Поиск по этому блогу

Загрузка...

Открытое противостояние

3 ноября 2015

Caroline Glick, JPOST

Встреча премьер-министра Нетаньяху с президентом США Бараком Обамой на следующей неделе, скорее всего, будет меньше всего походить на сближение. Больше на открытое противостояние.

В связи со шквалом шпионских историй в последние недели, становится ясно, что американо-израильские отношения остаются в кризисе.

Две недели назад, The Wall Street Journal опубликовал довольно подробный отчет о мощных операциях шпионажа США против Израиля в период между 2010 и 2012 годами.

Их целью было помешать Израилю напасть на ядерные объекты Ирана. Ссылаясь на американские источники, Journal также сообщает подробности о тактике увиливания и ухищрений администрации Обамы, с целью сохранить в тайне от Израиля факт ядерных переговоров с Ираном. По сообщению издания, администрация была в бешенстве, когда израильская разведка, отслеживающая действия Ирана, раскрыла наличие переговоров, и правительство обратилось в Белый дом за объяснениями, что происходит.

В последние несколько дней израильские СМИ осветили шпионские истории США и с израильской стороны.

В пятницу военный обозреватель Makor Rishon Амир Рапапорт сообщил подробности о том, как США усердно обхаживали высших офицеров ЦАХАЛа с одной стороны, и высказывали пренебрежение к младшему составу офицеров безопасности Израиля, с другой.

Бывшим начальникам генерального штаба ЦАХАЛа генерал-лейтенантам Габи Ашкенази и Бени Ганцу была оказана торжественная встреча, на которой их убеждали выступить против ударов Израиля по иранским ядерным объектам. Младшие чиновники, в том числе, офицеры, официально направленные в США, получали отказы в визах, их подвергали длительным допросам в американских посольствах и аэропортах, их склоняли к разглашению информации о потенциальных израильских ударах по Ирану.

В воскресенье, израильский Канал 2 сообщил, что отдел безопасности Директората разведывательной информации ЦАХАЛа только что выпустил руководство для всех солдат и офицеров ЦАХАЛа с предупреждением о попытках ЦРУ завербовать их в качестве агентов США.

Эти сведения интерпретировались по-разному. Но при любой интерпретации они обнаруживают, что, с одной стороны, администрация Обамы использовала американские спецслужбы для ослабления способности Израиля нанести удар по Ирану и для активной защиты Ирана от Израиля. А с другой стороны, Израиль опасается попыток администрации ослабить его и укрепить его наибольшего врага.

Эти сведения формируют фон встречи на следующей неделе между Нетаньяху и Обамой - первой встречи через более, чем год. Они говорят, что политика Обамы по-прежнему направлена на ослабление Израиля и сворачивание союза Америки с еврейским государством, и в то же время на укрепление связей США с Ираном. Израиль, со своей стороны, по-прежнему не доверяет американскому лидеру.

Это израильское недоверие к намерениям Обамы относится далеко не только к вопросу Ирана. Последние заявления Обамы и госсекретаря Джона Керри убедили Израиль, что в свои последние 15 месяцев в должности, Обама намерен отказаться от поддержки Израиля в Совете Безопасности ООН и усилить давление и насильственные меры для принуждения Израиля сделать необратимые уступки палестинцам.

Поэтому главным стратегическим вопросом Нетаньяху должна стать задача помешать Обаме добиться успеха в его цели ослабить страну.

Реализация сделки Обамы с Ираном встанет в центре всей стратегии правительства.

Обама и его союзники считают, что ядерное соглашение с Ираном - вопрос решенный. 21 октября лидер меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси устраивала прием конгрессменов-демократов в честь празднования его официального принятия, на котором присутствовал начальник штаба Белого дома Денис Макдоно.

К сожалению Пелоси и ее коллег, сам Иран представляет собой гораздо более серьезное препятствие для реализации сделки, чем республиканцы в Конгрессе. Как поясняет на прошлой неделе в своей статье, опубликованной на веб-сайте Института медиа Ближневосточных исследований (MEMRI) Игаль Кармон, президент этой организации, ни один руководящий орган Ирана ни по какому пункту не одобрил ядерную сделку. Парламент Ирана, меджлис, и Совет Стражей при обсуждении соглашения подчеркивали свой отказ реализовать его. Еще более важно то, что, как поясняет Кармон, вопреки сообщениям американских СМИ, в своем письме от 21 октября президенту Ирана Хасану Роухани, Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи не одобрил сделку. Он отверг её.

Кармон объяснил, что девять условий, поставленных Хаменеи для принятия ядерной сделки, делают ее недействительной. Среди прочего, Хаменеи настаивал на том, чтобы все санкции против Ирана были совсем отменены. Обама не может выполнить это условие, даже если бы он хотел, потому что он не может отменить законы о санкциях, принятые Конгрессом.

Он может только приостановить санкции.

Хаменеи также выдвинул новые условия для согласия Ирана отключить свои центрифуги и вывезти большое количество обогащенного урана из своих запасов.

Он отверг инспекции военных ядерных установок Ирана. Он настаивал на том, что иранский реактор на тяжелой воде в Араке должен оставаться способным производить тяжелую воду, в нарушение сделки. И он настаивал на том, что в конце 15-летнего срока сделки Иран должен иметь достаточные возможности для обогащения урана, необходимого ему для производства бомб, при его желании.

Как отметил Кармон, США и ЕС объявили о приостановлении своих ядерных санкций против Ирана 15 декабря, если к этой дате Международная комиссия по атомной энергии ООН подтвердит, что Иран выполнил свою часть обязательств по сделке.

К этой дате, в соответствии с их интерпретацией ядерной сделки, США и ЕС ожидают от Ирана сокращения количества центрифуг, работающих на объекте в Натанзе, с 16 000 до 5 060 и более низких уровней обогащения - до 3,67%; уменьшения количества центрифуг в Фордо до тысячи; прекращения использования почти всех усовершенствованных центрифуг; выдачи разрешения МАГАТЭ опечатать и хранить иранские демонтированные центрифуги; уменьшения иранских запасов обогащенного урана до 300 кг; удаления активной зоны из реактора в Араке и отключения его; и представления согласованных механизмов мониторинга своих ядерных объектов.

Кармон отметил, что Иран не предпринял никаких шагов для выполнения какого-либо из этих условий.

Если Хаменеи откажется от ядерной сделки и Иран откажется реализовать ее, для США и ЕС возможны два пути.

Во-первых, как предполагает Кармон, Обама и ЕС могут возобновить ядерные переговоры с Ираном, основываясь на новой позиции Хаменеи. Эти переговоры могут затянуться дольше, чем наступит уход Обамы из кабинета. Когда они неизбежно потерпят крах, в этом может быть обвинен преемник Обамы.

Другая возможность состоит в том, что Иран будет осуществлять некоторую часть сделки, тем самым позволяя Обаме и ЕС делать вид, что он реализует всю сделку. Учитывая то, что американские СМИ не сообщают об отказе Хаменеи от ядерного пакта, можно биться об заклад, что Обама сможет поддерживать видимость добросовестного выполнения Ираном сделки до дня, когда он покинет свой пост.

И что остается Израилю? И как Нетаньяху может использовать свою встречу с Обамой на следующей неделе на пользу Израилю? У Израиля имеется два варианта политики в будущем. Во-первых, он может подчеркнуть тот факт, что Иран не выполняет условия сделки, так же, как Израиль взял на себя инициативу в выявлении опасности ядерной сделки в прошлом году. Эта политика может потенциально заставить Обаму обороняться и затруднить его переход к наступлению на Израиль в ООН и других местах в вопросе палестинцев.

Но тогда далеко не очевидно, что Обама воздержится от антиизраильской позиции в ООН, даже если Израилю удастся сделать проблему из иранского несоблюдения ядерной сделки.

Более того, если Нетаньяху спровоцирует обсуждение недобросовестности Ирана, как он вызвал обсуждение самой ядерной сделки, он укрепит уже распространенное в США ложное мнение, что ядерный Иран угрожает Израилю, но это не опасно для США.

Эта неверная оценка заставила многих американцев считать, что, стремясь помешать Ирану получить ядерное оружие, Израиль защищает свои собственные интересы, за счет интересов Америки.

Другой вариант политики Израиля выразился в разговоре министра обороны Моше Яалона на прошлой неделе с коллегой, министром обороны США Эштоном Картером. В Пентагоне Яалон заявил:
"Сделка с Ираном - это данность. Наши споры закончились".
Недостаток этой позиции в том, что она означает согласие Израиля с законностью сделки, которую Иран не выполняет, и которая ставит национальную безопасность Израиля под угрозу, даже если бы Иран реализовал ее.

Но ее преимущество в том, что она освобождает Израиль от американских дебатов о ядерной сделке. В пределах борьбы противников иранской политики Обамы со сделкой, Израиль мог бы сделать шаг назад и построить свой собственный курс иранской политики, независимо от политической дискуссии США.

Трудно понять, какая линия поведения имеет больше смысла. Но, как показали шпионские страсти, ясно одно. Что бы он ни говорил Обама перед камерами на следующей неделе, когда он будет встречаться с Нетаньяху, он не имеет намерения забыть прошлые обиды.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё