Поиск по этому блогу

Загрузка...

Мусульманская иммиграция - вот чего хочет ИГИЛ

Воскресенье, 27 декабря 2015

Даниэль Гринфилд

Для того, чтобы понять ИГИЛ, нужно понять разницу между террористами и исламскими террористами.

У обычных террористов две цели: заставить противника выполнить свои политические требования и сплотить своих сторонников, консолидировать свой класс, расу или национальную группу, стоящую за ними.


Исламские террористы не заинтересованы в "политических требованиях". Они время от времени принимают уступки и даже предлагают "удну" (временную передышку), временные перемирия, но никакой постоянный сепаратный мир с ними не может быть достигнут . Вот почему мирный процесс Израиля с террористами десятилетиями оканчивался неудачей. Вот почему попытка Каддафи достичь мира с LIFG закончилась гражданской войной и его смертью. Вот почему попытки Обамы провести переговоры с "умеренным Талибаном" с треском провалились.

Аль-Каида и ИГИЛ не отвергнутые, “со знаком минус”, движения протеста, образованные в ответ на нашу внешнюю политику. Это глупая эгоистичная идея, принадлежащая глупому эгоистичному Западу. Аль-Каида и ИГИЛ - это самоуверенные, “со знаком плюс”, движения, стремящиеся к большим религиозным целям, не связанным с нами. Исламские террористы не реагируют на нас. Они реагируют на Коран и свою, более чем тысячелетнюю, историю.

Усама бен Ладен организовал 9/11 не для того, чтобы нанести вред американцам. Это была его вторичная цель. Его основная цель заключалась в сплочении мусульман, создании халифата, поощрении мусульман нападать на Америку.

Ритуальный вопрос: "Почему они ненавидят нас", способствующий запугиванию разглагольствующими классами- это вздор. Аль-Каида ненавидит нас, потому что мы не мусульмане. Она использовала нас в качестве ненавидимых "других" для консолидации коллективной мусульманской идентичности. Мы для исламистов то, чем были евреи для Гитлера - полезный козёл отпущения, чья инаковость может быть использована для достижения, по контрасту, чистой арийской или исламской идентичности.

Никакой диалог невозможен с идеологией, чье Добро основано на том, что в вас они видят абсолютное Зло.

Можно вести переговоры с террористами, хотя и не нужно. Но исламские террористы редко даже дают себе труд вести переговоры. Основной акцент они делают на сплочении местных мусульман и на “умму” за ними. Они не признают национальных границ, поэтому всякая надежда на постоянный мир в признанных границах - это иллюзия желаемого, но не действительность. Ислам - транснациональное движение. Исламский терроризм - это гонка террористических групп по всему миру, с целью урвать свои собственные исламские государства, а затем использовать их в качестве плацдарма для халифата.

ИГИЛ - конечная стадия исламского терроризма. Его лидер - халиф, которому все мусульмане обязаны подчиняться. “Исламское государство” базируется не только в Сирии и Ираке. Оно везде, где мусульманский форпост клянется в верности халифу. На своих картах исламское государство уже охватывает части Египта, Ливии, Алжира, Нигерии, Саудовской Аравии и России. Чем больше местных исламских террористических групп дает клятву на верность ИГИЛу, тем больше он становится.

ИГИЛ не планирует победить Америку посредством актов терроризма. План для победы над Америкой, как и над любой другой страной, мусульманской или не мусульманской, состоит в создании внутреннего мусульманского террористического движения, которое будет в состоянии удержать территорию и присягнуть на верность исламскому государству.

Идея Американского эмирата может показаться глупой, но вспомните Моленбек, район в Брюсселе, известный как столица европейского джихада, который местные власти признают “зоной отчуждения” прямо в столице Европейского Союза. Вы можете взять такси от штаб-квартиры НАТО в мусульманское микро-государство, связанное с самыми крупными недавними исламскими терактами в Европе, в том числе, с последней атакой ИГИЛ в Париже.

Моленбек обеспечивает ИГИЛ новобранцами в их войне и служит воротами для нападений ИГИЛ в Европе. Средства массовой информации переполнены статьями о том, чего хочет ИГИЛ, но нет никаких сомнений, что Моленбек - это именно то, чего хочет ИГИЛ.

И только мусульманская иммиграция в Европу делает возможным создание таких баз ИГИЛ, как Моленбек.

У ИГИЛ есть краткосрочные и долгосрочные потребности. В краткосрочной перспективе ИГИЛ нужно как можно больше новобранцев. И именно на Западе, где традиционные мусульманские общинные узы и узы родства так стерты, транснационализм, достигший кульминации и выражающийся в том, чтобы отправиться бороться за халифат в чужую страну, глубоко привлекателен. ИГИЛ агрессивно стремится завербовать мусульман Запада, потому что у них есть навыки, деньги и наивность, чтобы быть полезными для “Исламского государства”. Но в долгосрочной перспективе, ИГИЛ больше нуждается в мусульманской иммиграции на Запад, чтобы обеспечить устойчивую поставку рекрутов, коллаборационистов и, в конечном итоге, создать Западные эмираты.

Если ИГИЛ серьезно рассматривает возможность предложить цену за Италию, ему нужно иметь значительное мусульманское население на местах. И даже не имеет значения то, что это население состоит из беженцев, спасающихся от ИГИЛ. Дети этих беженцев по-прежнему будут мусульманами-суннитами на чужой земле, где алжирские, сирийские, сомалийские и пакистанские мусульмане обнаружат, что у них гораздо больше общего между собой, чем с аборигенами. Именно западный мультикультурализм стирает племенные мусульманские распри и делает возможным появление единого мусульманского халифата.

ИГИЛ не планирует победить Америку террористическими заговорами. Но эти заговоры будут накапливаться и, в конечном итоге, превратятся в организованную внутреннюю террористическую организацию. В “Исламское государство” в Америке, базирующееся на мусульманском большинстве города или района, имеющего собственного лидера, который присягнул на верность халифу “Исламского государства”.

В американский Моленбек. И уже есть много кандидатов на эту ужасающую честь.

Любые планы мусульман по расширению на Запад зависят от иммиграции мусульман. И ИГИЛ, и его предшественнику "Братьям-мусульманам", и любой другой исламистской организации или сети требуется рабочая сила. Часть этой рабочей силы будет обеспечена благодаря высокому уровню рождаемости мусульман, но этого не будет достаточно, тем более для страны, размером с Америку, без большого годового притока мусульманских мигрантов.

Нам говорят, что прекращение мусульманской иммиграции будет лишь поощрять мусульманский терроризм. Но открывая дверь для мусульманской иммиграции, мы, безусловно, не остановим терроризм. Вместо этого, мусульманская иммиграция только увеличит его, предоставляя подкрепление террористам. Если мы не можем остановить мусульманский терроризм, имея сегодняшнее население, как мы собираемся контролировать этот терроризм, если исламское население продолжит удваиваться и даже утраиваться?

Даже если мы победим ИГИЛ завтра, Аль-Каида и другие исламистские группы, отпочковавшиеся от "Братьев-мусульман", будут продолжать его дело, преследуя те же цели. И они будут полагаться на то, что мусульманское население Соединенных Штатов будет обеспечивать их деньгами, материалами, информационным освещением и инфраструктурой для терроризма.

ИГИЛ не может победить нас терактами. Единственная надежда на прочную исламскую победу над Америкой основана на усилении отечественных групп, поклявшихся в верности халифату. ИГИЛ не может вторгнуться в Америку. Он должен быть приглашен. И именно к этому ведет наша иммиграционная политика .

Трамп не угроза для национальной безопасности. Угроза - мусульманская иммиграция.

Исламские террористы не смогут победить нас, сколько бы самолетов они не направили в наши здания. Но они смогут нас победить, и победят, если самолеты в аэропорту Кеннеди продолжат привозить тысячи и десятки тысяч поселенцев, которые будут базовым населением в их войне против Америки.

Мусульманская иммиграция - это единственная надежда “Исламского государства” на победу над Америкой.

Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё