Поиск по этому блогу

Загрузка...

Brexit: Народ вернулся!

Ив Маму
Марин Ле Пен, лидер Национального фронта, приветствует голосование Brexit под лозунгом
"А теперь - Франция!",
24 июня, +2016.
Оригинальный текст: Brexit : le retour de la Nation

Во Франции перед британским голосованием JDD провела онлайн-опрос с одним вопросом: хотите ли вы выхода Франции ​​из ЕС? 88% людей ответили "ДА!"
Ни в одной из обследованных стран не было такой большой поддержки передачи власти в Брюссель.

Чтобы успокоить возможное восстание миллионов бедных и безработных, такие страны, как Франция, сохранили высокий уровень расходов на социальное обеспечение, за счет заимствования денег на международных кредитных рынках, чтобы платить пособия по безработице и пенсии пенсионерам. Сегодня национальный долг Франции составляет 96,1% от ВВП. В 2008 году было 68%.

В последние несколько лет эти бедные и пожилые люди видели резкие изменения в их среде: мясник стал "халяль", в кафе больше не продают алкоголь, и большинство женщин на улицах носят паранджу. Даже "Макдональдс" во Франции стали "халяль".

Обнадеживает, что люди, голосовавшие за "выход", ждали законного способа выразить свой протест. Они не брались за оружие или ножи, чтобы убить евреев или мусульман - они голосовали. Они ждали возможности выразить свои чувства.
"Как быстро немыслимое стало необратимым", - пишет The Economist. Это о Brexit, конечно.

Вопрос сегодняшнего дня: "Кто бы мог подумать, что британский народ настолько устал от членства в Клубе?" 

Вопрос дня завтрашнего: "Какая страна будет следующей?"

Во Франции перед британским голосованием JDD провела онлайн-опрос с одним вопросом: хотите ли вы выхода Франции ​​из ЕС? 88% ответили: "ДА!"

Это не научный результат, но тем не менее это знак. Недавний - и более научный - опрос Pew Research показал, что во Франции, одной из стран-основателей "Европы", только 38% людей до сих пор сохраняют благоприятное мнение о ЕС, это на шесть пунктов ниже, чем в Великобритании. Ни в одной из обследованных стран не было такой большой поддержки передачи власти в Брюссель.

С Brexit каждый открывает для себя, что европейский проект был реализован не более чем меньшинством населения: это молодые городские жители, национальные политики каждой страны и бюрократы в Брюсселе.

Все остальные остаются с тем же чувством: Европа не оправдала надежды.

На экономическом уровне ЕС не смогла сохранить рабочие места "дома". Они бежали в Китай и другие страны с низким уровнем заработной платы. Глобализация оказалась сильнее, чем ЕС. Уровень безработицы никогда прежде не был столь высок, как сейчас внутри ЕС, особенно во Франции. В Европе 10,2% рабочей силы официально безработные. Уровень безработицы составляет 9,9% во Франции, 22% в Испании.

И зарплаты "дома" оставались на низком уровне, за исключением некоторых категорий в области финансов и высоких технологий,.

Чтобы успокоить возможное восстание миллионов бедных и безработных, такие страны, как Франция, сохранили высокий уровень расходов на социальное обеспечение. Безработные по-прежнему дотируются государством. Как? Заимствуя деньги на международных кредитных рынках, чтобы платить пособие по безработице и пенсии пенсионерам. Таким образом, государственный долг на сегодняшний день во Франции составляет 96,1% от ВВП. В 2008 году было 68%.

В зоне евро (19 стран) отношение государственного долга к ВВП в 2015 году составляет 90,7%.

В дополнение к этому, все европейские страны были и остаются открытыми для массовой иммиграции.

Иммиграция не была официальным вопросом британской кампании "остаться или уйти" . Но, как было отмечено Мудассаром Ахмедом, патроном Форума Конфессий в Лондоне и бывшим советником правительства Великобритани, вопрос об иммиграции и разнообразия присутствовал в скрытой форме:

"В личных беседах я нашел тех, кто больше всего хотят покинуть Европейский союз, больше испытывающими дискомфорт от разнообразия - не только в отношении иммиграции, но и того разнообразия, которое уже существует в этой стране; с другой стороны, те, кто больше всего хотят (в моем опыте) остаться в Европейском Союзе, гораздо более открыты для разнообразия в вопросах религии, расы, культуры и этнической принадлежности".

Во Франции вопрос иммиграции привязан к возможному "Frexit" вовсе не латентно. Национальный Фронт (FN) решительно поддерживает выход из ЕС, и эта позиция связана с иммиграцией. Во Францию уже в течение нескольких лет ежегодно прибывают 200000 иностранцев - из бедных стран Северной Африки и из стран к югу от Сахары.

Растущее присутствие мусульман привело к росту чувства неуверенности, а культурные традиции арабских и африканских стран вызвали в Европе культурный "недуг". Не у всех, конечно. В больших городах люди принимают разнообразие. Но уже в пригородах ситуация иная. Потому что те, кто живет на социальное обеспечение, бедные, старые - все эти люди живут в тех же районах и тех же зданиях, что и новые иммигранты.

В последние несколько лет эти бедные и пожилые люди видели резкие изменения в их среде обитания: мясник стал "халяль", в кафе больше не продают алкоголь, известный французский "jambon beurre" (сэндвич с ветчиной и маслом) исчез, и большинство женщин на улицах носят паранджу. Даже "Макдональдс" во Франции стали "халяль". В Рубе, например, все фаст-фуды стали "халяль".

За возможный "Frexit" проголосуют бедные, старые и люди, живущие на пособия. И это будет означать только одно: "Верните мне мою страну!" Сегодня голосовать против ЕС означает вернуть себе возможность сохранить французский язык и традиционную Францию.

С Brexit национальный вопрос вернулся в Европу. Без иммиграции, может быть, и было возможно постепенно создать некую европейскую идентичность. Но с исламом плюс терроризмом у дверей, с политиками, которые говорят после каждого теракта: "Эти люди, что кричат "Аллах Акбар", не имеют никакого отношения к исламу", отторжение слишком велико.

Это "Верните мне мою страну!" кажется пугающим. И это так. Это зараза шовинизма, а шовинизм не очень хорошая вещь для любых меньшинств в любой стране. Еврейский народ заплатил высокую цену за шовинизм во Второй мировой войне.

Обнадеживает, что люди, голосовавшие за "выход", ждали законного способа выразить свой протест. Они не брались за оружие или ножи, чтобы убить евреев или мусульман - они голосовали. Они ждали возможности выразить свои чувства.

"Выход" не может выглядеть современно и модно, но он носит мирный характер, правовой и демократический.

Надеюсь, таким он и останется

Ив Маму, Франция, работал в течение двух десятилетий в качестве журналиста Le Monde.


Перевод: +Aleksey Peshekhonov

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё