Поиск по этому блогу

Загрузка...

Плохие аналогии и плохая политика

Вик Розенталь

Аналогии имеют основополагающее значение для выживания человека. Если вы можете съесть персик, то, вероятно, сможете безопасно съесть абрикос.

Те из нас, кто выступает за профилирование сил безопасности, считают, что будущие террористы, вероятно, станут действовать как террористы прошлого, и поэтому мы должны внимательнее присмотреться к ним, чтобы выбрать соответствующие способы профилирования. Каждый день мы принимаем сотни решений, основанных на аналогиях: мы рассматриваем подобным образом вещи или ситуации, кажущиеся нам знакомыми.


Конечно, есть хорошие аналогии и есть плохие. Есть ядовитые грибы, которые похожи на съедобные. Часть нашего интеллекта знает, что аналогия может быть хорошей в отношении какого-то аспекта, имеющего важное значение в конкретном случае. Политические аналогии являются общими, и потому могут быть опасны.

Одна из самых худших аналогий, проводившихся когда-либо, это аналогия между «палестинцами» и черными американцами (вот её классическая формулировка от Кондолизы Райс). Различны их истории, различны обстоятельства, различны их стереотипы поведения. Нет ничего, что можно вывести из истории американских негров такого, что могло бы помочь понять "палестинцев", или наоборот. Причина, по которой чернокожим в преддверии 60-х годов в Америке не разрешалось обедать за одним столом с белыми, не имеет ничего общего с причиной, почему арабы не могут свободно перемещаться между сектором Газы и Израилем.

С какой стати кто-то думает, что это так? В последнее время вся идеология оказалась основанной на плохих аналогиях. Подобно тому, как Фрейд сделал сексуальность основным драйвером человеческого поведения, а Маркс отвел эту же роль экономике, новая идеология "взаимосвязанности" говорит нам, что все это - угнетение и дискриминация. Вот (немного дурмана...) определение Википедии:
"Теория взаимосвязанности ("переплетения") считает, что классические концептуализации угнетения в обществе, такие как расизм, сексизм, дискриминация по признаку классовой принадлежности или по признакам физического здоровья, гомофобия, трансфобия, ксенофобия и убеждения на основе фанатизма - не действуют независимо друг от друга. Эти формы угнетения взаимодействуют, создавая систему угнетения, которая отражает "переплетение" множественных форм дискриминации".
По-видимому, эта идея возникла после того, как феминистские ученые высказали утверждение, что черные женщины угнетены вдвойне из-за их принадлежности к двум группам угнетенных (это утверждение может быть эмпирически ложным, но кому какое дело). Затем идея была обобщена до уровня своего рода "единой теории поля" для всех жертв всех видов "угнетения".

Это понятие связано с иерархией жертвенности, согласно которой черный получает больше очков, чем белый, палестинец получает больше, чем американец, и так далее. Тогда некто с большим количеством очков может заявить другому, что его восприятие является неадекватным из-за его привилегированной точки зрения.

Оно также согласуется с теорией постколониализма, согласно которой большинство конфликтов между группами объясняется последствиями угнетения одних людей (как правило, небелых), другими - как правило, западными колонизаторами. Колонизация может быть военной, экономической, духовной, или их сочетанием; или она могла быть в прошлом, но жертвы её остались травмированными. Мы могли бы назвать это "постколониальным стрессовым расстройством".

Главная аналогия для американцев - это всегда расизм по отношению к афро-американцам, которым их национальное сознание патологически одержимо, даже больше, чем у немцев в связи с евреями. Чем глубже мы погружаемся в проблему, тем больше кажется, что каждая из форм дискриминации в своем роде уникальна и не похожа на другие. Но с точки зрения "переплетения", все "измы" похожи.

Вы, возможно, заметили, что ненависть к евреям (обычно называемая "антисемитизмом") не упоминается в определении, входя вместе с "исламофобией" в категорию "веры на основе фанатизма". Это затеняет тот факт, что евреев ненавидят по причинам, не имеющим никакого отношения к убеждениям, или их отсутствию. Если это неясно из недавней истории, то должно стать очевидным при взгляде на антиеврейскую пропаганду, которая вытекает из всех тех традиционных расовых стереотипов и наветов крови, которые питали юдофобию в течение нескольких сотен лет.

Такой прием также позволяет тем, кто этого хочет, минимизировать распространенность антисемитизма путем объединения его с другими незначительными проявлениями «фанатизма», в то время как ничтожный феномен "трансфобии", например, выделяется в собственную категорию.

И, наконец, это так удобно - не говорить прямо о юдофобии, потому что большинство людей, следующих догме "переплетения" и родственным ей, рассматривают евреев как угнетателей, а не как жертвы. Излишне говорить, что мусульмане занимают важное место в списке преследуемых, колонизированных и угнетенных, что приводит нас к очередному провалу аналогии.
Нет никакого признания различий, которые могут существовать между иррациональной ненавистью по признаку расы или этнической принадлежности, и оппозицией к идеологическим аспектам ислама и шариата, или их насильственным проявлениям. Все это считается "фанатизмом". Так "переплетенцы" подавляют законную критику джихадистской идеологии, которая все больше и больше характеризует сегодняшнюю практику ислама.

Я сохранил худшую из плохих аналогий на десерт. Следствием теории "переплетения" является солидарная "вера в то, что есть общая нить дискриминации, которая связывает воедино многие якобы различные сообщества". Эта нить протягивается повсюду: от бедноты к людям с ограниченными возможностями, к животным, к активистам изменения климата, к палестинцам. Так как все виды «угнетения», как полагают, выгодны западному, белому, мужскому, богатому, гетеросексуальному правящему классу, активисты объединяются с другими «угнетаемыми» группами против той властной структуры, которая несет за них ответственность. Этот марксистский "панаце-изм"* приводит к абсурдным союзам, таким как союз активистов против сексуального насилия со "Студентами за Справедливость" в Палестине - "потому что все виды угнетений суть одно".

Идея "переплетения" подавляет когнитивный диссонанс, который обычно возникает, когда, как это происходит сейчас, одни просят ЛГБТ-сообщество присоединиться к борьбе против «исламофобии», в то время как другие указывают на то, что законы шариата предусматривают смертную казнь за однополый секс в нескольких мусульманских странах, а мусульманин, только что убивший 49 человек в гей-клубе, по крайней мере частично был мотивирован к этому своими религиозными убеждениями. В подвиге умственной акробатики конфликт между мусульманами, мотивированными исламской идеологией, и геями, которых они угнетают, испаряется, и остается только тот факт, что каждая группа видит себя жертвой.

Подобно тому, как человеческое поведение мотивируется чем-то большим, чем секс и экономика, не каждый конфликт является результатом угнетения, не все формы дискриминации одни и те же, и не каждая проблема связана с укоренившейся прямой белой мужской привилегией. Но благодаря доктрине, что всякий выступающий против положений "переплетения" поддерживает правящий класс, и его аргументами можно пренебречь, догма становится неопровержимой. Как и другие неопровержимые догмы (например: марксизм, или объективизм), догма взаимосвязанности черпает свою убедительность из аргументации "широких масс". К сожалению, это столь же губительно, сколь популярно.


* Панаце-изм": вера в то, что есть одно единственное средство исцеления всех болезней мира.


Перевод: +Aleksey Peshekhonov


Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё