Поиск по этому блогу

Загрузка...

Интервенция России в Сирии не является благом

Дэвид Игнатиус

Возрастающая роль России на Ближнем Востоке просто-напросто скрывается в течение нескольких месяцев. И администрация Обамы, стремящаяся к дипломатической помощи Москвы, всё же обратилась к ней. Теперь же, когда российские самолёты и танки прибыли в Сирию, это вмешательство не выглядит таким благотворным. 
«Это – реальные факторы», 
– предупреждает Джон Маклафлин, бывший заместитель директора ЦРУ, в своём интервью о российских военных действиях.

«Всё, что мы сейчас предпринимаем, будет обусловлено их присутствием и воздействием. Это – реальность, с которой мы в настоящее время имеем дело». 
Для американских чиновников, участие России в урегулировании беспорядков в Сирии всего лишь несколько месяцев назад казалось полезным побочным продуктом ядерной сделки с Ираном.

На последней сессии переговоров в Вене, министр иностранных дел России Сергей Лавров, как известно, обратился к своим коллегам из группы государств «P5 + 1» и предложил аналогичное сотрудничество в разрешении других проблем на Ближнем Востоке. Президент Обама и госсекретарь Джон Ф. Керри были преисполнены надежд на работу с русскими для осуществления «управляемого отстранения от власти» ослабленного президента Башара аль-Асада. 
«Я всё-таки думаю, что окно для нас уже взломано, чтобы достичь политического решения в Сирии, отчасти потому, что и Россия, и Иран, как я полагаю, понимают, что перспективы для Асада – плохие», 
– сказал Обама 5 августа журналистам в Белом доме. Тогда энтузиасты большей причастности России на Ближнем Востоке включали в себя многих традиционных союзников США, которые также, казалось, горят желанием разыграть российскую карту.

Заместитель наследного принца Саудовской Аравии Салман бин Мохаммед приехал в Москву; как и президент Объединённых Арабских Эмиратов Мохаммед бин Зайед аль Нахайян. Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр встретился с Керри и Лавровым в Катаре. Зловещий знак того, что маячит на самом деле, это – российско-иранский альянс для поддержки Асада, пришедший с визитом в Москву генерал-майора Касема Сулеймани, главы иранского «Quds Force» (подразделение иранской революционной гвардии для проведения экстратерриториальных операций – И.Ф.). Иначе говоря, неделю назад это выглядело, как дипломатический любовный визит.

Обама и его союзники не смогли предвидеть, что президент России Владимир Путин сядет за стол переговоров во всеоружии и готов его использовать, чтобы заполучить военные рычаги. Путин воплощает своего рода мускульную дипломатию, которую США побрезговали использовать за последние три года своих половинчатых попыток подготовки и оснащения сирийской оппозиции. Провал Обамы в разработке последовательной стратегии оставил открытое поле для Путина. Эта скорость и решительность действий России, как представляется, застали врасплох американскую администрацию, заставив Керри высказать «серьёзную озабоченность».

Один американский чиновник сказал, что спецслужбы предсказали, что Россия будет обеспечивать косвенную поддержку Асада, в качестве обучения и советников, но «прямую военную интервенцию не считает наиболее вероятным» ответом. Источник, близкий к режиму Асада, произвёл впечатление разорвавшейся бомбы, заявив о хроническом непонимании американцами Сирии.
«Скандал, насколько удивительно некомпетентна американская разведка» – написал он в электронной почте. – «Не только американские чиновники предсказывали несколько недель назад, что русские могут отказаться от Асада... Но и американская разведка не могла даже предположить то, что осуществляют русские, подготавливая материально-техническую, техническую, военную базы, а также рабочую силу... [чтобы] выполнить такую беспрецедентную миссию.
Хотя Путин заявил в минувший понедельник, что Россия вмешивается, чтобы бороться с «Исламским государством», до сих пор его целями были в основном антиасадовские повстанцы, которые направлялись в Хомс и Хаму в западной Сирии, угрожая прародине Асада Латакии на северо-западе. Американские чиновники могут протестовать, но они не противоречат военным операциям русских, которые многие сирийцы называют сотрудничеством.

ВВС Путина могут временно поддержать Асада, но русские играют в опасную игру в поддержке лидера, презираемого мусульманами-суннитами в арабском мире. Резкое предупреждение, исходящее от майора Иссам аль-Райеса, представителя повстанцев: 
«Любая власть, которая поддерживает Асада в убийстве сирийцев, является врагом сирийского народа». 
Когда русский солдат идёт на войну против джихадистских боевиков, 36 лет спустя после его злополучного вторжения в Афганистан, Путин может себе вообразить, что он изгоняет другого призрака падшего Советского Союза. 

Но он, возможно, пересмотрел уроки, полученные в Афганистане, проанализированные в 1991 году российской Военной академией имени Фрунзе и переведенные на английский язык в книге под названием «Медведь обошёл гору». Российские авторы называют моджахедов «хитрыми», «непредсказуемыми», «с очень широкой агентурной сетью разведки» и «сокровенным» знанием боя. Российские граждане «не понимали, почему их сыновья были мобилизованы на войну на чужой земле», – отмечает переводчик.

Обама, возможно, недооценил опасность российского военного вмешательства в Сирии. Но то же самое может оказаться истинным и для самого Путина.

Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё