Поиск по этому блогу

Загрузка...

Как однорукий американский солдат пробился обратно в Армию обороны Израиля

Иззи Изакви в центре, и его товарищи, солдаты-резервисты, в 2014 году (Фото предоставлено Иззи Изакви)
Бен Сейлс

ИЕРУСАЛИМ (JTA)Самым трудным делом было зарядить винтовку.

Не потому, что он был новичком, не привыкшим к обращению с винтовкой «Тавор». Дело было в том, что сержант Иззи Изакви потерял руку в бою.

Он преодолел казавшиеся непреодолимыми бюрократические препятствия и получил возможность служить на базе в Негеве. Его следующей задачей было начать свою службу: он должен был доказать, что всё ещё может сражаться.

Изакви- единственным "боевой" солдат с ампутацией - служит в качестве офицера-резервиста Армии обороны Израиля. Для него возвращение в армию означало доказать самому себе, что его жизнь может оставаться прежней – даже с одной рукой.
«Странно , когда парня с одной рукой отправляют в бой», – сказал он корреспонденту JTA.
«Я был так взволнован своим возвращением и возможностью забыть о моём ранении».
Сегодня, спустя семь лет после ранения, Изакви путешествует по США, выступая за моральное право Израиля на существование и самооборону и объясняя свою мотивацию в преодолении этого ранения.

Но самым сложным этапом его восстановления был не физический момент. Надо было убедить Армию, чтобы она дала возможность однорукому солдату вернуться в строй.
«Когда я просыпался, всё было сложно», – признаётся Изакви. – «Будь то любое усилие или некое новое действие, мне всегда приходилось  решать проблему.И я представлял себе, каким образом перенести всё это в условиях войны».
Изакви, которому сейчас 27 лет, вырос в общине «Хабад» в центральной Флориде. Он переехал в Израиль вместе со своей семьёй в 2007 году и в 2008 году поступил на службу в Армию обороны Израиля. В том декабре он служил на южной границе, собираясь принять участие в операции вторжения Израиля в сектор Газа, когда его сразил миномётный снаряд, сбив с ног и оторвав его доминирующую левую руку (очевидно, он был левшой – И.Ф.).

Вскоре после того, как он попал в медицинский центр «Сорока» в Беэр-Шеве, Изакви сказал, что он решил снова сражаться в армии. Он – сионист и чувствует себя обязанным служить в армии. Но Изакви сказал также, что его главной мотивацией возвращения в ЦАХАЛ является желание восстановить свою старую жизнь, насколько это только возможно.
«Я чувствую себя невредимым с тех пор, как я вернулся», – говорит он. – «Я не чувствую себя ограниченным из-за того, что случилось, но тогда я был уверен, что больше никогда не увижу армию снова».
Должностные лица ЦАХАЛа также были уверены, что Изакви никогда не сможет вернуться в строй. После его ранения вереница офицеров посетила его в больнице. Он просил каждого из них помочь ему вернуться в армию, но все они сказали, что это будет невозможно.

Тогда же он познакомился с генерал-майором запаса Йоавом Галантом, в то время командующим Южным военным округом ЦАХАЛа. Галант серьёзно воспринял стремления Изакви и дал ход его заявлению через все бюрократические препоны ЦАХАЛа. Он также принял Изакви в своём доме, пригласил его на пасхальный седер весной после его травмы.
«Не просто возвращение в армию, а возвращение в армию в качестве боевого солдата было чем-то нелогичным», – вспоминает Галант, который в настоящее время является министром жилищного строительства Израиля. – «Но он был полон решимости, с большой силой воли».
Примерно через год после ранения, в декабре 2009 года, ЦАХАЛ согласился восстановить Изакви в своих рядах при одном условии: что он пройдёт все испытания боевых солдат, проводимые во время их обучения. Обычные рядовые получают восемь месяцев, чтобы пройти эти тесты; Изакви получил лишь один.
«Я сделал всё, чтобы превзойти всех с гарантией, что это сработает, и я уверен, что я обошёл всех», – сказал он. – «Я, наверное, обошел и сам себя тоже».
Изакви пришлось выполнять все задания- от подъема по верёвке до метания гранаты. Во время тренировок он жил на армейской базе и поднимался по верёвке рядом с кафетерием- перед каждым приёмом пищи. Чтобы вытащить чеку из гранаты одной рукой, Изакви наматывал скотч вокруг чеки и вытаскивал её зубами.

Затем надо было заряжать винтовку. Этому солдаты учатся на стадии начальной подготовки,  и двумя руками делать это не так сложно. Берёшь оружие, затем магазин, и вставляешь его на место.

Но без второй руки, чтобы придерживать винтовку, магазин будет выскакивать назад, как только ты его вставишь. Снова и снова он пытался зарядить винтовку «Тавор» одной рукой; пытался сделать это упражнение столько раз, сколько могла выдержать без отдыха его единственная рука.

После недели неудачных попыток Изакви понял, что есть только один способ решения этой задачи: поставить винтовку на землю, собраться с силами и нажать обрубком ампутированной левой руки на винтовку, удерживая её на месте.

Это больно; фантомная боль пронзила его, когда жёсткий приклад винтовки упёрся в обрубок руки. Он боролся с болью, не желая признать своё поражение. И через несколько секунд выброс адреналина прошел сквозь его тело. Получив дополнительный заряд энергии, Изакви зарядил оружие, опустил его на плечо и выстрелил по целям.
«Если бы я продолжал свои усилия, этот мрак рассеялся бы, и я был бы перенасыщен адреналином, – признаётся Изакви. – «Я стрелял лучше из-за своего ранения. Я видел яснее цель. Время замедлялось. То, что сначала было изъяном, стало для меня мощным оружием».
Иззи Изакви (Фото предоставлено Иззи Изакви)
Изакви прошёл все испытания без сучка и задоринки. Он прослужил до декабря 2011 года, проведя бОльшую часть времени в Хевроне.

Когда он был призван в 2012 году на сборы для следующего раунда войны с терроризмом в Газе, он обнаружил, что снова оказался на границе. Войска в итоге не вторглись, но сама обстановка вернула Изакви к его ранению 2008 года.
«Мы лежали на бетонке в спальных мешках, готовые выступить в любой момент, как только нам прикажут», – рассказал он.
«Я слышал храп всех резервистов, и просто думал: 
«Чёрт побери, есть так много вещей, которые я ещё не сделал в жизни, и я, возможно, не в состоянии сделать их».
После армейской службы Изакви отправился в Таиланд, где работал барменом. В 2012 году он начал выступать в США. Сейчас он живёт в Бруклине, Нью-Йорк, и пишет мемуары.

Изакви всё ещё возвращается каждый год в Израиль для резервистской службы, – обязанность, которую должны исполнять большинство израильских мужчин-ветеранов, не достигших возраста 40-45 лет. Там он выполняет свои упражнения, таскаясь по грязи со своей воинской частью.
«Это часть того меня, кто я сегодня», – рассказывает он. – «Я сделал так много, я выдержал сражение, чтобы вернуться обратно в армию. Это дало мне ощущение, будто мои потери не существуют».

Перевод: +Игорь Файвушович 
Отредактировал: +Aleksey Peshekhonov

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё