в Ливии после его свержения, в свою очередь, позволил «аль-Каиде» и «Исламскому государству» захватить большие участки территории этой страны.

Запад ничего не заявил о таком повороте событий.

Тирания политики идентичности не ограничивается её присвоением иммунитета на джихадистов. Политика идентичности является всеобъемлющим, тоталитарным мировоззрением, которое диктует ответы во всех областях человеческой деятельности.

Например, группе «Black Lives Matter» (движение активистов, выступающее против насилия по отношению к афроамериканцам – И.Ф.) в США, одобряющей убийство полицейских, даётся «добро» приверженцами политики идентичности. Её последователи считают всех негров угнетёнными. Полицейские, которые воспринимаются в качестве агентов западного угнетения, не могут ожидать сочувствия, когда их убивают.

Приверженцы политики идентичности в Великобритании не только желают, чтобы Великобритания не касалась проблем стран Ближнего Востока, они поддерживают одностороннее ядерное разоружение своей страны, потому что они считают, что Великобритания недостойна ядерного оружия из-за её империалистического прошлого.

Призыв к власти политики идентичности в Великобритании связан с появлением Джереми Корбина. Радикальный лейбористский парламентарий, как ожидается, в ближайшую субботу выиграет гонку за лидерство в этой партии.

Корбин является ярким примером этого типа лидера, созданного политикой идентичности. Он выступает против британской власти. Он является врагом свободных рынков и британских военных. Он поддерживает «ХАМАС» и «Хизбаллу». Он возглавил антиизраильские демонстрации и конференции, организованные исламистскими организациями. Корбин способствовал организации, возглавляемой отрицателем Холокоста, и участвовал в её конференциях.

И, конечно, он выступает против Израиля и евреев, которые поддерживают сохранение памяти о Холокосте.

Это его тема. Сторонники политики идентичности определяют и Израиль, и евреев в диаспоре как «угнетателей».

Многие израильтяне, а также еврейские организации в диаспоре в течение многих лет пытаются доказать, что это не соответствует действительности. Всё-таки Израиль является жертвой европейских и исламистских империалистов. Сионизм – национально-освободительное движение.

Но эти протесты ни на кого не произвели никакого впечатления. И этого следовало ожидать. Невозможно изменить классификацию Израиля по шкале угнетения, потому что она совершенно произвольна. Даже хуже, каждая попытка поставить под сомнение этот произвольный масштаб просто вызывает ещё большую враждебность со стороны его сторонников. Вопрос – являются ли угнетённые группы на самом деле угнетёнными, сам по себе – акт угнетения и дальнейшего доказательства того, что те, кто сомневаются, действительно являются угнетателями.

Другими словами, политика идентичности являются иммунитетом закрытой интеллектуальной Вселенной от всех сомнений и логики.

По сообщениям СМИ, британское еврейство находится в состоянии паники в связи с перспективой неизбежного поглощения Корбинлм Лейбористской партии. Они понимают, что, если он таки победит в субботу, то любое остаточное влияние, которое они имеют во второй по величине партии в Великобритании, исчезнет. И последствия этой потери даже подобие власти не заставит себя долго ждать.

На этой неделе стало известно, что в течение прошлого года в Великобритании наблюдался рост антисемитских нападений на 93%. Жестокое нападение на этой неделе на группу еврейских подростков - ортодоксов в Манчестере со стороны трёх мусульманских юдофобов было просто примером особой жестокости того, что в настоящее время является повседневным явлением в Великобритании.

Также можно было ожидать в минувшую среду яростную демонстрацию против премьер-министра Биньямина Нетаниягу у здания на Даунинг-стрит, 10. Британские осторожные меры против мусульманского насилия и расизма позволили протестующим топтать израильский флаг и призывать к уничтожению Израиля и к убийству Нетаниягу буквально в нескольких метрах от места, где он был на встрече с премьер-министром Дэвидом Кэмероном.

Что касается США, то политика идентичности контролирует жизнь студентов университета с момента их входа в ворота своего кампуса до момента, когда они его покидают. Благодаря этой мёртвой хватки антисемитизм сейчас свирепствует в американских научных кругах.

Поэтому довольно просто, что университет, который подписывается под политикой идентичности, не может признать, что евреи преследуются группами, которых он считает угнетёнными.

Политика идентичности также имеет значительное влияние в идеологических кругах левого толка за пределами аудиторий.


Наиболее очевидным свидетельством их власти является радикальный сдвиг президента Барака Обамы в стратегии США на Ближнем Востоке.

Враждебность администрации Обамы по отношению к Израилю является неотъемлемой частью мировоззрения, которое привело его к поддержке свержения Каддафи и прихода к власти «Братьев-мусульман» в Египте. Так же, как и отказ администрации принять меры, чтобы свергнуть режим Асада или уничтожить «Исламское государство» в Сирии и Ираке, с одной стороны, и его содействие росту Ирана в региональной гегемонии и расширению прав и возможностей ядерного вооружения, с другой, является явным признаком того, что политика идентичности играет ключевую роль в определении внешней политики администрации США.

Но есть ещё основания надеяться, что в Америке всё может измениться. Дело в том, что две трети американцев выступают против ядерной сделки Обамы с муллами и поддерживают Израиль. Обама был лишь в состоянии продвинуть свою радикальную повестку дня, делая вид, что это не его повестка дня.

Тогда как Израиль стремится обеспечить и продвигать свои интересы в политики идентичности, раздираемой Западом, мы должны понимать, что наша способность повлиять на точки зрения другой стороны ограничена. В тот момент, когда общество принимает политику идентичности, его члены становятся неспособными рационально продвигать свои собственные интересы.

И, следовательно, они будут потеряны для Израиля.

Что касается обеспечения наших отношений с США, то мы должны использовать любую возможность для укрепления тех, кто выступает против политики идентичности и борется за рациональность и осмысленный анализ реальности.

И пока мы молимся за их успех, нам надо признать, что это борьба Америки за её победу или поражение. Мы не можем бороться с этим для американского народа.

Но как только мы построим заборы вдоль наших границ, мы должны готовиться к худшему, чтобы обеспечить наше выживание.

Самым большим стратегическим активом Израиля является наша готовность видеть вещи такими, какие они есть. Это – моя молитва на предстоящий год, чтобы наше видение становилось всё острее, и чтобы благодаря нашей моральной и стратегической ясности мы сплотили американцев и других стран-единомышленников на нашей стороне в нашей борьбе за себя и за самые благородные атрибуты гуманности.

Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё