Поиск по этому блогу

Загрузка...

Апологеты хотят поставить тель-авивскую атаку в "контекст"

Апологеты хотят поставить тель-авивскую атаку в "контекст". Ну, что ж, давайте это сделаем.

Вот некоторые твиты таких пису-писных людей:







MSNBC:

Айман Мохиельдин и Мартин Флетчер поочередно обвиняли "правое" израильское правительство за "разочаровании" палестинцев. Мохиельдин разглагольствовал:
«.. с точки зрения контекста происходящего на оккупированных палестинских территориях, оккупация, сдвиг израильской политиков, в том числе нынешнего правительства, больше вправо, к тому, что было охарактеризовано израильтянами даже как крайне правое крыло правительства, некоторые меры, принятые на Западном берегу, осада, которая продолжается в Газе — все это продолжает гноиться».

«Контекст», о котором просят эти люди — это «оккупация» и «израильское правительство правых». 
Контекст — забавная вещь. Он может пониматься даже шире, чем заявляют эти люди.

Коран говорит об иудеях: 
«Аллах проклял их по причине их неверия» (2:88, 4:46). Также «Вы всегда обнаружите в них предательство, за исключением некоторых» (5:13). К иудеям и христианам относится высказывание: "Да уничтожит их Аллах! Какие они отвергающие" (9:30).
Что, слишком широкий контекст? Ладно, давайте его немного сузим до того, как мусульмане относились к иудеям в XIX веке:
В году 1823, в том же Дамаске все иудеи, подозреваемые во владении собственностью, отправлялись в тюрьмы и были обязаны выплачивать 40 000 кошельков или лишались головы.
В Сафете, в 1834, их дома были разграблены, люди подвержены жестокому обращению, с той же самой целью вымогательства денег. Вообще в Сирии их принуждали бесплатно работать на турок, и если они протестовали, то подвергались избиению палками. Последний феллах мог остановить иудея во время путешествия и потребовать денег, по праву мусульман. И такое ограбление могло происходить по нескольку раз в день у одного и того же иудея.
Оккупация Сирии египтянами не смягчила тяжелых условий жизни иудеев Палестины. Их по-прежнему продолжали обманывать и оскорблять. Простой солдат мог схватить самого респектабельного израильтянина, и под ударами заставить его подметать улицы или выполнять самые унизительные работы. Презрение, которым магометане окружали их, на самом деле, превосходило то, что они переживали в христианских странах. На Востоке они стали настоящей притчей во языцех, поскольку слово "жид" было самым худшим и позорным.

В Марокко они тоже подвергались варварскому деспотизму. Мавры считали, что иудеи рождены, чтобы служить мусульманам, и поэтому их подвергали самым бессмысленным оскорблениям. Мальчишки ради забавы били и мучили иудейских детей. Мужчины толкали и били взрослых. В любое время дня и ночи они заходили в их дома и позволяли себе самое грубое поведение с их женами и дочерьми. Иудеи неизменно подвергались сильному избиению, если пытались сопротивляться.

В 1804 в Алжире иудеи были подвергнуты ужасным пыткам с подвешиванием к стенам длинными веревками с загнутыми крючками на концах просто потому, что они ничего не подозревая, одалживали деньги лицам, которые были в сговоре против бая. Их не отпускали на свободу без выплаты большой суммы.
В 1827 бай бросил в тюрьму богатого иудея не за что иное, как за вымогательство у него 500 000 испанских долларов. Паша в Триполи вымогал у них крупную сумму по причине засухи, которая, как он объявил, случилась из-за них. Г-н Эвальд, после описания красоты, плодородия и процветания острова Джерба в Марокко, "где повсюду (говорит он) каждый живет спокойно под своей виноградной лозой и смоковницей", кто-то рядом говорит об иудеях как единственном исключении, поскольку он нигде не видел большей бедности и угнетения.
Возможно, такой контекст все еще слишком широк для любителей контекста. Давайте рассмотрим, как арабы в Палестине обращались с иудеями до того, как Теодор Герцль придумал понятие "сионизм".

Запрещение евреям посещать Храмовую гору,
рисунок 1883г.
Британский консул в Иерусалиме с 1854 по 1856 гг. Джеймс Финн:
В былые времена коренные иудеи испили полную чашу страданий от общего деспотичного поведения мусульман, и, не имея никаких ресурсов для своей поддержки на Святой земле, получали помощь, хотя и небольшую, от взносов из синагог по всему миру. Как только мусульмане поняли этот режим обеспечения, иудеи стали подвергаться систематическим, из поколения в поколение, бесчинствам и грабежам. 
Такое угнетение стало одной из причин непосильного бремени долгов, выплата процентов по которым была большой нагрузкой на доход, получаемый из-за рубежа. 
Иудеи были унижены выплатой пенсий местным мусульманским вымогателям через главного раввина, например: сумма в 300 £ в год уходила эффенди, чей дом примыкал к "площади плача" или фрагменту западной стены храмовой постройки, за разрешение там молиться; 100 £ в год — жителям деревни Силоам, чтобы они не разрушали могилы на склонах Масличной горы; 50£ в год — арабам племени Тамра, чтобы они не повреждали гробницу Праматери Рахели возле Бейтлехема, и около 10£ в год —шейху Абу Гошу, чтобы его люди не приставали к иудеям на большой дороге в Яффу, хотя он был высоко оплачиваемым турецким правительством как надзиратель этой дороги.

Палестинские христиане относились к иудеям не лучше мусульман.

В 1847 году казалось вероятным, что христианские паломники, подстрекаемые греческим духовенством, могут повторить ужасы 1840, происшедшие в Родосе и Дамаске. Греческий парень, паломник, находясь в заброшенном переулке, бросил камень в бедного маленького иудейского ребенка и, странно сказать, последний набрался храбрости и в отместку бросил камень в свою очередь. К сожалению, камень попал парню в болячку, следствием чего стало кровотечение. 
В это время года Иерусалим всегда полон паломников (март). Вскоре возник переполох, и отчаянная месть была направлена против всех иудеев без разбора, за нанесение ножевой раны (как они сказали) невинному христианскому ребенку, чтобы взять его кровь для подмешивания в пасхальную мацу. Пришли полицейские и взяли обе стороны в сераль для суда. Там это дело сразу же было закрыто как слишком тривиальное и недостойное внимания. 
Однако монастырь, духовенство возбудили дело снова через три дня, преувеличив состояние нанесенной раны. Они решили доказать паше на основе своих древних книг, что иудеи имеют пристрастие к вышеназванной каннибальской практике, либо для целей некромантии, либо из ненависти к христианам, на которых его Превосходительство неразумно возложил обвинение в нападении, чем пошел по иному пути, который не имеет к нему отношения. 
После этого тот велел иудеям на второй день ответить за себя. Пока суд да дело, греки и армяне ходили по улицам, оскорбляя и угрожая иудеям, как мужчинам, так и женщинам, иногда проводя руками по горлу, иногда показывая ножи, которые они, как правило, носили с собой. Среди прочих случаев, дошедших до меня, является нападение шести человек на сына покойного главного раввина из Лондона (Хершелла). Нападавшие схватили его, пожилого человека, за шиворот и, тряся его, кричали: "А, жид, ты уже приготовил ножи, чтобы пролить нашу кровушку!"

До всякого премьер-министра от Ликуда, до 1967, до 1948, до декларации Бальфура, до Герцля, арабы и мусульмане относились к иудеям, как к грязи, как внутри Палестины, так и за ее пределами.

Причина террористических нападений кроется не в "оккупации" или отказе Израиля принять участие во французской мирной инициативе, которая призвана заставить только Израиль пойти на дополнительные уступки. Это не из-за «крайне правого крыла правительства» Израиля. И даже не из-за сионизма. Арабы нападают на иудеев, потому что сама мысль, что иудеи могут действовать, как равные им, с правом на самоопределение и правом на свою собственную землю, является оскорблением арабской чести

Иудеи должны быть несчастными, второсортными гражданами, кланяющимися, скребущимися и выплачивающими вымогательские деньги своим мусульманским хозяевам. Для арабского народа никогда не было большего унижения, чем видеть, как эти презренные жиды побеждают их в войнах.

Арабская психика делает упор на честь и боязнь стыда. Начиная с 1948, было сделано все, чтобы стереть самое большое унижение от того, что иудеи контролируют землю, которую арабы считали своей собственной. Разве мне нужен каталог террористических нападений до 1967, 1948, 1917?

Да, давайте поставим в контекст нападения в Тель-Авиве. Контекстом является то, что арабы (как мусульмане, так и христиане) считают, что иудеи являются про̀клятым народом, и что существование гордых иудеев, которые ведут себя не как настоящие зимми на Ближнем Востоке, является оскорблением арабской чести.

Все остальное — апологетика.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё