Поиск по этому блогу

Загрузка...

Умиротворители палестинского террора

Гиль Трой
terror

Можем ли мы согласиться с тем, что политически мотивированные убийства мирных граждан, отдыхающих вечером после работы, являются терроризмом? 

Существует глобальный консенсус насчет кровавой расправы в Орландо и убийства в Париже осенью прошлого года, помимо других примеров. К двум палестинским террористам, убившим посетителей в тель-авивском супермаркете Шарона, отношение иное. Нью-Йорк Таймс забывает Тель-Авив и Иерусалим, когда пишет:
«Сейчас Орландо занимает место рядом с Парижем, Брюсселем, Бейрутом, Бамако, Сан-Бернардино и другими городами, пораженными различными воплощениями терроризма». 
Еще более возмутительно, что в конце недели, когда произошло убийство в Орландо, презренная статья в Politico была озаглавлена: «Как Израиль разжигает насилие палестинцев».

Игнорирование терроризма против Израиля воскрешает шекспировский вопрос евреев:
«Если нас уколоть — разве у нас не идет кровь?» 
Почему наши страдания невидимы? Обвинение Израиля в том, что он стал мишенью террористов, превращает шекспировскую трагедию в оруэлловское извращение. Каким образом палестинцам, виновным в брутальном терроризме, отпускаются их преступления, и в то же время забыты их жертвы, убитые во время празднования или обеда или общения или болтовни, виновные в ППИ (питании по-израильски, или "с израильтянами")? Мне интересно, смогут ли когда-нибудь мои уважаемые редакторы из Politico  запустить пьесу под названием: «Как США разжигают насилие ИГИЛ» для оправдания убийства американцев исламистами, детализируя американские беспилотные войны.

Да, есть проводники событий, даже для сумасшедших действий. Но цивилизованный мир имеет основания отгородиться стеной от терроризма, сказав: «Независимо от того, какова ваша мотивация, убийство гражданских лиц в тихом месте, чтобы выразить недовольство — это зло», а возложение ответственности на целую группу, таким образом, порочно, пока мишенью не становятся евреи.

Сегодняшние УПТ— умиротворители палестинского террора, забыли, что, как отмечает израильский философ Бенджамин Иш Шалом, люди являются моральными существами. Выбирать, управлять дилеммой, а не просто инстинктивно реагировать, отличает людей от зверей. Всякое политическое насилие, таким образом, от самой справедливой войны до самого несправедливого терроризма, являются результатами решений людей. Действия человека осознаны, не спонтанны, означая, что израильтяне не могут ничего "заставить" палестинцев сделать, поскольку они принимают свои собственные решения.

Любимое слово людей — это "контекст": личный, исторический, идеологический, экологические силы формируют наши моральные решения, приводя к нескольким неизбежным результатам. Объяснение мотивов не требует оправдания зла. Фильм Квентина Тарантино "Позорные ублюдки" получил моральное неодобрение, поскольку показал, как евреи во время Холокоста занимались терроризмом. История говорит, что даже при всем зле Гитлера, евреи не терроризировали немецких гражданских лиц.

Поскольку терроризм — это выбор, террорист должен сначала унизить достоинство своей жертвы. Подобная дегуманизация требует политического выражения "бритвы Оккамы", полагая, что самое простое объяснение является наиболее убедительным.

Тем не менее, в большинстве политических конфликтов, топор Троя должен сокрушить бритву Оккамы: простое объяснение может показаться наиболее убедительным, но более сложное —является обычно самым точным. Признание сложности приглашает комбатантов выслушать и другую сторону, даже, если лишь частично избегая фанатизма и абсолютизма, которых требует терроризм.

В его классическом произведении "Природа предрассудков" (1954), гарвардский социолог Гордон Олпорт показывает, как предвзятость раздувается и оказывается еще уродливее. Изучая, как росло предубеждение против чернокожих, от «словесной жестокости" к линчеванию, Олпорт насчитывает пять этапов:

от словесных оборотов – к разговору – к расторжению – к пренебрежению – к дискриминации – к оказанию давления – к физическому нападению – к ранению – к истреблению – к убийству.

В качестве пионеров современного терроризма, палестинцы доказали, что терроризм есть результат дегуманизации и питается ею, что доказывается постоянным антисионистским подстрекательством. Противники терроризма должны лишить палестинский террор легитимности, а не извинять его, потому, особенно, что он замешан на исламском терроре.

Палестинский террор уничтожил тысячи невинных жизней. Он привел к тому, что палестинского государства теперь труднее добиться путем насмешек над израильскими "писниками", доказав, что слишком многие палестинцы предпочитают уничтожить еврейское государство, а не создать свое собственное. Тем не менее, мировая снисходительность ввела в заблуждение палестинцев и других, предположив, что терроризм работает.

Апологеты палестинской кровожадности в правительстве, ООН, СМИ, косвенно признали палестинское понимание несправедливой войны, что презренное насилие иногда может быть оправдано, даже против гражданских лиц, по крайней мере, если мишень —евреи. То, что палестинцы остаются по-прежнему обласканными теми, кто обвиняет израильтян за расстрелы или взрывы, поощряет глобальный терроризм.

В 1799 испанский художник Франсиско Гойя создал офорт "Сон разума порождает чудовищ".
Сон разума порождает чудовищ
Это верно. Сегодня разум спит, освобождая палестинских убийц от моральной ответственности, игнорируя коранические стихи, как 2:191, который требует, чтобы верующие "убивали" не мусульман, "где бы вы их не нашли", и это вдохновляет исламистов. Путем преувеличения грехов Израиля, делается предположение, что поскольку палестинцы совершают такие гротескные преступления, они должны быть вызваны такими же гротескными действиями Израиля. Разум спит, принимая максималистские палестинские требования, отрицая историческую связь Израиля с Западным берегом, потому, что большинство палестинцев не желают идти на компромисс, а большинство израильтян на это готовы. Разум спит при обвинении Израиля в причинении жертв даже тогда, когда израильтяне сами являются жертвами.

И этот сон разума породил монстров. Давая палестинцам возможность заниматься терроризмом, мир вызвал эпидемию исламского террора. Оправдание массовых убийств в Тель-Авиве и Иерусалиме, породило Всемирный торговый центр, лондонское метро, Мадрид, Париж, Орландо.

Британцы впервые ввели ограничения на лидеров. Американцы изобрели массовую демократию. Сегодня палестинцы представили терроризм. Какой национальный позор! Настало время проявить уважение к палестинцам и самоуважение всем остальным, сделав палестинцев ответственными за терроризм.

Терроризм и умиротворение являются заразными. Оправдание палестинского терроризма, оправдывает терроризм во всем мире – несмотря на то, что терроризму нет оправдания.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё