Поиск по этому блогу

Загрузка...

Дипломатическая весна Израиля

Кэролайн Глик (CAROLINE B. GLICK)

Пришло время расцвета израильской дипломатии: правительства во всем мире ищут более тесных связей с еврейским государством.

Netanyahu and Putin
Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и президент России Владимир Путин
Мы живем в такое время, когда предвзятые понятия рушатся одно за другим.

Мы думали, что ничто никогда не изменится в арабском мире. Но арабский мир не просто изменился, большая часть его рухнула. И уцелевшие режимы протаптывают дорогу к дверям Израиля.


Мы думали, что американское господство на Ближнем Востоке будет длиться вечно. А сегодня США уходят. Их уход может быть кратковременным, или продлится в обозримом будущем. В любом случае Россия уже подбирает осколки.

Это было бы достаточно шокирующим. Но что еще хуже, после своего ухода США повернулись спиной к Израилю и его суннитским союзникам в попытке построить союз с Ираном.

Мы думали, что Европейский Союз станет растущей мировой державой. Мы думали, что евро - это валюта завтршнего дня.

Вместо этого Великобритания решила выйти из ЕС, и зона евро становится зоной бедствия. Европейский экономический рост склеротичен. Европейские общества трещат по швам под сокрушительной тяжестью неудавшейся денежно-кредитной политики, чрезмерного регулирования и массовой эмиграции из развалин арабского мира.

Сейчас мы наблюдаем крах еще одного предвзятого мнения.

На протяжении более 20 лет - на самом деле с самого начала фальшивого мирного процесса с ООП в 1993 году - все высокопоставленные пустозвоны Израиля твердили нам, что наша растущая дипломатическая изоляция является результатом нашей неспособности заключить мир с ООП. Все изменится в лучшую сторону, и сразу же, они говорили нам, в ту же минуту, как мы сдадим Иерусалим, выгоним сотни тысяч израильтян из их домов в Иудее и Самарии, а также передадим контроль безопасности в долине реки Иордан кому-нибудь другому,
И вот что удивительно: несмотря на то, что нет никакого мирного процесса, Израиль не страдает от дипломатического краха, наоборот - наступило время расцвета для израильской дипломатии, так как правительства во всем мире ищут более тесных связей с еврейским государством.

И они не приходят к нам, закрывая глаза на все наши предполагаемые моральные недостатки. Они приходят к нам, потому что они восхищаются нами.

Пример №1: Президент России Владимир Путин.

На прошлой неделе Путин выступил перед членами Всероссийского исторического общества с речью о важности преподавания истории России гражданам России.

Путин использовал Израиль в качестве образца того, как историческое знание усиливает нацию.

Путин сказал: "Израиль ... опирается на свою идентичность, и развивает её, и воспитывает своих граждан на исторических примерах".

Использование Путиным Израиля в качестве позитивной ролевой модели показало, что внезапное ухаживание Путина за премьер-министром Биньямином Нетаньяху не является исключительно продуктом стратегических и экономических интересов.

Ему случается и полюбоваться на Израиль.

На следующей неделе премьер-министр Биньямин Нетаньяху отправится в пятидневную поездку в Африку. Во время поездки он посетит Уганду, Кению, Руанду и Эфиопию.

Возможно, во время остановок на пути он встретится и с главами государств других стран. Визит Нетаньяху станет первым путешествием премьер-министра в Африку после поездки Ицхака Рабина в начале 1990-х годов.

Африка не Россия. Но это важная арена.

На протяжении почти полутора веков Африка была игровой площадкой мировых держав. В 19-м веке европейские державы разделили ее между собой. Во времена холодной войны новые независимые государства Африки были втянуты в конкуренцию сверхдержав, когда США и Советский Союз соревновались за сферы влияния через своих африканских саттелитов.

С момента окончания холодной войны внимание как обеих мировых держав, так и региональных, было обращено на Африку, выглядевшей удобной экономической и стратегической площадкой.

За последнее десятилетие - полтора Китай стал доминирующим экономическим игроком в Африке.

Китай переходит от государства к государству, создавая инфраструктуры в обмен на право добычи полезных ископаемых и нефтяные контракты.

США решили не оспаривать экономическое доминирование Китая в Африке. Беззаботность США является либо проявлением безразличия, либо игнорированием сигналов, что экономическое поведение Китая в конечном итоге приведет к поглощению американских компаний в Африке.

Ключевой точкой является Габон. Эта страна Западной Африки - нефтяная держава. В соответствии с бизнес-источниками в Габоне, президент Али Бонго Ондимба является прозападным мусульманином. Он заинтересован в расширении торговых связей с США.

Противник Ондимба по выборам, Жан Пинг, бывший высокопоставленный чиновник ООН и бывший министр иностранных дел, ориентирован в сторону Китая. Тем не менее, США якобы поддерживают Пинга против Ондимбы из-за недовольства политикой последнего в области прав человека. Если Пинг будет избран в августе, американские нефтяные компании в Габоне могут увидеть свои контракты оспоренными.

Права человека и продвижение демократии являются основными темами политики США в Африке. С 1998 года, со времени взрывов Аль-Каидой посольств США в Танзании и Кении, борьба с терроризмом также является серьезной проблемой. Во время своего президентства Джордж Буш учредил "Африканское командование вооруженных сил США" для выполнения операций США на континенте.

Тем не менее, в рамках политики Обамы, США сворачивают войны против терроризма, и после вклада США в свержение ливийского диктатора Муаммара Каддафи, США ограничили свои операции. Их минималистичный подход к борьбе с Боко Харам в Западной Африке и ответвлениями Аль-Каиды в Восточной Африке ясно дает понять, что беспорядочная стратегия США, после семи с половиной лет президентства Обамы, не оставит Африку без изменений.

Мировые державы не являются единственными игроками в Африке.

Региональные державы также на сцене. Иран, например, рассматривает Африку как театр для расширения своего влияния на Ближнем Востоке. В прошлом месяце The Wall Street Journal сообщил о растущем присутствии миссионеров Ирана в Западной Африке.

Иран и Хезболла создают исламские центры в Нигерии, Гане, Танзании и Камеруне, и они получают результаты. В то время как в 1980 году обследования Pew Survey не выявили приверженцев шиитского ислама в Африке, на сегодняшний день 12% из 90 миллионов мусульман в Нигерии являются шиитами, как и 21% мусульман в Чаде, 20% в Танзании, а в Гане их 8%.

Большая часть миссионерской работы в настоящее время проводится ливанскими экспатриантами в Западной Африке. Многие из этих бывших ливанцев подозреваются в тесных связях с Хезболлой. Действительно, в начале этого года Министерство финансов США назвало трех ливанских граждан, проживающих в Нигерии, агентами Хезболлы.

Во время пребывания Махмуда Ахмадинежада на посту президента Ирана Тегераном расходуются огромные средства на расширение и углубление своего присутствия в Африке.

Среди плодов его усилий достигнутое разрешение эритрейского режима Ирану задействовать военно-морскую базу в районе Африканского Рога. Сотрудничество Ирана с Суданом, включая использование им суданской территории для отправки современного оружия в сектор Газа, достигло новых высот.

Однако африканская стратегия Ирана в начале этого года получила серьезный удар. Благодаря массированному саудовскому давлению, и, по всей вероятности, массовым выплатам, Судан, Коморские Острова, Сомали и Джибути разорвали в январе дипломатические отношения с Ираном. Судан даже присоединился к Саудовской Аравии в кампании против Ирана в Йемене. Эритрея, как сообщается, разрешила саудовцам проводить операции в Йемене с ее территории.

Все это возвращает нас к Израилю, к визиту Нетаньяху в Африку.

В последние годы Израиль также расширяет свои отношения с африканскими странами. Даже Южная Африка, самый большой антагонист Израиля в Африке, показала в начале этого года, что ее враждебность не всепоглощающая.

В марте генеральный директор МИД Доре Голд нанес длительный визит в Южную Африку, где он был гостем его коллеги из Южной Африки.

Помимо Южнай Африки, африканские страны всего континента рассматривают Израиль как богатый источник технологий и опыта в области безопасности, которые они стремятся использовать.

Они также рассматривают Израиль как растущую экономическую державу.

При средней скорости экономического роста в 6%, Африка также является привлекательным рынком для израильских компаний по всей полосе обзора отраслей промышленности.

Самым практическим уроком силовой политики в Африке является то, что для африканцев ничто не является решенным делом.

Африканские государства могут сотрудничать одновременно с конкурирующими внешними силами и отовсюду извлекать выгоду.

Например, согласно сообщениям, Эритрея позволяет Ирану, Израилю и Саудовской Аравии действовать на своей территории одновременно. Другими словами, нет никаких причин, чтобы опасаться быть пойманным в чужом кармане, и нет причин, чтобы не попросить то, что мы хотим. Мы можем получить это.

В последние годы Израиль делал это нам на пользу в дипломатической сфере, долго не раздумывая.
В сентябре прошлого года был вынесен на голосование проект резолюции Международного агентства по атомной энергии с требованием к Израилю открыть свои ядерные объекты для инспекторов ООН. Он потерпел поражение из-за противодействия со стороны африканских государств.

Также в конце 2000 года проект резолюции Совета Безопасности ООН о признании "Палестины" потерпел поражение потому, что Нигерия и Руанда предпочли воздержаться от голосования. Действия африканских представителей стали для сторонников резолюции неожиданностью.

Лидер израильской дипломатии, который в наибольшей степени обеспечил эти успехи - тогдашний министр иностранных дел Авигдор Либерман.
Во время своего пребывания в Министерстве иностранных дел Либерман провел два длительных визита в Африку, во время которых он посетил семь стран, в том числе Нигерию и Руанду.

Есть все основания ожидать, что во время визита Нетаньяху в Африку Израиль будет расширять и углублять свои связи с Африкой. И в какой-то момент эти углубленные связи приведут к дальнейшей африканской поддержке Израиля в ООН.

Это возвращает нас к нашей развенчанной мудрости о дипломатической изоляции Израиля.

Мнение, что дипломатическая судьба Израиля напрямую связана с его готовностью отказаться от Иудеи, Самарии и Иерусалима основано на европоцентрической позиции, что ЕС является самым важным игроком на дипломатической арене, и что Израиль не может быть успешным, если Брюссель не поддерживает нас. Для элиты Израиля тот факт, что ЕС враждебен к Израилю, принимается в качестве доказательства того, что мы морально скомпрометированы и не заслуживаем его поддержки.

Но, как показал дипломатический подъем Израиля в Африке, Азии, России и за ее пределами, европоцентричный подход неверен. Израилю не нужно тратить свое время и энергию, пытаясь успокоить европейцев. Мало того, что это тщетное занятие, учитывая безграничную и сумасбродную враждебность Европы. Кроме того, в этом нет необходимости, учитывая экономическую слабость и политическое разложение Европы.

Благодаря тому, что наша элита по-прежнему верна европоцентризму, средства массовой информации уделили слишком скудное внимание дипломатическому расцвету Израиля. Большая часть общественности не знает, что мы далеко не изолированы, Израиль переживает дипломатический подъем, невиданный со времен окончания холодной войны.

Пришло время признать изменения. Чем быстрее мы придем к соглашению с нашей новой позицией, тем быстрее мы максимизируем свой потенциал.


Перевод: +Aleksey Peshekhonov 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё