Поиск по этому блогу

Загрузка...

Катарский профессор Абд аль Хамид аль Ансари анализирует идеологические корни терроризма: в нашей культуре что-то не так

В ТВ-интервью 3 июня Ротана Халиджия и проф. Абд аль-Хамид аль-Ансари, бывший декан факультета исламского права катарского университета, обсудили феномен терроризма и как с ним бороться. 

Терроризм, говорит он, был основан на идеологии, а не на финансовых трудностях или экономических обстоятельствах, и «начинается с посева ненависти, посева экстремизма» и с «этой риторики о нации, которая постоянно под атакой». Согласно проф. Аль-Ансари, первый шаг в борьбе с этим явлением –
"отойти от культуры отказа", "признать, что в нашей культуре что-то не так" и "открыться другим культурам".
Ниже следует запись беседы.




Интервьюер:
Давайте начнем с проблемы терроризма — это иделогический кризис или экономический?
Абд аль-Хамид аль-Ансари:
терроризм уходит корнями в идеологию. Как говорится в [Конституции] ЮНЕСКО, война и мир создаются «в умах людей", и только потом отражаются на поведении. Терроризм основан на экстремистской идеологии, которая захватывает умы, настроенные на такого рода идеологию. Если бы терроризм был действительно связан с безработицей и экономикой, то в соответствии с материалистическим толкованием истории...
Ну, многие народы очень страдают, но они не прибегают к терроризму. Тяжелое финансовое положение может привести к повстанчеству, к преступлениям. Возможно, вы помните фильм Фарида Шавки «Я был создан убийцей». Вполне возможно, что когда человек подвергается преследованиям или не может найти работу, он может совершить преступление и украсть, но только вера и идеологические убеждения могут привести его к тому, чтобы взорвать себя. Человеку совсем нелегко оставить эту жизнь. Они говорят об экономических неурядицах...
Интервьюер:
Это часто отражается в опросах.
Абд аль-Хамид аль-Ансари:
Это потому, что они не верят в религиозные и духовные мотивы. Они придерживаются материалистических стандартов. Что заставило этого человека взорвать себя, спрашивают они.Должны быть экономические обстоятельства. Однако человек может эмигрировать, чтобы улучшить свои экономические условия. Некоторые могут повернуться против режима для улучшения экономических условий, но чтобы взорвать себя?! Как раз наоборот, преступники любят хорошую жизнь.
[…]
С другой стороны, террористы с самого начала не думают о жизни, считая другую жизнь лучше, красивее. И это основано на вере, на идеологии. Они говорят об экономических обстоятельствах или несправедливости. Однако несправедливость не заставляет человека врывать себя. Чтобы превратить человека в бомбу, нужно... Это требует идеологической смеси... Идеологической смеси, которую вы имплантируете в свой разум, и которая завоюет вашу душу.
[…]
Терроризм начинается с посева ненависти, с посева экстремизма.
Интервьюер:
Это первый шаг.
Абд аль-Хамид аль-Ансари:
Первый шаг заключается в том, чтобы посеять ненависть, заявив, что другой является неверным и недостоин жизни, что другой — враг, который хочет напасть на меня, что другой является "светским", который пытается изменить нашу идентичность, чтобы вторгнуться [в наш мир] и "вестернизировать" наших женщин и устроить ловушку для Ислама. Они всегда представляют нас как некие мишени, как будто враги лежат в засаде, поджидая нас. Эта риторика о нации, которая постоянно находится под атакой — это то, с чего начинается ненависть. Это то, как сеется ненависть в душу ребенка, который позже становится экстремистом.
[…]
Прежде, чем лечить болезнь, надо поставить диагноз.
Интервьюер: Верно

Абд аль-Хамид аль-Ансари:
Мы должны отказаться от культуры отрицания и перестать говорить: «Это не то, что мусульманин будет делать». Мусульманин сделает это, а потом и еще что-то. Почему говорят, что не будет? «Это сделали евреи». «Это сделали Моссад и ЦРУ». Люди, это наши собственные дети, они сделали это. Они повернулись против нас. Мы не знаем, как их воспитывать и обучать должным образом, и они поворачиваются против нас. Первый шаг — это признать, что в нашей культуре что-то не в порядке.
Второй шаг заключается в том, чтобы пересмотреть, что неправильно. Нам необходимо проанализировать это. Нам нужно определить, что внушает ненависть, экстремизм и такфир, а затем удалить все это из учебных программ, мечетей и СМИ. Мы должны открыться для других культур. Почему мы не можем быть, как другие народы? Как происходит, что они воспитывают своих детей должным образом, открывают и изобретают новые вещи? Как происходит, что только наши дети обращаются к разрушению вместо созидания? 
Необходимо пересмотреть понятие джихада. Что такое джихад школьника? Мой джихад? Ваш джихад? Он не должен быть военным… Военный джихад сегодня ограничен членами вооруженных сил. В настоящее время у нас есть государство, Конституция и гражданство. Почему мы платим оклады солдатам? Мне не нужно вести [военный] джихад. Мой джихад лежит в сфере образования. Джихад правоведа лежит в выполнении Дава. Ваш джихад лежит в средствах массовой информации. Джихад студентов заключается в получении образования, чтобы служить своей стране. Джихад не ограничивается военной деятельностью. Это ошибочное понятие... 
Да, вы не можете учить джихаду так, как его преподавали при появлении Ислама. Всего этого тогда не было. Были враги, и был необходим общий призыв к оружию для создания исламского государства и его защиты. Теперь это все позади. Существуют более миллиарда мусульман и более пятидесяти мусульманских стран. Они имеют армии с оружием. Оставьте им оборону. Военный джихад является их долгом.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё