Поиск по этому блогу

Загрузка...

Кризис с сирийскими беженцами не наша проблема

Вторник, 8 сентября 2015

Даниэль Гринфилд

Кризис с сирийскими беженцами, на который жалуются средства массовой информации, это не кризис. И сирийские беженцы, которых они зачастую защищают, на самом деле, не сирийцы и не беженцы. Поддельные сирийские паспорта дешевле, чем добродетели европейских политиков, и их легче найти. Почти каждый, кто говорит по-арабски достаточно для европейских бюрократов, может прийти со своими двумя женами на буксире и занять очередь на карусель их государства всеобщего благоденствия.

Или, скорее, нашего государства всеобщего благоденствия, в котором христиане и иудеи оплачивают приход завтрашних мусульманских террористов в наши города. И их благодарность будет такой же недолгой, как наш бюджет.
Руководитель лагеря UNHCR назвал сирийских беженцев "наиболее сложными беженцами из всех, каких я когда-либо видел”. В Болгарии они жаловались на отсутствие рабочих мест. В Швеции они сняли одежду, в знак протеста против холодов.

В Италии мусульманские африканские «беженцы» отказались от пасты и потребовали еду из их собственных стран. Но жестокие европейцы, "плохо обращающиеся" с мигрантами, создали специальную кухню в Кале с импортными специями и шеф-поваром Michelin, который готовил им жареных кроликов и бараньи фрикадельки, к которым они привыкли. Им также предоставили зарядные станции для мобильных телефонов, чтобы обездоленные беженцы могли проверять свои аккаунты на Facebook.

Итальянцы вынуждены были сделать это, потому что беженцы в Италии бросали камни в полицейских, требуя бесплатный WiFi.

Называя сирийских мусульман беженцами, средства массовой информации проявляют отсутствие вкуса и дешевый блеск.

Хусейн говорит: "Нам кажется, что у работников гуманитарных служб нет сердца". (Он) живет в трейлере, который стоит $ 3000. Кондиционер воздуха у него работает от электричества, которое он получает от итальянской больницы. Воду для его чая ему поставляет в канистрах ЮНИСЕФ. Он не работает, не платит и не благодарит никого и ни за что.

И зачем ему это? Он имеет на это право, в силу своего превосходства как мусульманина и нашей неполноценности как неверных. Нечего благодарить. Только постоянные требования, как будто люди, изгнавшие своих собственных христиан и евреев, имеют моральное право на благотворительность от христиан и евреев Запада.

СМИ завывают, что кризис с сирийскими беженцами - это наша вина. Это ложь.

То, что происходит в Сирии, это религиозная гражданская война идеологий большинства беженцев. Это исламская война за определение, какая ветвь ислама главнее. Эта война началась не на прошлой неделе и не в прошлом году, а 1400 лет назад.

Мы не можем остановить ее, свергнем ли мы Асада, поддержим ли его, выдадим ли конфетки или примем у себя беженцев. Этот конфликт заложен в культурной ДНК ислама. Он никуда не денется.

Эта война не наша вина. Это их вина.

Есть христианские и немусульманские меньшинства, представляющие собой настоящих беженцев, но две мусульманские секты, чьи боевики убивают друг друга, не жертвы, они преступники. Только тот факт, что сейчас сунниты убегают от шиитских боевиков или шииты - от суннитских, не делает их жертвами.

В тот момент, когда боевики с их стороны начнут выигрывать и жестоко убивать другую сторону, угнетенные тут же превратятся в угнетателей. Такие превращения уже бесчисленно раз происходили в этом конфликте.

Беженцы убегают не от диктатора, они убегают друг с друга и несут с собой свои идеологии ненависти, вызвавшие эти кровопролития.

Мы принимаем не людей, бегущих от гражданской войны. Мы принимаем их гражданскую войну и предоставляем ей хороший дом.

Царнаев оставил свою старую войну с российскими неверными и начал ее новый этап против американских неверных. Дети сирийских беженцев-мусульман, которых мы принимаем, вырастут в вере и культуре, которые заставят их играть по тем же старым шаблонам, которые привели к нынешней трагедии.

Уже в Греции есть сирийцы, иракцы и афганцы, воюющие друг с другом. В процессе своего путешествия мусульманские мигранты убивают христианских беженцев. И это только начало.

Среди беженцев находятся возможные военные преступники, как Абу Хусейн, командир боевиков Свободной сирийской армии, названной “Соколы из племени пророка Мухаммеда”, который контролирует части лагеря беженцев UNHCR и угрожает убивать гуманитарных сотрудников, когда они не дают ему то, что он хочет.

Слишком мягкосердечные жители Европы и Америки хотят принять симпатичных детишек, но они, вместо этого, получат Хусейнов, которые будут контролировать кварталы Лондона, Парижа и Торонто. И тогда добрые туземцы заметят, что их дочери возвращаются домой поздно, и будут недоумевать, что с ними происходит.

С ними произойдет Сирия. Так же, как Пакистан и Афганистан случился с британскими девушками, оказавшимися жертвами мусульманских секс- группировок в Великобритании. Так же, как Саудовская Аравия произошла с нами 11 сентября.

Популярный мем утверждает, что беженцы, принятые Великобританией, могут все поместиться в одном поезде метро. Мой вопрос к распространителям этого мема, хотели бы они попасть в этот поезд, вклиниться между террористами, педофилами и насильниками, суннитами и шиитами, пытающимися смять друг друга.

Нам говорят, что сирийские беженцы "будоражат" совесть мира. Конечно, не мусульманского мира. Саудовская Аравия не хочет их. Иордания и Турция обиженно настроили лагеря беженцев, но не предлагают им постоянный правовой статус, что, как ожидается, сделает Европа, Канада и Америка.

Что известно мусульманским странам о гражданской войне в Сирии, чего мы не знаем?

У саудовцев, иорданцев и турок существуют свои собственные проблемы. Они не хотят импортировать сирийскую гражданскую войну в свои собственные границы. Только западные страны достаточно глупы, чтобы сделать это.

Кризис с сирийскими беженцами - это добровольной кризис. Он моментально исчез бы при наличии безопасных границ и быстрой депортации. Поддельные сирийцы остались бы дома, если бы знали, что их поддельные паспорта смогут обеспечить им поездку не в государство всеобщего благоденствия Германию, а памятную поездку на сирийскую гражданскую войну.

Даже простая декларация такой ​​политики привела бы к скорой волне самостоятельных депортаций со стороны привередливых беженцев, для которых болгарские рабочие места, итальянская кухня и шведская погода недостаточно хороши.

Многие сирийские беженцы самостоятельно вернулись из лагеря Zaatari в Иордании, когда увидели недостаточно хорошее отношение к себе. Они вернулись в Сирию из Турции и даже из Европы, когда не нашли там жизни по своему вкусу. Если бы им действительно угрожала смерть дома, они бы остались. Не было ни одного еврея, который вернулся бы в Германию во время Холокоста из-за того, что не смог найти работу в Нью-Йорке. Никто не возвращается домой, если там геноцид. Они возвращаются домой потому, что это были экономические мигранты, а не беженцы.

Кризис вызван магнитом всеобщего благосостояния западных государств. Избавьтесь от магнита, и вы избавитесь от кризиса. Прекратите выдавать мигрантам разрешения на жительство в стране, и не будет больше фотогеничных плотов, переполненных "голодающими" и "отчаявшимися" людьми, которые платят тысячи долларов, чтобы попасть в Европу, а затем жалуются на питание и погоду. Поставьте пограничные ограждения, и "туристы" будут возвращаться домой.

Сохраняя двери открытыми, мы усиливаем кризис. Именно сочувствие слишком милосердных сердец приводит к мертвым детям, чьи родители готовы рисковать жизнью ради своих экономических целей. Левые создают кризис, а затем обвиняют всех остальных в отказе принять их решение, которое лишь усугубит положение.

"Гуманитарная катастрофа", в которой мигранты используют своих детей в качестве фотогеничного живого щита, исчезнет, если двери закроются для всех, кроме реальных беженцев, которые не представляют собой часть этой войны. Прием поддельных беженцев только привлекает еще большее количество их, что позволяет левым еще больше использовать мертвых детей для своей власти и прибыли.

Словакия объявила, что примет только христианских беженцев, и это правильно. Христиане - реальные жертвы этого мусульманского конфликта. Подавляющее большинство беженцев, многие из которых даже не сирийцы, не жертвы. Вся остальная Европа должна использовать политику Словакии в отношении беженцев в качестве модели.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё