Поиск по этому блогу

Загрузка...

Проснись и начни осознавать реальность

Сейчас не время для научной дискуссии о нравственности и этике.

Пятница, 6 ноября 2015

Д-р Мордехай Кедар

В Израиле ведутся ожесточенные споры о поведении во взрывоопасных ситуациях. Допускается ли общественности взять закон в свои руки, столкнувшись с террористом, только что зарезавшим еврея. Никто не спорит о допустимости убийства террориста до его нападения, если это кажется единственным способом предотвратить выполнение его планов. Спорят о том, допустимо ли убить террориста после того, как он нанес удар ножом. Если он способен продолжать буйствовать, споров о его убийстве тоже нет. В этом случае, все согласны с тем, что он должен быть устранен незамедлительно.
Проблема возникает, когда террорист нейтрализован, лежит на земле, возможно, ранен или в наручниках и не может подняться и продолжать убивать и ранить людей. Может ли быть оправдано физическое нападение на него, даже доведение его до смерти, или он имеет право, как только его нейтрализовали, на защиту от самопроизвольной мести, на медицинскую помощь и на справедливое судебное разбирательство, определяющее наказание для него?

Ответ на вопрос зависит от воззрений человека, которому он адресован. Уточним, должен ли этот ответ основываться на выводах, достигнутых в результате изучения израильских юридических и моральных систем, отражающих то, что страной правит закон, где даже преступник имеет право на справедливое судебное разбирательство, или ответ зависит от того, что виновные не представляют часть нормативности Израиля, не признают моральные нормы Израиля и хотели бы уничтожить их вместе со всем государством, и поэтому нет никакой логической причины для системы защищать их.

Другими словами, должна ли дискуссия о "вопросе линча" руководствоваться правовыми принципами израильского общества или мы должны рассматривать этот вопрос с точки зрения атакующего, его общества и норм, по которым он живет. И не забывайте, что пока бушуют эти споры, израильтянам необходимо решать другие, более неотложные вопросы: как можно предотвратить следующую атаку и как можно не дать следующему террористу зарезать даже 80-летних евреев?

Многие левые израильтяне используют правовые и моральные аргументы, вытекающие исключительно из современного, либерального и светского израильского опыта. Эту позицию поддерживает в статье в Haaretz (3 ноября, 2015) профессор Моше Негби, преподаватель Еврейского университета и юридический комментатор радио “Голос Израиля”.

Даже одного взгляда на название статьи- “Культура линча правых экстремистов” достаточно, чтобы определить его отношение к этому вопросу. Его точка зрения, (или точка зрения редактора, ответственного за написание заголовков), состоит в том, что причинение вреда террористам - не эмоциональная реакция на инцидент, в котором террорист только что ударил ножом еврея, а часть "культурного образца", указание на нечто генетическое и укоренившееся в сознании правых экстремистов, что управляет каждым их шагом. По его мнению, правые экстремисты - это люди, вся культура которых основана на линчевании, люди, проводящие все свое время в поисках, кого бы им линчевать.

Негби называет их "неконтролируемой толпой", чьи "преступные взгляды» проникли в коридоры власти и учреждения безопасности, предоставляя "неоспоримое доказательство растущей жестокости Израиля".
"Допускается проливать не только палестинскую кровь, но и кровь всех, кто пытается остановить вырождение Израиля из страны закона в беззаконное государство линча",-
утверждает он. Профессор Негби продолжает цитировать судей и ученых, подвергших уничтожающей критике членов ЦАХАЛа и сил безопасности, нарушавших закон при выполнении своих миссий, и которые получили уголовные наказания.

Подобные взгляды были высказаны радиоведущей Решет Бет Ади Меири во время ее очередной программы «Это все разговоры" 3-го ноября. Проблема всех этих писателей и радиокомпаний в том, что они анализируют вопрос ножевых терактов через розовые очки либеральной, современной израильской культуры. Эта культура настаивает на том, что каждый гражданин и член сил безопасности обязан сохранять самоконтроль, соблюдать сдержанность и пропорциональность, даже если для этого понадобится защищать себя и других от преступника, намеренного причинить вред, своим собственным телом. Они относятся к террористу убийце, как к члену цивилизованного общества. Он якобы сбился с правильного пути, но имеет все права на защиту, предоставляемую, в соответствии с законом, любому преступнику с той минуты, как он перестает представлять непосредственную и ощутимую опасность для окружающих.

Негби, Мэири и их друзей мотивирует моральная этика, утверждающая, что мы, израильские евреи, связаны этическим кодексом, который запрещает нам действовать жестоко по отношению к человеку, не представляющему ощутимой и непосредственной опасности, даже если менее чем за минуту до того он нанес нам удар, пытаясь убить нас. Это морализирование можно найти в израильском законодательстве и в различных судебных решениях. Принцип его в том, что мы не будем действовать так, как наши враги. Мы не опустимся до их уровня, потому что мы лучше, чем они. Не имеет ли эта позиция привкуса надменной самонадеянности?

Следует отметить еще одну "незначительную" деталь. Наши правовые и моральные дилеммы ни на йоту не интересны нашим врагам. Они просто пользуются тем, что мы позволяем им свободно и беспрепятственно бродить среди нас, в любой момент вытащить из кармана заточенный нож и нанести нам смертельный удар.

С точки зрения на ситуацию наших врагов, евреи не имеют абсолютно никакого права жить на этой земле, в том числе, в Тель-Авиве, потому что они завоеватели исламского государства Палестина, принадлежащего только мусульманам. Мы не имеем права на независимость или суверенитет, потому что евреи обязаны жить по законам шариата, исламского закона, в качестве подчиненных димми. Если мы защищаемся, мы нарушаем исламские законы и заслуживаем того, чтобы быть забитыми, как скот.

Каждый средний террорист с ножом знает, что если он будет пойман, он будет заключен в тюрьму, где сможет учиться, получить ученую степень, что через несколько лет его обменяют на израильского солдата или гражданина, похищенного именно с целью освобождения террористов-убийц, и что пока он находится в заключении, его семья будет получать щедрые суммы денег от Палестинской автономии, (источник финансирование которых - американские налогоплательщики). Это в дополнение к великой чести, которая будет оказана его семье, независимо от того, убит он или нет. Если он будет убит, в его честь будет названа школа, в которой дети будут учиться его "наследию", а возможно, и улица или даже организация, которая будет распространять дух антиизраильского джихада по всему миру.

Мотивы террориста такие же, как мотивы Хадж Амина аль Хусейни, муфтия Иерусалима, принимавшего участие в уничтожении европейских евреев в 1940-х годах. Мусульманин, поставивший себе цель зарезать побольше евреев, знает, что в раю его ждет награда, независимо от того, убит ли он до, во время или после того, как он это сделает. Наши моральные проблемы не интересуют его ни в малейшей степени, но если произойдет худшее, они будут той причиной, что защитит его от гнева окружающих на месте. Он полагается на израильские законы и на то, что израильская полиция защитит его от мести толпы, и уверен, что выживет, чтобы зарезать еще много евреев после того, как освободится во время обмена пленными.

Вот так работает израильская мораль против Израиля и его граждан, парализуя израильское сдерживание и поощряя террористов убивать израильтян. Террористы находятся в беспроигрышной ситуации, поскольку израильское законодательство и еврейская нравственность предоставляет им иммунитет от немедленного наказания прохожими, ставшими свидетелями их террористических действий. Получается, что те, кто постоянно дают всем уроки морали, на самом деле ведут себя аморально, поощряя террор и убийства. Замечательно видеть профессор права, грубо поощряющего террор.

Вот так Израиль связывает себе руки, затрудняя эффективное реагирование на террор. Израиль потерял способность сдерживать террористов-убийц, потому что они чувствуют, что у них есть иммунитет. Любой террорист, взявший в руки нож, чтобы заколоть еврея, должен знать, что он не вернется домой живым, что он будет убит либо сотрудниками службы безопасности, либо людьми, ставшими свидетелями его действий. Разве не ушло в прошлое время, когда мусульмане считали еврейскую кровь дешевой? У Израиля нет выбора, он должен возобновить свою способность сдерживать террористов.

И левые, и правые должны помнить, что это Ближний Восток. Мир в этом регионе - удел не тех, кто непоколебимо следует западным нравам, законам и этике. Шанс на достижение мира есть у тех, кому удается убедить своих врагов в своей непобедимости, и что им лучше оставить его в покое, для их собственного блага.

Тот, кто этого не понимает или не хочет понять, отрезан от реальности. Я полагаю, что он должен проснуться и ясно представить себе ситуацию, для его же блага, прежде, чем нож мясника отделит его голову от тела, и я не просто распространяю ужасные слухи.

В случае, если такой страшный сценарий осуществится, поможет ли ему то, что он очень нравственный человек?


Перевод с иврита: +Rochel Sylvetsky 
Перевод с английского: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё