Поиск по этому блогу

Загрузка...

Внутри сюрреалистического мира пропагандистской машины «Исламского государства»

Грег Милле и Суад Мехеннет

Рабат, Марокко – Документы, напечатанные на листках бумаги, снабжены чёрным флагом «Исламского государства», печатью эмира СМИ этой террористической группы и сайтом фотосессии событий конкретного дня.
«Данный документ просто указывает вам местоположение, никогда не показывая детали», – говорит Абу Хаджер аль – Магриби, который провёл почти год в качестве кинооператора «Исламского государства».
Иногда работа заключалась в съёмке на плёнку молитвы в мечети или боевиков, ведущих перестрелку. Но, неизбежно, всё заснятое, снабжённое координатами, представляет собой разворачивающуюся кровавую бойню.

Карта велела Абу Хаджеру ехать два часа на юго-запад от сирийского города Ракка, столицы халифата или «Исламского царства», объявленного группировкой боевиков. Там он обнаружил, что оказался среди 10 операторов, отправленных для съёмки последних часов более чем 160 сирийских солдат, захваченных в 2014 году.
«Я снимал своей камерой «Canon», – рассказал он, – «когда солдаты были раздеты до нижнего белья, их прогнали по пустыне, вынудили стать на колени, а затем зверски расстреляли из автоматов».
Его кадры быстро обрели глобальную аудиторию, будучи показанными на видео в Интернете «Исламского государства» в режиме «онлайн», были распространены в социальных сетях и появились в главных заголовках новостей на «Аль-Джазира» и других СМИ.

Абу Хайджер, который сейчас находится в тюрьме в Марокко, является одним из более чем десятка перебежчиков или членов «ИГ» в ряде стран, которые предоставили газете «The Washington Post» подробные отчёты о своём участии или воздействии с помощью самой мощной пропагандистской машины, когда-либо созданной террористической группой.

То, что они описали, напоминает средневековое реалити-шоу. Операторская команда каждый день рассредоточивается по всему халифату, их повсеместное присутствие искажает происходящие события, которые они якобы документируют. Батальные сцены и публичные обезглавливания описаны в сценарии и поставлены так, что боевики и палачи часто выполняют по несколько дублей и читают свои реплики согласно написанному.

Камеры, компьютеры и другое видеооборудование прибывают в регулярных поставках из Турции. Они доставляются в подразделения СМИ, возглавляемые иностранцами, – в том числе, по меньшей мере, одним американцем, в соответствии с показаниями опрошенных, – чьи профессиональные навыки часто проистекают из предыдущих мест работы, где они занимали должности на новостных каналах или в технологических компаниях.


Старшие оперативники СМИ считаются «эмирами» равного ранга с их военными коллегами. Они непосредственно участвуют в принятии решений по стратегии и территории. Они возглавляют сотни видеооператоров, продюсеров и редакторов и образуют привилегированное, профессиональное сословие со своим статусом, заработной платой и жилищными условиями, которые являются предметом зависти рядовых боевиков.
«Это целая армия работников СМИ», – рассказал Абу Абдулла аль-Магриби, второй перебежчик, который служил в органах безопасности «ИГ», но имел большую причастность к работе своих агитбригад.
«Работники средств массовой информации более важны, чем солдаты», – рассказал он. – «Их ежемесячный доход выше. Они имеют лучшие автомобили. Они имеют право вдохновлять (подстрекать! – И.Ф.) мусульман на борьбу, и власть, чтобы привлекать больше новобранцев в ряды «Исламского государства».
Всё больше и больше, эта власть простирается за пределы самого халифата. Теракты в Париже были осуществлены боевиками, принадлежавшими к мигрирующему населению последователей «ИГ», субъектам, рассеянным в десятках стран, чьи присоединения в эту группу происходят в основном в Интернете.

Адельхамид Абаауд, якобы архитектор этих атак, который был убит в ходе рейда во Франции, неоднократно появлялся в «рекрутинговых материалах «ИГ». Шквал видео и заявлений, выпущенных позднее, проясняет, что главенствующей целью «Исламского государства» является не просто навести ужас на противника, но также и командовать глобальной аудиторией.

Соединённые Штаты и их союзники не нашли никакого значимого ответа на эту пропагандистскую лавину. Программа Государственного департамента США по противодействию сообщениям халифата действует циклично через ряд инициатив с минимальным эффектом. Сторонники «ИГ» в режиме «онлайн» предпринимают неоднократные усилия, чтобы заблокировать их на Twitter и Facebook.

Превосходя своей мощностью режим «онлайн», Соединённые Штаты обратились к смертоносной силе. Последние авиаудары США убили несколько оперативников высокого уровня в подразделении СМИ «ИГ», в том числе Джунейда Хусейна, британского эксперта по компьютерам. Директор ФБР Джеймс Б. Корни недавно описал эти пропагандистские подразделения «Исламского государства», также известные как «ISIL» и «ИГИЛ», в качестве военных целей.

«Я – оптимист относительно того, что эти действия наших коллег в военных кругах, чтобы снизить сообщения в Twitter ИГИЛа окажут влияние», – сказал Корни на одном мероприятии в прошлом месяце в Вашингтоне, – «но мы должны прослеживать и видеть всё это пространство».
Исследования в ходе подготовки этой статьи включали интервью с перебежчиками и членами «ИГ», а также должностными лицами и экспертами в области контртеррористической безопасности в шести странах на трёх континентах. Наиболее авторитетные показания пришли от семи перебежчиков из «ИГ», которые либо были в тюрьме в Марокко, либо недавно освобождены после предъявления обвинений в терроризме по их возвращении из Сирии. Все говорили при условии, что они будут названы только по именам, которые они использовали в Сирии.


Эти интервью были проведены с разрешения марокканского правительства в административном крыле тюремного комплекса вблизи столицы этой страны. Одни заключённые сказали, что они говорили добровольно после того, как марокканские власти предложили им сделать это от имени газеты «The Post». Другие заключённые отказались. Большая часть интервью состоялась в присутствии сотрудников службы безопасности, обстоятельство, которое, вероятно, заставило участников преуменьшить свою роль в акциях «ИГ», но, казалось, мало повлияло на их откровенность в описании этого подразделения СМИ халифата.

Видеооператор Абу Хайджер, сладкоречивый марокканец с тонкой бородкой и тощим телосложением, рассказал, что он принимал активное участие в кругах джихадистских СМИ более десяти лет, прежде чем он пришёл в 2013 году в Сирию. Он начал участвовать в интернет-форумах «онлайн» исламистов после вторжения США в Ирак в 2003 году, а позже стал администратором влиятельного сайта, известного как «Shamukh», давшим ему полномочия принимать новых членов и контролировать материал посланий других боевиков.

Эти полномочия открыли ему путь к заветным документам в рамках «Исламского государства», группы, которая образовалась как филиал «Аль-Каиды» в Ираке до откалывания от этого террористической сети в ходе идеологического разрыва два года назад.

Группа имеет сложную систему оценки и подготовки вновь прибывших. Абу Хайджер сказал, что вскоре после приезда в Сирию он стал вхож в команду СМИ «Исламского государства». Он провёл два месяца на курсе начальной военной подготовки, прежде чем был допущен к специальной месячной программе оперативников СМИ.

Эта программа «специализируется на видеосъёмке. Как микшировать кадры? Как получить правильный звук и тональность?» – рассказал он в интервью. После окончания курса, он получил камеру «Canon», смартфон «Samsung Galaxy» и задание руководить медиа-подразделением халифата в городе Ракка.



Абу Хайджер, которому сейчас за 30, пришёл из обедневшего уголка Марокко. Теперь, когда он находится в тюрьме, его жена и дети вернулись в лагерь беженцев, где они жили до отъезда, деревню трущоб из гофрированной жести и фанеры без проточной воды. вблизи цементного завода на окраине Рабата.

В Сирии им дали виллу с садом. Абу Хайджеру был предоставлен автомобиль «Toyota Hilux» с четырехколёсным приводом, чтобы позволить ему добираться до отдаленных мест назначения. Он также получал зарплату в $ 700 в месяц – сумму, превышающую в семь раз зарплату рядовых боевиков, – плюс деньги на питание, одежду и оборудование. Он сказал, что он также был освобождён от уплаты налогов, которые «ИГ» возлагает на большинство своих субъектов.

Он быстро включился в рутину, включающую получение каждое утро рабочих заданий на клочках бумаги, которые также служили проездными документами, позволявшими ему пройти КПП «Исламского государства». Большинство рабочих заданий были обыденными, такими, как съёмка сцен на рынках или празднования мусульманских праздников.

Абу Хайджер рассказал, что он столкнулся лишь с одним западным заложником, Джоном Кэнтли, британским военным корреспондентом, который был похищен в Сирии в 2012 году Кэнтли был схвачен своими похитителями с целью ведения репортажей о новостях для «BBC», которые показывали суетливую экономику халифата и приверженность исламским законам, в то же время надсмехаясь над западными правительствами.

Абу Хайджер рассказал, что он снимал Кэнтли в Мосуле в 2014 году, и что к тому времени этот британский телерепортёр больше не носил оранжевый комбинезон или находился в затемнённой комнате, и ему разрешали для съёмок побродить по рынкам и улицам Мосула.
«Я не могу сказать вам, находился ли он там по принуждению или под угрозой. Он гулял свободно», – рассказывал Абу Хайджер, и это утверждение находится в противоречии с тем, что известно о захвате Кэнтли.
Видео, выпущенное в январе, показывает Кэнтли в разных местах города Мосула, в том числе в одном, когда он ехал на мотоцикле с вооружённым боевиком, сидящим позади него. Это было одно из его финальных появлений до того, как серии его репортажей были прекращены без какого-либо объяснения или последующего сообщения о судьбе Кэнтли, хотя статьи, приписываемые ему, с тех пор появлялись в журнале халифата.

Одно из последующих заданий Абу Хайджера побудило его к искусной постановке сцены резни, массового постановочного исполнения убийств для камер таким образом, что это стало символом «Исламского государства».

После прибытия на место съёмок, рассказал Хайджер, он и другие операторы собрались вместе, чтобы «организоваться таким образом, чтобы не снимать весь фильм с одной и той же точки зрения».

Абу Хайджер рассказал, что у него были серьёзные возражения против того, что случилось с сирийскими солдатами в той бойне, которую он заснял в пустыне близ авиабазы Табка. Однако он признал, что его опасения превзошли то, что сделали с теми солдатами – и, если бы случившееся соответствовало исламским законам, – им не пришлось бы опасаться за свои судьбы.
«Когда солдат раздели и погнали по пустыне», – вспоминает Абу Хайджер, – «я снимал из окна своего автомобиля, как египетский помощник проехал вдоль этого парада смертников».
«Когда группа остановилась, я вышел из машины», – продолжает он. – «Им сказали, чтобы они стали на колени. Некоторые солдаты были расстреляны. Другие – обезглавлены. Это видео по-прежнему доступно в Интернете, многочисленные камеры показывают нескольких операторов, входящих и исчезающих из поля зрения, тогда как оперативники «ИГ» делали сотни выстрелов».
«Я не был против убийства просто солдат», – объясняет Абу Хайджер. – «Они же были сирийскими солдатами, «Nusairis» (алавитами – И.Ф.)», говоря о религиозной секте, к которой принадлежат президент Сирии Башар аль-Асад и его ближайшие сторонники. – «Я думал, что они заслуживают того, чтобы получить выстрел».
«То, что мне не понравилось, это – то, что они были раздеты до нижнего белья», – сказал он, – унижение, которое он считает оскорблением исламского законодательства.
Абу Хайджер также сказал, что он направил свои объективы далеко в сторону от обезглавливания из-за его возражений против такой практики. Но когда его спросили, почему он отказывается записывать эту резню, он признался, что опасается, что его может постичь судьба тех, кого он снимал.
«Вы не хотите, чтобы это делали», – говорит он, – «но вы знаете, что вы не можете сказать: – «Нет!»

Машина

Противоречия пропагандистского аппарата «Исламского государства», кажется, могут сделать его структуру и стратегию бессмысленными.

Эта группа осуществляет чрезвычайно жёсткий контроль за производством своих видео и сообщений, но полагается на хаос Интернета и социальных сетей для их распространения. Её релизы группируются вокруг, казалось бы, несовместимых тем: иногда изображая халифат как мирную и идиллическую сферу, в другой раз – как общество, купающееся в апокалиптическом насилии.


Двойные сообщения предназначены для воздействия на различную аудиторию. Обезглавливания, пожертвования и другие зрелища используются и как угрозы западным противникам, и как обращения к бесправным мусульманским мужчинам, всё ещё взвешивающим своё присоединение к исламистской схватке.

Отдельная коллекция фильмов изображает «Исламское государство» как пригодное для жизни место назначения, доброжелательное государство, создаваемое в интересах общества. Видео показывают строительство общественных рынков, улыбающуюся религиозную полицию, патрулирующую окрестности, и жителей, неторопливо удящих рыбу на берегах Евфрата.

Даже само понятие халифата имеет двойной аспект. Рост этой террористической группы является результатом, главным образом, её продемонстрированной военной мощи и реальной территории, которую она захватила. Но значительное количество её энергии посвящено созданию альтернативы, идеализированного варианта её самой в Интернете и формированию того, как воспринимается эта виртуальная империя.

Этот проект был доверен подразделению СМИ, которое хорошо зарекомендовало себя задолго до того, как в 2014 году было официально объявлено о халифате. Сотрудники американских спецслужб заявили, что они мало осведомлены, кто контролирует пропагандистскую стратегию «ИГ», хотя предполагается, что её возглавляет главный пресс-атташе халифата Абу Мухаммад аль-Аднани.

Это крыло СМИ опирается на ветеранов команд СМИ «Аль-Каиды», молодых новобранцев, свободно орудующих в социальных медиа-сетях, а тамошняя бюрократическая дисциплина напоминает тоталитарные режимы. Перебежчики и нынешние члены «ИГ» рассказали, что телефоны и камеры, взятые ими в Сирию, были конфискованы «ИГ» по прибытии, чтобы предотвратить несанкционированные и потенциально нелестные их образы в Интернете об их присоединении в ряды «ИГ».

Только санкционированным членам команды СМИ было разрешено носить камеры, и даже они должны были следовать строгим правилам обработки своих видеоматериалов. После завершения съёмок одного дня, они были обязаны загрузить свои записи в ноутбуки, перевести отснятый материал на карты памяти, а затем – на предусмотренные сайты.
«В анклаве «ИГ» вблизи Алеппо, в штаб-квартирах подразделения СМИ, был двухэтажный дом в жилом районе», – рассказали перебежчики. – «Это место охранялось вооружёнными боевиками, и только теми, кто получил разрешение областного эмира».
На каждом этаже имелось четыре комнаты, набитые видеокамерами, компьютерами и другой высококачественной аппаратурой», – рассказал Абу Абдулла, 37, который периодически посещал этот объект в качестве агента безопасности и оперативника логистики. Доступ в Интернет осуществлялся посредством турецкой беспроводной связи.
Этот дом служил как редакционный офис «Dabiq», глянцевого онлайн-журнала «Исламского государства». Некоторые из операторов также работали на «al-Furqan», главное медиа-крыло этой террористической группы, которая отвечает за большинство своих видео и сообщений для массовой аудитории.
«В целом, было больше, чем 100 оперативников СМИ работают в этом подразделении», сказал Абу Абдулла. – «Некоторые из них были хакерами; некоторые – инженерами».
Абу Абдулла не имел никаких связей со средствами массовой информации боевиков, но он часто исполнял их волю. Однажды его обязали установить генератор в штаб-квартире СМИ, чтобы она не осталась обесточенной, если случатся перебои в электроснабжении.

Другое предписание обязало его участвовать в вынесении трупов после батальных сцен и укладывании их для съёмок с целью возвышенной видеопропаганды своих жертв. Он смывал засохшую кровь, приподнимал уголки ртов мёртвых боевиков в блаженной улыбке и поднимал их указательные пальцы в жесте, принятом «Исламским государством» как символ их «правого» дела.

Многие персоны в американской общественности получили представление об «Исламском государстве» через искажённое видео, в котором Мухаммед Эмвази – в маске, вооружённый ножом боевик с британским акцентом, известный как «джихадист Джон» – перерезает горла западным заложникам, в том числе американцам Джеймсу Фоли и Стиву Сотлоффу.


Тщательное изучение тех и других видео показало экстраординарный уровень постановки съёмки. Расхождения между кадрами показали, что сцены были отрепетированы, а расстрелы снимались в несколько дублей в течение многих часов.

Выпуски показали высокий профессиональный уровень света, звука и расположения камер. Некоторые видео, в том числе одно, показывающее обезглавленного американца Питера Кэссига, по всей видимости, использовали программное обеспечение со спецэффектами цифровой обработки видео Кэссига и его убийцы на искусственно сделанном драматическом фоне.

Эти производственные усилия были зарезервированы для видео, предназначенные для массовой западной аудитории и были адресованы явно президенту Обаме. Но перебежчики рассказали, что даже внутренние события, не предназначенные для глобальной зрительской аудитории, показывались таким же образом.

Абу Абдулла рассказал, что он был свидетелем публичной казни в городе Баб, в которой агитбригада предписывала почти каждую деталь. Они принесли доску с нацарапанной арабской вязью, чтобы та служила в качестве метки, вне поля зрения камеры, для общественного обвинителя, перечисляющего предполагаемые преступления осуждённых. Палач в капюшоне неоднократно поднимал и опускал свой меч, так что видеооператоры могли «поймать» лезвие меча с разных углов.

Обезглавливание состоялось только тогда, когда директор съёмочной группы сказал, что это было время продолжить судилище. – «Эта экзекуция инициировалась не палачом», – заявил Абу Абдулла. – «Её начал парень из СМИ, который сообщил, что они готовы к съёмке».

Бренд

В течение двух десятилетий, доминирующим брендом в воинствующем исламе была «Аль-Каида». Но «ИГ» затмило её в течение всего двух лет, превратив в своё знамя более старую пропагандистскую пьесу Интернета.

Релизы «Аль-Каиды» всегда превозносили своих лидеров, особенно, Усаму бен Ладена. Но пропаганда «ИГ», как правило, сосредоточена на своих бойцах и последователях. Выступления лидера Абу Бакра аль-Багдади или его старших лейтенантов были редкими.

Отказавшись от лекционного формата, использовавшегося «Аль-Каидой», «ИГ» выпускает видео, которые отличаются кинематографическими, ярко выраженными драматическими сценами, стилизованными переходами и спецэффектами.
«Эта группа является очень искушённой в создании изображения, влияющего на сознание людей, своего рода корпорацией», – считает сотрудник ЦРУ США, участвующий в мониторинге операций СМИ «ИГ». Её подход к созданию своего бренда так дисциплинирован», – подчеркнул этот чиновник, – «что очень хочется сказать: – «Это – Кока-Кола» или «Это – Nike».
«Конкуренция пропаганды с «Аль-Каидой» является весьма приоритетной», – поведал один из перебежчиков. Один бывший боевик «ИГ» рассказал, что он попал под огромное давление этой организации после того, как узнал, что его отец был высокопоставленным оперативником «аль-Каиды», который был убит в Пакистане ударом беспилотника ЦРУ.

«Деятели СМИ «ИГ» заставляли рекрутов появляться на видео, отказываясь от своей прпежней организации», – рассказал один сын, который говорил при условии, что ни он, ни его отец, не будут идентифицированы. Его отказ и нежелание воевать с боевиками крыла «Аль-Каиды» в Сирии, повредили его положению в «ИГ», и он сказал, что бежал в страхе за свою жизнь.
«Аль-Каида», как правило, требовала чрезвычайного терпения от своей аудитории. Даже её самому квалифицированному филиалу в Йемене, часто требуется несколько месяцев для выпуска новых изданий онлайн-журнала «Inspire» («Вдохновение»).

Частота и объём выпусков «Исламского государства» – сравнительно колеблющиеся. Эта группа подготовила сотни видео на более, чем полудюжине языков, транслирует широковещательные ежедневные радиопередачи и собирает до 2 миллиона откликов в месяц на Twitter.

Twitter и Facebook решили закрыть аккаунты, связанные с «ИГ», и запретить распространение его сообщений, но пользователи нашли способы обойти это. Тысячи сторонников «ИГ» также интересовались новыми услугами СМИ «ИГ», которые менее уязвимы для правительственного контроля, в том числе «Телеграммой», приложением для обмена сообщениями, созданным российским предпринимателем в сфере программного обеспечения, хотя «Телеграмма» начала закрывать каналы «ИГ» после терактов в Париже.

«Исламское государство» также использует явные связи с новостными агентствами на Ближнем Востоке. Видео, которые появились в 2013 году, по-видимому, показывают корреспондента «Аль-Джазира», работающего в паре с оператором, Реда Сеймана, боевика, который был связан с террористическими заговорами и является главной фигурой в «Исламском государстве».

Во всестороннем изучении релизов СМИ этой террористической группы этим летом, Чарли Винтер, до недавнего времени аналитик «Quilliam Group» в Соединённом Королевстве, определил 1146 различных пропагандистских выпусков, в том числе фотографий, видео и аудио-релизов, вышедших в течение лишь одного месяца.

Винтер насчитал целых 36 отдельных медиа-офисов, которые подчиняются штаб-квартире «Исламского государства» в городе Ракка, – в том числе филиалы в Ливии, Афганистане и Западной Африке – и увидел доказательство исключительной координации всей сети.

В один момент во время его исследования, 19 июля, он заметил, что каждый филиал был одновременно переведён на новый логотип с той же стилизованной арабской вязью. Этот значок появился в том же самом месте на каждом изображении и в начальной рамке каждого видео-релиза.

«Этот логотип появляется в начале большинства видео «ИГ» как группы «с очень осознанным имиджем», подобно корпорации», – по словам сотрудника разведки США.
«Было выпущено чёткое коммюнике», – сказал Винтер в своём интервью, – «Исламское государство» постоянно стремится быть, насколько это возможно, формализованным, кажущимся бюрократическим, чтобы сохранять видимость государства».
Эта попытка имитировать законность особенно распространена внутри самого халифата.

Те же самые видео, используемые для шокирования посторонних зрителей, используются скрытно, чтобы запугивать менее восторгающихся членов этой группы. Постоянный поток утопических сообщений предназначен для того, чтобы убедить жителей в моде на советский стиль, в превосходстве «Исламского государства».

В то время как доступ в Интернет общественности часто ограничивается, пропагандистские подразделения устанавливают гигантские экраны в тех районах, где жители выходят по вечерам из дома посмотреть видео, потоком льющиеся из ноутбуков.
«Это – как кинотеатр», – рассказал Абу Хуррейра аль Магриби, 23-летний мужчина с бритой головой, который одет в балахон «Adidas», когда он встретился с журналистами в тюрьме. Эти видео взяты из разрастающейся фильмотеки «ИГ», – сказал он, – «изображают повседневную жизнь, военную подготовку и обезглавливания».
«Наиболее пресловутые видео «ИГ», – в том числе показывающие обезглавливание западных заложников и сжигание в клетке иорданского лётчика-истребителя, –передавались снова и снова», – рассказал он, вскоре после того, как их аудитория рассеялась за пределами халифата.
Абу Хуррейра признался, что он посетил один показ на экране на улице возле Университета Мосула, который привлёк около 160 человек, в том числе не менее 10 женщин и 15 детей. Одно из видео показало смерть, Emwazi, который, как полагают, был убит в этом месяце авиаударом беспилотника США.
«Дети, они не отводят глаз в сторону, – они очарованы этим», – рассказал Абу Хуррейра. – «Джихадист Джон стал предметом такого обаяния, что некоторые дети начали имитировать его униформу, продолжил Хуррейра, – «носить всё «чёрное и ремень с небольшим ножом».

Американцы

«Исламское государство» сохраняет жёсткие бюрократические рамки в его медиа-крыле. Операторские команды содержались отдельно от команд продюсеров и редакторов, которые соединяли вместе сырой отснятый материал, добавляя титры, эффекты и звуковые дорожки. Реальные имена почти никогда не менялись.

Но Абу Хайджер и два других перебежчика рассказали, что в конце 30-х некий американский с белой кожей и тёмными, но седеющими волосами, был ключевым игроком в некоторых самых амбициозных видео «ИГ».
«Этот американец занимался редактированием», – вспоминает Абу Хайджер, – «и был творческим деятелем, создавшим 55-минутный документальный фильм под названием «Пламя войны», выпущенный в конце 2014 года. Этот фильм стремится создать мифологию, окружающую происхождение и связь «Исламского государства» с историческим мусульманским халифатом.

Кульминацией этого фильма являются сцены, когда сирийские солдаты копают себе могилы, а боевик в маске, разговаривает по-английски с североамериканским акцентом, предупреждая, что «пламя войны лишь начинает разгораться».

Другая американская говорящая персона всплыла сосем недавно, обеспечивая ежедневные выпуски новостей, которые появляются, исходя от радиостанций, которыми «ИГ» в прошлом году наводнило Мосул. После терактов в Париже, его голос был одним из тех, который слышало большинство аудитории, говорящей на английском языке. Это были описания Франции как «столицы проституции и порока» и предупреждения, что правительства, участвующие в войне в Сирии, «будут по-прежнему во главе их мишеней».

Американские официальные лица заявили, что они были не в состоянии определить личность этого «оратора» или других с североамериканским акцентом. Боевик, который появился в фильме «Пламя войны», остается предметом изучения на веб-сайте ФБР, привлекательным для публики, идентифицирующей его как некую помощь.

Перебежчики

Эта неослабная кампания СМИ «ИГ» вызвал глобальную миграцию боевиков. Более 30000 иностранных боевиков из более чем 115 стран наводнили Сирию с начала гражданской войны в этой стране. По оценкам американской разведки, по крайней мере, треть из них прибыли в прошлом году, подавляющее большинство присоединилось к «Исламскому государству».

Из перебежчиков, опрошенных изданием «The Post» сообщение, все, кроме одного, сказали, что их решения уехать в Сирию можно проследить на видео онлайн, которое они видели, или неожиданно натолкнуться в социальных сетях, что и спровоцировало джихадистский импульс. Единственный интервьюер сказал, что его подтолкнул его друг поехать в Сирию, и он был незамедлительно посажен в тюрьму за отказ воевать.


Абу Хуррейра, который провёл несколько месяцев на войне в Ираке, рассказал, что он начал искать в Интернете материал об «Исламском государстве», когда эта группировка стала доминировать в заголовках о войне в Сирии. Он решил оставить свою работу в бизнесе по химчистке в Касабланке только после просмотра эмоционально заряженных видео «ИГ».

«Некоторые из них были, как фильмы с Ван Даммом», – рассказал он, ссылаясь на Жан-Клода Ван Дамма, яркую голливудскую звезду. – «Вы видите, как эти люди воюют, и вы хотите быть одним из этих храбрых героев».
Как и многие страны в этом регионе, Марокко боролся, чтобы компенсировать эту тягу. Марокканские силовики сказали, что более 1500 человек покинули страну, чтобы воевать в Ираке и Сирии, а также более 500 женщин и детей, многие из них стремятся присоединиться к своим супругам, сыновьям или отцам.

Несколько нападавших в Париже, в том числе их предполагаемый организатор, были марокканского происхождения, но родились и выросли в Европе.
«Сейчас борьба ведётся вместе с пропагандой, потому что это играет очень большую роль в нынешних условиях», – сказал высокопоставленный чиновник марокканской службы безопасности, который говорил на условии, что ни он, ни его ведомство не будут идентифицированы. Набор в «Аль-Каиду» полагался почти исключительно на непосредственный контакт в мечетях или других подобных местах», – отметил он, – «но сейчас, 90 % вербуются в Интернете».
Перебежчики высказали противоречивые мнения относительно того, останется ли на плаву «Исламское государство». Некоторые сказали, что когорта молодых мужчин в Ираке и Сирии уже зрелого возраста, погружённые в пропаганду группы и идеологию этой группировки, и что подрастает поколение детей, чтобы идеализировать замаскированных боевиков «ИГ».

Но все объяснили свои решения покинуть Ирак и Сирию совокупностью факторов, в том числе не только опасениями за свою безопасность, но также и разочарованием, которое они ощутили, когда реальность халифата не смогла достичь соответствия версии, с которой они столкнулись в Интернете.

Некоторые сказали, что их преследовали сцены жестокости, которые они видели воочию, но агитбригады «ИГ» их не удалили. Абу Абдулла, на котором был капюшон, чтобы скрыть его личность во время интервью, рассказал, что он был свидетелем массового убийства возле Алеппо, в котором бойцы «Исламского государства» стреляли в толпу алавитов, в том числе в женщин и детей.

Когда 10-летний мальчик остался в живых, самый высокопоставленный боевик «достал пистолет и выстрелил в него», – поведал Абу Абдулла. – «Это убийство было записано вездесущими командами операторов», – сказал он, – «но эти кадры никогда не вышли в эфир».

Абу Хайджер, бывший оператор, рассказал, что его положение в «ИГ» начал скатываться, когда он стал участвовать в оказании помощи в управлении религиозными судами «ИГ». После обмена мнениями, как он сказал, он был не в ладах с начальством, и тогда
«Они забрали моё оружие, упразднили мой ежемесячный доход», а также – виллу и автомобиль», – добавил он. Один его родственник рассказал репортёру «Post», что Абу Хайджер, наконец, вытащил свою семью из Сирии после того, как он получил предупреждение, в котором боевик «ИГ» провёл пальцем по его горлу.
Сочувствующий коллега дал Абу Хайджеру документы, которые понадобились ему, чтобы пройти КПП «Исламского государства» на пути из Сирии», – добавил он. Другой друг дал ему наличных денег, чтобы обеспечить его семью вылетом из Турции. Марокканские власти ждали его в аэропорту Касабланки.

Теперь он делит переполненную камеру с другими боевиками в марокканской тюрьме, огороженной высокими стенами, где ему осталось пребывать ещё два года, оставшихся из трёхлетнего приговора. Отвечая на вопрос, беспокоится ли он, что его прежняя работа будет побуждать других к вступлению в «ИГ», он дал двусмысленный ответ. – «До определённой степени я чувствую ответственность», –признался он. – «Но главная причина – не во мне».

Его видео продолжают циркулировать в Интернете.



Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё