Поиск по этому блогу

Загрузка...

Паразиты в земле неверных

Альберто М. Фернандез


Концепции изгнания и убежища являются древними, существовавшими во многих цивилизациях и культурах. Османская империя и другие мусульманские государства предоставляли убежище новым бездомным иудеям-сефардам, изгнанным с Пиренейского полуострова католическими королями. Османы дали приют даже лютеранским христианам, которых преследовали Габсбурги.

США с самого начала стали убежищем для разного рода политических и религиозных беженцев, спасающихся от преследований других стран. Революционер-коммунист Карл Маркс нашел убежище в викторианском Лондоне после того, как он бежал из континентальной Европы. Он нашел убежище в той самой империи, политико-экономическую систему которой он хотел бы видеть свергнутой.


На протяжении десятилетий западные страны служили местами убежища для многих мусульман, спасавшихся от репрессий со стороны их собратьев мусульман в их собственных странах. Большинство мусульман иностранного происхождения глубоко признательны за свое спасение. Некоторые из них родились и выросли на Западе в семьях иммигрантов первого поколения, но в определенный момент они стали испытывать глубокую ненависть или отвращение к той самой стране, которая милостиво приняла их. Это видно на примере братьев Царнаевых, которые совершили взрыв во время бостонского марафона в 2013.

Радикализация мусульманских иммигрантов второго поколения, сначала в Европе, а теперь и в США, является в настоящее время оформившимся и развивающимся явлением[1]. Салафитский джихадизм предоставляет собой уже готовую идеологическую конструкцию и обоснование (Аль-Вала вал-Бара — лояльность и отрицание), которым должны следовать радикальные мусульмане, живущие под неисламским правлением [2].

Этот важный и губительный принцип представляет собой чрезвычайно подробный и объективный урок отчуждения и план потенциального предательства. Англоязычный сайт, созданный «учениками» влиятельного исламского арабо-американского проповедника, Ахмеда Мусы Джибриля, объясняет, что Аль-Вала (лояльность) должна быть только к Богу и верующим, тогда как отрицание (Аль-Бара) означает ненавидеть неверных, не имитировать их ни в каком плане, не жить в землях неверных, не помогать им и не проявлять к ним сострадания [3]. Материал был, как представляется, взят дословно из работ видного священника Саудовской Аравии, Салиха аль-Фавзана, который в английском переводе стал доступен онлайн через салафитскую общину Калгари, Канада, уже несколько лет назад [4].

Однако, если отчужденные дети иммигрантских семей представляют реальную проблему, то еще более проблематичным и более печальным явлением оказываются взрослые иностранцы — открытые сторонники салафитского джихадизма, использующие Запад как платформу для отравления умов молодых мусульман, возбуждая в них ярость против той самой страны, которая их приютила, и выражая свою лояльность тем самым террористическим группам, которые стоят за разрушение западных обществ, в которых они живут. Это не дети, не подростки с сомнительной идентичностью и не местные неофиты, а полностью сформированные экстремисты, жиреющие, как паразиты, на землях «неверных», которых они презирают, пронзительно вопя об уничтожении своих хозяев. Хотя урожденные экстремисты, как Анджем Хадари, очень похожи друг на друга в своих речах, я в этой статье не делаю упора на людей, подобных ему, а на очень специфическое подмножество "джихадосферы" [5].

Большая часть этого экстремистского дискурса ведется с церковной кафедры. Экстремистские священнослужители бегут из региона, и там, где они останавливаются, они читают ядовитые проповеди в мечетях для эмигрантов и их детей. Других вербуют. В районе Испании, Каталонии, по меньшей мере, треть всех мечетей контролируют салафиты, и их число возросло с 21 в 2001 до 79 в 2016. Поддержка салафитских учреждений в Саудовской Аравии и Кувейте ощутима. Каталонская полиция опасается, что наихудший результат этой тенденции не терроризм, а социальная изоляция [6]. Примеры исламских священнослужителей на Западе, нападающих на евреев и христиан и в открытую проповедующих насильственное превосходство Ислама, многочисленны [7], хотя некоторые говорят более завуалировано [8].

Есть и такие мусульманские священники иностранного происхождения в Европе и США, которые призывают к терпимости и даже стремятся творчески расширить либеральный и гуманистический дискурс в рамках Ислама. В Вирджинии ученый д-р Ахмед Субхи Мансур заключает браки мусульманских женщин с мужчинами-немусульманами, содействуя религиозной точке зрения, отвергнутой многими мусульманскими юристами во всем мире, т.е. что мусульманские женщины имеют одинаковые права с мусульманскими мужчинами на заключение браков вне рамок своей религии [9]. Во Франции, Имам Амин Наджди отметил, что мусульмане являются французскими гражданами во всех смыслах этого слова, которые «соблюдают и уважают законы этой страны» [10]. Даже некоторые салафиты были довольно открытыми в критике своих джихадистских соперников салафитов [11].

Экстремистский религиозный дискурс может быть проблемой, но религиозная свобода была и всегда должна оставаться краеугольным камнем западных демократий. Конечно, демократические государства имеют полное право надзора за иностранными священнослужителями, проявлять должную осторожность и принимать меры против них, но защита свободы выражения и свободы вероисповедания являются драгоценными и должны быть гарантированы. Как христианин, я бы хотел этого для мусульман, так же как я бы боролся за это для моих собственных единоверцев [12]. Однако я также хотел бы думать, что западные правительства могли бы делать больше, чтобы удостовериться, что иностранные священнослужители, допущенные к проповедям среди паствы внутри страны, не являются экстремистами. [13]

Однако, хотя большая часть исламского дискурса может и должна быть защищена в западных демократиях, некоторые речи переходят за рамки. Как насчет иностранных экстремистов, обосновавшихся на Западе, которые открыто присягают на верность террористическим организациям, неоднократно призывавшим к нападениям на Запад? Первым примером этой грязной реальности стал египетский исламист Хани Аль-Сибаи, прибывший в Соединенное Королевство в 1994 и получивший статус беженца. Несмотря на высокий профиль в пан-арабских СМИ, некоторые оскорбительные комментарии [14] и различные правовые меры, предпринятые против него, он все еще находится в Лондоне. Аль-Сибаи, который имел несколько стычек с MEMRI за то, что там его называли экстремистом, живет в дорогом доме в западном Лондоне, субсидируемом правительством ее Величества [15].

28781

Аль-Сибаи был обвинен в 2016 в исполнении ключевой роли в 2012 в радикализации двух британцев-мусульман суданского происхождения, присоединившихся к Исламскому государству [16]. Он также оказал влияние на палача ИГИЛ, Мухаммада Эмвази (он же Джон Джихадист) и боевика, который убил отдыхающих британских туристов в Тунисе [17]. Неизвестно, имеет ли аль-Сибаи чувство юмора (он однажды заметил, что англичане оскорбили турок, назвав животное, которое они едят, индейку, "туркой")[18], но, если оно у него есть, то ему может быть очень смешно, поскольку наносимый им вред финансируется неверными налогоплательщиками.

28782

Хани Аль-Сибаи является хорошо известной фигурой в "джихадосфере", но многие другие экстремисты паразитируют, как например, Малик Фенди в Германии,который имеет гораздо более ограниченный круг влияния. Фенди, аспирант Технического университета Дармштадта, был арестован после того, как в феврале 2016 были обнаружены на Фейсбук несколько снятых и размещенных им видео. В них он обещал свою лояльность ИГИЛ, оправдывал сожжение заживо иорданского пилота Муаса Аль-Казасбе и одобрял побитие камнями женщин, обвиненных в супружеской измене. После просмотра видеозаписи сожжения пилота, он напыщенно написал: «Я наполнен большой гордостью за свою поддержку этого государства, которое поднимает знамя моей религии, нравится это неверным и вероотступникам или нет, и защищает мою честь и кровь моего народа от агрессоров- свиней» [19].

28783

Я выступал в прошлом году на Аль-Джазире в известном (или печально известном, выбирайте) ток-шоу, где обсуждали на арабском языке живущего в Швеции иракского «исследователя» Нури аль-Муради, живущего в Европе открытого сторонника ИГИЛ [20]. Несмотря на то, что говоривший не был носителем арабского языка, что было преимуществом для того, кто говорил на своем родном языке, я чувствовал, что важно попытаться оспорить Аль-Муради, особенно, по основному противоречию открытого сторонника ИГИЛ, живущего в Королевстве Швеция на налоги, которые платят неверные. Как это часто бывает с подобными типами, он отказался полемизировать по основным противоречиям своей позиции. Аль-Джазира дала ему трибуну, чтобы он мог нагло утверждать, что кровавый сирийский диктатор Башар аль-Асад — сионист, масон, созданный Западом. Я ответил, что Асад и его преступления были на 100% продуктом патологической политики арабского мира.

В этом вопросе речь идет не просто о разделении лояльности. Важно подчеркнуть, что собственная идеология ИГИЛ не допускает неясностей, когда речь заходит о лояльности и враждебности к другим (включая мусульман, не поддерживающих ИГИЛ). Для Исламского государства сторонник не просто обязан не любить немусульман или неисламские практики. Он должен быть активно враждебен к ним. Неспособность противостоять неверию — сродни неверию [21].

Так что должно быть сделано с этими мерзавцами радикализаторами, которые стремятся использовать свободы либеральных демократий, чтобы подорвать их, и отравляют умы мусульманской молодежи на Западе? Одним из часто высказываемых опасений по поводу демократии, сталкивающейся с террористической угрозой — это вышибание клина клином, что правительства якобы оказывают чрезмерное действие с использованием крайних методов борьбы с экстремизмом. Это было частью публичного обсуждения таких вопросов, как утопление или удары, наносимые беспилотниками.

Даже если в случае этих джихадистов общественность преувеличивает, проблема часто сводится к защите свободы слова и свободы высказывания в демократических государствах, которые допускают непопулярные высказывания меньшинств или злобные речи. Это, безусловно, представляет проблему, хотя ограничений на высказывания в европейских демократических государствах уже гораздо меньше, чем в США.

Западные правительства, похоже, проявляют беспокойство и неловкость в отношении идеологической (или политико-религиозной) угрозы, которую представляют группы салафитов-джихадистов, как ИГИЛ и Аль-Каида. Забыв свое собственное прошлое, большая часть Запада видит себя как комфортно постмодернистскую, логичную и рассудительную, которая выше страстей, поднятых политической или религиозной идеологией. А ведь всего 40 лет назад марксистско-ленинские вооруженные группировки радикализировали молодых людей в университетских городках и проводили открытые акты терроризма в Западной Европе и США [22]

28784

Очевидно, такие экстремистские голоса должны энергично оспариваться публично, но этого недостаточно. Европа сталкивается с особой проблемой в том, что Европейский суд по правам человека неоднократно использовался адвокатами общеизвестных террористических сторонников, желающих избежать депортации. Иракский курдский джихадистский мулла Крекар вот уже 25 лет пользуется европейским гостеприимством и постоянно планирует теракты и угрожает должностным лицам в Норвегии [23]. Одна из организаций, которую он помог создать, стала прообразом Исламского государства [24]. Долгий юридический и политический путь Крекара имел много изгибов и поворотов, но, по-видимому, он уже близок к экстрадиции — в Италию, а не на Ближний Восток [25].

Если разговор о реформировании некоторых институтов Европейского союза фактически приведет к чему-то ощутимому, то хотелось бы надеяться, что лазейки, позволяющие открытым сторонникам террористических групп злоупотреблять европейской свободой, будут ликвидированы [26].

Такой шаг имеет большое значение по двум основным причинам. Два элемента в текущих дискуссиях о салафитах-джихадистах , как, например, Исламское государство, заключаются в том, что Запад слаб и ни во что не верит. Представление, что нелиберальные, тоталитарные речи имеют реальные последствия, разрушает победные реляции ИГИЛ и джихадистов в этом регионе, как военный разгром. Оно также укрепляет наше собственное повествование, что западный либеральный демократический порядок сто̀ит защищать, что он гостеприимный и терпимый, но также мощный и уверенный. Демократическое государство, которое не в состоянии защитить себя и отстоять то, во что оно верит, вызывало бы у экстремистов больше жалость, чем страх, если бы они знали жалость вместо жестокости.

Перед большей частью Запада сегодня стоит задача быть верными нашим идеалам, вновь открыть и оставаться преданными лучшим страницам нашей истории и традициям, а также щедро демонстрировать солидарность и сострадание к другим, к беженцам и обездоленным во всем мире. Папа Римский Бенедикт XVI предупреждал о «своеобразной западной ненависти к себе, что является чем-то патологическим» [27]. Мы должны также показать, что мы серьезно относимся к защите себя и того, во что мы верим. Открытые сторонники джихадизма, укрывшиеся на Западе и стремящиеся нас подорвать, должны знать, что есть реальные последствия их действий. Сделать меньше — значит проявить не терпимость и понимание, а показать самоубийственную слабость.

*Alberto M. Fernandez is Vice-President of MEMRI.

Endnotes:

[1] Foreign Affairs, “Europe’s Angry Muslims,” July/August 2005.

[2] Tonyblairfaithfoundation.org, “Loyalty and Disavowal: Al-Wala Wal-Bara,” November 7, 2014.

[3] Ahmadjibril.com, “Al-Walaa’ wal-Bara,” no date.

[4] Ahlehadith.files.wordpress.com/2010/05/alwalaalbarafawzaan.pdf.

[5] Telegraph.co.uk, June 22, 2016.

[6] Ccaa.elpais.com, June 18, 2016.

[7] MEMRI TV Clip #4396 – Friday Sermon at Italian Mosque: Kill the Jews to the Very Last One, July 29, 2014.

[8] MEMRI TV Clip  #5164 – French Friday Sermon on Day of Paris Attacks: Our Children Can Become Rulers of France through Legal Means, November 13, 2015.

[9] Youtube.com/watch?v=lL8nTcFA49g.

[10] MEMRI TV Clip #5185, Friday Sermon in Tomblaine, France – Imam Nejdi Condemns Paris Bombings: We Are French Citizens in the Full Sense of the Word, November 20, 2015.

[11] Salafimanhaj.com.

[12] Russellmoore.com, June 8, 2016.

[13] Dayan.org, “Tel Aviv Notes: Educating Imams in Europe,” no date.

[14] MEMRI TV Clip #2914 – Al-Jazeera TV Host Clashes with London-based Islamist Hani Al-Sibai over Glorification of Osama Bin Laden, May 2, 2011.

[15] Counterextremismproject.com, “Are British Taxpayers Supporting A Radical Cleric?” September 2, 2015.

[16] Buzzfeed.com, May 23, 2016.

[17] Telegraph.co.uk, April 25, 2015.

[18] MEMRI TV Clip #1513 – Egyptian Liberal Sayid Al-Qimni and London Islamist Hani Al-Sibai Debate Secularism and Fundamentalism in the Arab World, July 10, 2007.

[19] MEMRI Special Dispatch No. 6467, Germany-Based ISIS Supporter And Academic Malik Fndy, Arrested Following Release Of MEMRI TV Clip, Resumes Pro-ISIS Facebook Activity, June 10, 2016.

[20] MEMRI TV Clip #5151 – MEMRI Vice President Alberto Fernandez: We Need an Alternative to ISIS and the Al-Assad Regime, October 13, 2015.

[21] Carnegieendowment.org, “The Sectarianism of the Islamic State: Ideological Roots and Political Context,” June 13, 2016.

[22] Reason.com, January 15, 2016.

[23] Weeklystandard.com, January 11, 2016.

[24] The Daily Caller, November 17, 2015.

[25] Newsinenglish.no, June 9, 2016.

[26] Independent.co.uk, May 30, 2015.

[27] Firstthings.com, “Europe and its Discontents,” Pope Benedict XVI, January 2006.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё