Поиск по этому блогу

Загрузка...

Истинное наследие Рабина

Свеча памяти погибшего премьер-министра Ицхака Рабина
(Фото: MARC ISRAEL SELLEM)
CAROLINE B. GLICK

29 октября 2015

Вместо того, чтобы изучить наследие Рабина, Израиль все последние 20 лет искажает его.

Следует отметить, что в ту же неделю, когда Израиль отметил 20-ю годовщину убийства премьер-министра и министра обороны Ицхака Рабина, президент Палестинской автономии и глава ООП Махмуд Аббас обратился в Комиссию ООН по правам человека и попросил ООН установить "специальный режим международной защиты” палестинцев от Израиля.
"Нет больше никакой пользы тратить время на переговоры только ради переговоров. Единственно, что требуется, это покончить с оккупацией, в соответствии с международным правом”,
- сказал человек, который никогда в своей жизни не проводил добросовестные переговоры с Израилем, а в последние семь лет отказался даже делать вид, что проводит их.

Парадоксально, что Аббас выпустил этот последний залп в своей дипломатической войне против Израиля как раз в неделю, когда Израиль отмечает убийство Рабина. И в то время, как наш предполагаемый партнер по миру клевещет на нас в еще одном международном органе, мы, снова анализируя все, что связано с годовщиной убийства, видим, что слишком мало извлекли из уроков этих последних 20 лет.

Как и каждый год, левые использовали годовщину убийства Рабина, чтобы обвинить правых в его убийстве и в провале мирного процесса с ООП.

Со своей стороны, националистические комментаторы снова и снова утверждали, как и каждый год: между подстрекательством к убийству и политической дискуссией существует огромная разница.

Ежегодное национальное самобичевание Израиля в связи с годовщиной убийства Рабина - это двойная пародия. Это пародия, во-первых, потому что она мешает нам признать истинную причину провала Осло. И это пародия, потому что она искажает характеристики Рабина как лидера и его преданность национальной безопасности Израиля в течение всей его жизни.

Утверждения левых, что Игаль Амир убил не только Рабина, но и шанс для мира, основываются на предположении, что в отличие от пяти мужчин, которые были премьер-министрами после убийства Рабина, только Рабин мог добиться окончательного соглашения с Ясиром Арафатом, если бы он был жив до конца своего срока в офисе.

Это утверждение игнорирует природу процесса Осло и искажает позицию Рабина в нем.

Вопреки тому, что утверждают архитекторы и сторонники Осло, процесс Осло никогда не мог бы принести мир между Израилем и палестинцами. Он никогда не мог бы принести мир, потому что ООП никогда не хотела мира.

Сразу после того, как Ясир Арафат заключил предварительный договор с Израилем в сентябре 1993 года, он полетел из Вашингтона в Южную Африку. Там он рассказал мусульманской аудитории, что мирный процесс - это обман. Арафат объяснил, что процесс Осло ослабит Израиль и укрепит палестинцев. Они используют эту укрепившуюся позицию для достижения своей цели - уничтожения Израиля через джихад.

Это не было единичным грехопадением партии Арафата. Это было его последовательное сообщение как мусульманскому миру с большой буквы, так и палестинцам.

После того, как Израиль приступил к тому, что он считал мирным процессом с ООП, Министерство образования начало менять школьную программу.

Начиная с 1994 года, израильских детей учили, что ООП - это умеренная сила и мирный партнер.

С другой стороны, после формирования Палестинской автономии в 1994 году, палестинцы изменили свою школьную программу и стали внушать своим детям, что израильтян нужно считать недочеловеками, а убийство израильтян - высшим нравственным призванием. Смертники 2000-2005 годов были продуктами этой школьной программы.

Таким образом, в то время как правительство Рабина поощряло движение израильтян за мир, ООП охотилась и убивала палестинцев, желавших мирно сосуществовать с Израилем, и среди прочего, помогавших Израилю ловить террористов и предотвращать террористические нападения на израильтян. ПА всячески прославляла убийц, вплоть до того, что печатала бейсбольные карты с изображением террористов в качестве национальных героев, а не изображения спортивных звезд.

Ситуация только ухудшилась при преемнике Арафата Махмуде Аббасе. При Аббасе, палестинцы, просто участвующие в торговле с израильтянами или покупающие израильскую продукцию, подвергались аресту, а имя их считалось опозоренным.

Другими словами, причина провала Осло совсем не в убийстве Рабина. Осло потерпело неудачу, и продолжает терпеть неудачу, потому что оно было основано на ложных представлениях о палестинцах и характере их конфликта с Израилем.

Помимо веры, возложенной на Арафата как на миротворца, Осло предполагает, что мира нет из-за того, что отсутствует палестинское государство, и это вина Израиля. Если бы Израиль просто дал ООП достаточно земли, чтобы сделать ее счастливой, то тогда был бы мир.

Но как сказал Шломо Бен-Ами, бывший министром иностранных дел, когда процесс Осло завершился палестинской террористической войной в Кэмп-Дэвиде в июле 2000 года, ожидания не оправдались. Палестинцы никогда не были заинтересованы в урегулировании своего спора с Израилем ни при каких условиях.

Как объяснил Бен-Ами газете Haaretz в сентябре 2000 года,
"уступка [в Осло] Арафата своему визави Израилю была только формальной. Ни морально, ни концептуально он не признал право Израиля на существование. Он не признает идею о двух государствах для двух народов. Ни он, ни палестинское национальное движение не принимают нас ... Больше, чем собственного государства, они хотят уничтожить наше государство ".
Другими словами, Осло никогда не был мирным процессом, потому что палестинцы видели в нем не средство создания собственной национальной родины, а средство уничтожения Израиля. Утверждение о том, что мирный процесс умер вместе с Рабином, абсурдно, потому что мирный процесс никогда не существовал за пределами воображения левых.

Это подводит нас ко второй пародии, представляющей сердце годового фестиваля самоненависти Израиля. Она искажает не только характер процесса Осло, но также и жизнь, и наследие Рабина.

Рабин не был сторонником мира. Он не был наивным мечтателем, идеалистом. Рабин был ястребом, посвятившим всю свою жизнь защите Израиля и его безопасности. Действительно, Рабин считал, что отсутствие мира с палестинцами - это корень отрицания Израиля большим арабским миром. Но он также считал, что существует предел тому, что Израиль может предложить палестинцам.

Рабин предвидел очертания окончательного соглашения с палестинцами, как границы, лежащие более или менее вдоль линий, изложенных Игалем Алоном в его мирном плане 1967 года. Рабин считал, что окончательное положение, к которому приведет мирный процесс, это автономная область, находящаяся под управлением палестинцев, а не государство, занимающее около половины Иудеи и Самарии и большую часть сектора Газа.

Иерусалим, по его мнению, должен был оставаться объединенным и иметь единственный, израильский, суверенитет. Израильские общины в Иудее, Самарии и Газе должны были оставаться на местах. Израиль должен был поддерживать свой контроль над областями, не переданными палестинцам, в том числе, над международными границами с Египтом и Иорданией, неограниченный срок.

В общих чертах, представление Рабина об окончательном договоре выглядит намного ближе к дипломатическому плану партии Еврейский дом, чем к позиции партии Авода.

Рабин также не был в восторге от Арафата или ООП.

Рабин не был архитектором процесса Осло.

За спиной Рабина переговоры о предварительной сделке в Осло вел Шимон Перес и его соратники.

Рабин был фактически вынужден принять их предложение, потому что он обещал избирателям в избирательной кампании 1992 года, что будет стремиться к миру с палестинцами. После того, как Перес и его соратники навязали в Осло ООП, мирный процесс, который Рабин предвидел в Вашингтоне, не имел никаких шансов на успех. Он сломал бы веру своих избирателей, если бы отклонил соглашение в Осло Переса.

Но даже когда он принял его, он выражал здоровый скептицизм по поводу его шансов на успех.

И как только через считанные месяцы после церемонии подписания на лужайке Белого дома, последовали террористические атаки, Рабин начал рассмотрение отмены процесса.

Как пояснил в интервью вскоре после убийства Рабина левый комментатор Амнон Абрамович, Рабину
"понравился тот факт, что соглашение в Осло не было решенным, в отличие от сделки с Сирией, которая была бы необратимой.

Рабин подчеркнул тот факт, что Осло был процессом, который мог быть отменен в любой момент".
Накануне своего убийства, в связи с ростом палестинского терроризма, Рабин серьезно рассматривал полную отмену процесса Осло.

В интервью по случаю 15-летия убийства отца, Даля Рабин объяснила, что ее отец был на грани отмены сделки и поворота времени вспять.

По ее словам,
"люди, бывшие близкими с моим отцом, говорили мне, что накануне своего убийства он рассматривал прекращение процесса Осло.

Он не был слепым, рвущимся вперед".
Действия Аббаса в ООН на этой неделе, когда он призвал мир защитить палестинцев от Израиля, а по возвращении домой сразу продолжил свои призывы к палестинцам брать ножи, садиться в свои автомобили, чтобы убивать израильтян, не могли стать сюрпризом.

Это продолжение предыдущих дипломатических махинаций ООП в 2000 - 2003 годах, связанных с ее террористической войной против Израиля.

Эти махинации привели к тому, что в 2003 году США сформировали так называемый квартет, в который вошли ООН, Россия и ЕС, и приняли дорожную карту мира, самый антиизраильский дипломатический документ, который когда-либо видел свет.

Сегодня Аббас использует терроризм дома, чтобы убедить ООН, что ООП должна диктовать условия капитуляции Израилю в Иудее, Самарии и Иерусалиме.

Аббасу и Арафату удалось добиться своего 12 лет назад, и, возможно, удастся сегодня по ряду причин, не зависящих Израиля, но также по одной причине, которая в самом деле зависит от Израиля.

Аббас способен добиться успеха в ООН, в частности потому, что Израиль отказывается признать факт, что никогда не было никакого мирного процесса. Арафат лгал нам и всему миру о своих намерениях, а мы лгали сами себе о характере палестинского войны против нас. Пока мы продолжаем играть в эту надоевшую игру, мы не в состоянии начать и реализовать дипломатическую защиту, которая была бы последовательной и эффективной против гор лжи и убийств, на которых ООП строит свою войну против Израиля все минувшие 55 лет.

Израиль способствует дипломатическим успехам ООП в ООН, потому что он отказывается делать то, что Рабин признал необходимым сделать еще 20 лет назад.

Вместо того, чтобы изучить его наследие, Израиль все последние 20 лет искажает его.

Настало время воздать должное Рабину и завершить процесс Осло, раз и навсегда.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё