Поиск по этому блогу

Загрузка...

Ловушка Трампа


DAVID ROTHKOPF

Почему речь Хилари Клинтон, в которой она задала трепку своему оппоненту, казалась большим достижением, но недалеко пошла.

Дональд Трамп – подарок для Хиллари Клинтон. И ловушка. Потому что, как бы хорошо ни было (и каким бы удовлетворительным ни казалось), она попала в шаблон каждого этапа этой кампании, во всем, что касается Трампа. Чтобы Клинтон победила, она должна активизировать свой электорат в том, за что она выступает, а не только в том, противницей чего она является. В противном случае, исход может быть таким же, каким он был у предшествующих оппонентов Трампа.
Обращение Клинтон по вопросам внешней политики в Сан-Диего в четверг было безусловно эффектным, насколько можно судить. На самом же деле, оно было чрезвычайно эффектным в части перечисления недостатков Трампа как потенциального главнокомандующего. Оно осветило несколько иную задачу, которую ставила Клинтон и ее спичрайтеры, а именно: выяснить, как можно сделать выступления настолько краткими, чтобы аудитория могла вернуться домой и вовремя уложить детей спать.

"Идеи Дональда Трампа не просто иные", — сказала она в одном из своих многочисленных эффектных наскоков на предполагаемого кандидата от Республиканской партии. «Они опасны своей непоследовательностью. Это даже не настоящие идеи, а просто серия странных тирад, личная вражда и откровенная ложь". В этих кратких нескольких фразах вы можете увидеть красоту противостояния такому ядовитому человеческому мусору, как Трамп. Не нужно прибегать к гиперболам. Просто скажите, как есть, и все станет ясно любому слушателю с трехклассным образованием, что Трамп годится в президенты, как в преподаватели курса по скромности.

Когда она сказала, что Трамп «по своему темпераменту непригоден для работы в офисе", никто, кто его наблюдал, не имел в этом сомнений. Однако перечисление его глупостей — от предположения, что гораздо больше стран имеют ядерное оружие до утверждения, что это не будет вопросом для нас, если они его используют, от похвал северокорейскому режиму до предположения, что мы сдадим Сирию Исламскому государству, сделало это утверждение весьма эффектным. И если ее натиска было мало, то за день или два до этого, этот же северокорейский режим фактически одобрил кандидатуру Трампа — акт, который сам по себе говорит о том, насколько Трамп действительно непригоден. Северная Корея хочет свержения Америки. А ее лидеры знают, что верный способ сделать это — это поместить Дональда в проспект Пенсильвания, 1600 (Белый дом — прим.пер.).

Нет, было ясно, что советники Клинтон предусматривали, чтобы ее речи по внешней политике была дана особая возможность, потому что сам Трамп выглядел ужасно уязвимым в этом плане (хотя его расизм, женоненавистничество и отсутствие соответствующего опыта делают его таким же и в вопросах внутренней политики). И она это хорошо донесла. Так хорошо, что мы получили уверенность в том, что будем слышать эти фразы снова, и снова, и снова — по тем же случаям. Перспектива пальца Трампа на ядерной кнопке настолько ужасающая, что лишь она одна делает свое дело, т.е., что президентом должна быть Клинтон, потому что единственный способ остановить его — это проголосовать за нее.

Проблема победить Трампа, перефразируя Клинтон относительно внешней политики ее прежнего босса, Барака Обамы, заключается в том, что быть просто против него, еще не составляет внешнюю политику.

(Она однажды ззаявила, что то, что Обама "тупо не срёт внутри", недостаточно для формирования внешней политики. И, конечно, нет никаких сомнений в том, что избрание Трампа будет самым тупым дерьмом). Однако это, само по себе, не является вѝдением будущего Америки.

Кроме того (что, возможно, еще более важно), одна платформа не может вдохновить избирателей видеть положительные причины для голосования за Клинтон. Избиратели заслуживают лучшей речи, чем она произнесла в четверг. Если она хочет противостоять волне нерациональных эмоций, то единственное, что она может сделать, чтобы предотвратить вхождение в офис такого человека, как Трамп, это начать больше зажигать людей в том, почему они должны поддерживать и голосовать за нее, а не почему они должны быть сейчас против ползучести GOP, в чем все вокруг согласны. (См.: Заявление Пола Райана в четверг.., о котором он, безусловно, будет сожалеть).

Для того, чтобы Клинтон внушила избирателям такую страсть, она должна четко изложить, насколько идеи, которые она защищает, являются новыми и особенными, и почему она считает себя тем самым человеком, который должен стать президентом в этот момент, человеком, способным видеть и осуществить построение нового мира для наших детей и внуков. Нам нужно, и ей нужно несколько большѝх, новых идей. И хотя речь, произнесенная в четверг, была экспертной в своем анализе Трампа, она была черновой, пресной, как овсянка, в отношении ее собственной внешней политики и, в конечном счете, лишенной большѝх, новых идей.

В этом, конечно, не было ничего предосудительного. Темы, которые она затронула — как Соединенным Штатам необходимо содействовать упрочению дома, культивировать альянсы, использовать дипломатию и развитие, быть «мудрыми с нашими соперниками», иметь план разгрома террористов, сохранять верность нашим ценностям — были солидными. Это было как раз тем, что можно было ожидать от профессионала, имеющего многолетнее знакомство с этими вопросами. Однако, как такой же профессионал, имевший какое-то время соприкосновение с этим пространством, я должен признаться, что желал бы, чтобы все они были так же хорошо знакомы с ним.

Давным-давно, много лун тому назад, когда я был ярким молодцем в прошлой администрации Клинтона, у меня был босс, который хотел выступить с речью. Я был его вторым номером и отвечал за эти вещи. Поэтому я сказал, что хотел бы ее написать для него. Я тщательно скорректировал для него язык, находясь от него в некотором отдалении, ища вдохновения, и вручил ему то, что я считал речью о международной экономической политике, которую произнес бы сам Уинстон Черчилль, если бы занимался подобными вещами. Я отдал ее в и ожидал для начала похвалы. Время шло. Птицы пели. Наконец, вошел мой босс: «Это потрясающая работа»,— сказал он. «Хорошо написанная. Продуманная. Очень солидная. Я не могу ее использовать».

Я ошеломленно смотрел на него. Где я сделал что-то не так? Или, вероятно, где он сделал что-то не так? Я же был уверен, что она была прекрасна. «В ней нет ничего нового", — сказал он. "Я не собираюсь затевать большой разговор и выходить на новый уровень. А раз так, то зачем она мне?" Я упал духом. Однако он был прав. И я никогда не забывал урок. Вот, что лидеры должны делать. Они должны вести. Они должны вести нас в такие места, где мы не бывали раньше. А в своем выступлении в четверг Хиллари Клинтон этого не сделала.

Разрыв между тем, что мы получили, и тем, что нам было нужно, был виден в каждой из ее тем. Да, Америка должна быть сильной изнутри, но как нам создать рабочие места в эпоху гиперпроизводства и новых технологий, которые опрокидывают наши старые понятия о работе? Как нам создать модель непрерывного обучения в области образования, которая использует преимущества новых технологий, а не оставит позади все население (как городские учащиеся меньшинства), как мы это делаем сейчас? Как нам устранить растущее неравенство? Какие виды инфраструктур нам нужны для новой технологической реальности, и как нам платить за это? Как нам исправить наш сломанный налоговый кодекс, чтобы он был одновременно конкурентным и честным?

Да, нам надо укреплять альянсы. Но как нам снова изобрести трансатлантический альянс для новой эры? Что является основой для нового видения нашей роли в индо-тихоокеанском регионе? Как нам возобновить альянсы, которые Обама разрушил на Ближнем Востоке? Как они будут выглядеть? Как нам помочь им руководить? Как нам обеспечить, чтобы они занимались не только проблемами недавнего прошлого, но и нового будущего — от участия Китая и России в регионе до формирования нового поколения лидеров?

Конечно, умно будет совершить переориентацию на дипломатию и развитие. Однако, имея в виду сделку с Ираном, это может оказаться не лучшим, с чего надо начать. Несмотря на благие намерения, вполне вероятно, что ее следует рассматривать как плохую игру, которая усиливает Иран за счет стран, которых мы должны уравновесить, и которые имеют более конструктивное вѝдение будущего, чем теократы, которые по-прежнему правят в Тегеране. Когда дело доходит до развития, то как, например, мы восстановим Ближний Восток? Это вопрос на много миллиардов, на который необходимо ответить, если мы хотим добиться прочного мира в разрушенных странах региона. Кто будет платить? Какие институты нам нужно убедить, чтобы это случилось? (Основным будет Банк регионального развития).

Проявить мудрость с Россией и Китаем, конечно, имеет смысл. Однако мы могли бы использовать специфику, и в то же время — меньше задумываться о Китае и торговле в ходе предвыборной компании. Это создает напряженность, что обнаружил Билл Клинтон. Легко обвинить иностранцев в торговых проблемах. Но это также и неверно, и когда он вошел в должность, он вернулся к этим проблемам. Похоже, что его жена тоже решила так поступить. Однако пойдем дальше: нам нужна доктрина о взаимозависимости с Китаем, которая бы принимала его как жизненно важного союзника, а также потенциального конкурента, который лучше использует наши общие интересы. И нам необходимо найти новый дальнейший путь обеспечения того, чтобы наши ужасные отношения с Россией не стали еще хуже, даже притом, что мы пошлем сообщение, что новая администрация не будет такой же беспомощной в противостоянии к проявлениям неприкрытой российской агрессии, как администрация Обамы.

Разумеется, мы должны разгромить террористов, что означает переход от игры в "молоток и насыпь" (аркадная игра, где игроки ударом молотка стараются разбить холмики — прим.пер.) с постоянно меняющимся массивом террористических групп, к борьбе с экстремизмом в более широком смысле. Это означает не просто знание, против чего мы выступаем на Ближнем Востоке и в других местах, но и то, за что мы выступаем. (Это означает не только создание в регионе модели «зеленых ростков», которую нам следует развивать. Отойдем от рефлексивного языка предвыборной кампании в поддержку Израиля, который совершает опасный дрейф вправо в направлении демографического кризиса при растущем палестинском населении. Скоро он будет нашим ключевым союзником, которому придется выбирать, быть ли ему демократическим или иудейским государством. Похоже, что израильтяне делают неправильный выбор на этом фронте, и нам нужно быть откровенными с ними, как друзья друг с другом, что мы будем их поддерживать, но не всегда, не безоговорочно, и не тогда, когда их ценности будут не совпадать с нашими, как это происходило последние несколько лет.)

Что касается приверженности нашим ценностям, то да, да — это именно так. Однако о каких ценностях идет речь? Соблюдение международного права является положительным, но будет ли это связано с реформированием международных учреждений и созданием новых и лучших — там, где они более всего нужны (реальности экономики и безопасности взаимосвязанного мира, окружающая среда, борьба с распространением оружия массового уничтожения, и т.д.)?

Одной из основных ценностей Америки является признание ее роли самой мощной страны в мире. От большей части этого Обама отмахнулся. Как Клинтон собирается взять это на себя?

Руководство обязано знать две вещи: куда идти (это то, куда стекаются новые идеи и новые лица) и склонение других подражать этому (это то, где необходимо разжигание страстей).

Эти факторы определяют параметры ловушки Трампа. Может показаться, что вполне достаточно просто быть против него. Но это не так. Потому что становится развлечением создавать иллюзию, что новые идеи (и риск, присущий им) не является необходимостью. Следовательно, маловероятно, что мы увидим от Клинтон, почему она будет президентом-реформатором, которого требует настоящее время, как она вдохновит, как она выйдет за рамки риторики своего предшественника, эффективно производя жизненно важные изменения и укрепляя нужды Америки, как на международной арене, так и дома.

Сейчас еще не слишком поздно. Только июнь. Есть еще пять месяцев, оставшихся для этой кампании. Честно говоря, это более чем достаточное время для целой кампании (или даже двух). Трамп плох и должен быть остановлен. Единственный способ сделать это — голосовать за Клинтон. Однако, если она не добьется большѝх идей, окружив себя новыми лицами, убеждая избирателей, что она является не только лицом истеблишмента, которое боится президентства Трампа (по хорошей причине), она не сможет заручиться поддержкой достаточного количества избирателей, чтобы фактически выиграть. Трамп делает акцент на страсть и разочарование Вашингтоном. Она же видится многими как часть системы..., пока она не разъяснит, что ее опыт убеждает не только в необходимости больших и серьезных изменений, но что у нее есть идеи и люди вокруг нее, чтобы помочь произвести такие изменения. Опыт, интеллект и твердость являются основными чертами президента. Однако они не являются достаточными для кандидата. Кандидат должен вдохновлять, быть в унисон с электоратом не только в голове, но и в сердце, дать ему надежду. Однако, кандидат, способный на это, должен еще суметь это осуществить.

Возможно, речь, произнесенная в четверг, была необходимым шагом для отведения угрозы Трампа. Если это так, то это хорошо, но мы не можем ждать слишком долго следующей речи с обещаниями президента Клинтон, подвигающими нас на ее поддержку.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё