Поиск по этому блогу

Загрузка...

После нападений ИГИЛ арабские журналисты стали призывать к признанию существования мусульманского экстремизма, к пересмотру религиозных текстов.

Д. Хазан
25 июля 2016
Введение

29223
Последствия стрельбы в Париже (фото: Alarabiya.net, ноябрь 13, 2016)
Большое количество террористических нападений, осуществленных ИГИЛ в западных странах за прошедший год, в том числе, теракт 14 июля с грузовиком в Ницце, Франция (84 погибших, около 100 раненых); стрельба в ночном клубе в Орландо 12 июняв штате Флорида, США (49 погибших, более 50 раненых); ряд терактов в Брюсселе, Бельгия, 22 марта (32 погибших, более 300 раненых) и ряд терактов в Париже, Франция, в ноябре 2015 (129 погибших, 350 раненых), вызвало волну критики в арабском и исламском мире, как из-за страха перед ответом Запада и ростом исламофобии, так и из-за стремительного потока молодых людей, которые вливаются в экстремистские организации.

Наряду с множеством статей, утверждавших, что террористы не представляют Ислам и действуют из посторонних интересов, все большее число статей в арабских СМИ призывают признать, что Ислам и его глупые толкования, которые все еще применяются сегодня, действительно связаны с волной глобального терроризма. Авторы призывают мусульман быть честными и признать существование религиозного мусульманского экстремизма и искоренить его, вместо того, чтобы обвинять других. Они утверждают, что источником экстремистской идеологии ИГИЛ являются мусульманские социальные и культурные структуры, и что мусульмане должны поэтому объявить войну этому «культурному бедствию» в их рядах. По их мнению, эта война требует фундаментальных реформ исламского толкования, наряду с реформами культурных, правительственных и образовательных структур в арабских странах, которые, говорят они, заставили многих мусульман испытывать скрытую симпатию к ИГИЛ.

Многие авторы утверждают, что большинство религиозных практик ИГИЛ взяты из самых важных книг исламского права, подчеркивая, что эти законы не явным образом отражают коранический диктат, а, скорее, являются мнением правоведов, которые жили в определенных реалиях, уже не актуальных сегодня. Таким образом, поясняют они, для того, чтобы спасти универсальные ценности Ислама от культуры невежества, отсталости и насилия, исламские правоведы сегодня должны критически и рационально переосмыслить историю Ислама и его религиозные тексты и адаптировать исламские толкования и законы к духу времени, принимая во внимание текущие обстоятельства и большее благо. По их мнению, некоторые исламские предписания стоит вообще отменить в соответствии с такими прогрессивными общечеловеческими ценностями, как свободы и права человека.

Авторы подвергают резкой критике пассивную реакцию мусульман на преступления ИГИЛ. По их словам, клирики смирились с осуждением преступлений террористических организаций, а некоторые даже сами принимали участие в распространении экстремистской идеологии. Они утверждают, что «идеология может быть пресечена только идеологией», и что никто, кроме клириков, не может «победить и ликвидировать терроризм, основанный на бескомпромиссной идеологии». Таким образом, клирики должны бороться с экстремистским религиозным дискурсом, который покоряет сердца многих молодых людей, и систематически опровергать его идеи и решения в рамках идеологических, практических и информационных программ. В этом контексте некоторые из авторов упоминают молчание Мусульманского братства, которое, как они говорят, породило эти экстремистские такфиритские организации, а теперь воздерживается от выступлений против них и их идеологии.

Авторы также указывают на замешательство, поразившее простых мусульман сегодня, будь то из-за отказа исламского религиозного учреждения обвинить ИГИЛ и его сторонников в вероотступничестве, или же из-за того, что темы, которые прежде были в Исламе бесспорными, как, например, наступательный джихад и порабощение военнопленных, в настоящее время запрещены согласно нормам современного мира.

Авторы заявляют, что изменение религиозного дискурса является жизненно важным и неотложным шагом, поскольку текущая политическая и культурная ситуация в арабском и мусульманском мире является «прекрасным рецептом для экстремизма и отсталости», а сохранение и освящение древнего исламского наследия породит группы, даже еще более экстремистские, чем ИГИЛ, и приведет мусульман к их гибели.

Нижеследующее является выдержками из этих статей:

Палестинский автор: 
Мы должны признать, что терроризм привязан к Исламу, а мусульманское воспитание косвенно прививает поддержку ИГИЛ.
В статье от 17 июля 2016, опубликованной в лондонской ежедневной газете Аль-Хайят после теракта с грузовиком 14 июля в Ницце, Франция, Халед аль-Хруб, палестинский писатель и ученый, живущий в Великобритании, призвал мусульман признать, что терроризм, совершаемый мусульманами, действительно связан с Исламом, и что воспитание в их школах и мечетях направлено на неявную поддержку ИГИЛ, и провести работу по искоренению этого явления, поскольку это наносит им большой вред: 
«Терроризм в Ницце наносит еще один удар по нашему коллективному сознанию... [Этот] терроризм приписывает себя к [религии Ислам] и жестоко и варварски наносит удары повсюду [в мире]... Наши неоднократные заявления, что вершители [этого] террора всего лишь «банды», которые не представляют нас, больше не являются эффективными, потому что, по какой-то причине, другие «банды» не делают того, что делают наши банды. А какие культура, образование и атмосфера воспитали наши банды и побудили их к совершению неописуемо ужасных преступлений?...
«Почему наше сопротивление угнетению не может быть респектабельным, честным и рыцарским, а не презренным и аморальным?... Что является источником такого презренного сопротивления, которое в настоящее время контролирует наши арены, [сопротивление], мишенью которого являются простые граждане, которое ведет себя трусливо, столкнувшись лицом к лицу с врагом? Мы должны иметь дело с реальностью..., как она есть, не дрогнув... Моральное превосходство правого дела является основным источником его силы и причиной для его выживания и для того, чтобы люди стекались к нему... Опыт доказал провал такого варварства и терроризма... 
«Безумие Бен Ладена и Аль-Завахири, выразившееся во взрыве Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, не привело к разгрому США, а наоборот, стало компенсацией, поскольку предоставило Афганистан и Ирак. Сопротивление [Абу Мусаба] Аль-Заркави и его группы в Ираке... с помощью терроризма привело ко многим бедам, в том числе: американскому присутствию [в Ираке] и его расширению; освобождению демона сектантства в Ираке и его экспорту; разделу и демонтажу Ирака; укоренению терроризма в самом сердце арабского мира... Стратегия совершения актов самоубийства, которую Хамас использует уже много лет, толкнула Израиль на строительство разделительного заграждения, увеличила глобальное сочувствие к [Израилю] и вызвала бесчисленные бедствия палестинцев в секторе Газа и на Западном берегу... 
«Разве терроризм может быть связан с религией, относиться к самой религии? Ответ – да, потому что религия – любая религия есть ни что иное, как набор объяснений и толкований священных текстов священнослужителями... Религиозные толкования, которые могут быть легко поняты как означающие, что мученичество — это дешевое самоубийство в кафе или клубе, посещаемом «неверными», очень распространены в нашей религиозной, образовательной культуре и культуре мечетей, и с ними пора разобраться… Какой имидж не мусульман мы можем развивать, если каждую неделю мы слышим, как тысячи проповедников взывают к Аллаху «не оставить следа их»? Каждый день, наши сыновья читают тексты и книги в школах, которые не утверждают ничего, кроме покровительственного и неуважительного отношения к не мусульманам... 
«Мы должны прежде всего признать, что образование в наших школах и мечетях закладывает основы для «неявного ИГИЛизма»... [Этот неявный ИГИЛизм] является крупнейшим и самым важным источником, подпитывающим [явно] варварский ИГИЛизм, который сумел приобрести оружие и осуществить большую часть неявного ИГИЛизма, которому раньше не была предоставлена возможность выразить себя. ИГИЛ — явление, возникшее здесь в последние десятилетия, которое не ограничивается городом, обществом или сектой, а охватывает страны, учебные программы и секты и опаляет как шиитов, так и суннитов, а его сторонники конкурируют в уничтожении наших обществ. 
«Будущее этого региона и его народов и обществ зависит от выкорчевывания «неявного ИГИЛизма». Надо проявить большое мужество, чтобы признать его существование, и работать, чтобы разобраться с ним стратегически. [Это должно быть сделано] терпеливо, поскольку это задача не из легких, чтобы исправить ущерб, нанесенный его краткосрочной политикой». [1]

Марокканский писатель: 
Арабский мир должен изменить религиозный дискурс и разобраться с исламским экстремизмом.

Саид Нашид, марокканский писатель и интеллектуал, также отреагировал на теракт в Ницце статьей в лондонской ежедневной газете Аль-Араб, призывая арабов и мусульман реформировать свой религиозный дискурс, чтобы разобраться с экстремистской такфиритской мыслью в своих рядах и подорвать ее методическим и критическим образом, пока мир не потерял терпение со всеми мусульманами:
«Фура, которая сбила … десятки французов в момент празднования ими своего национального праздника в Ницце на Юго-Востоке Франции, — это не вопрос, откуда она взялась или какой дорогой она ехала. Неважно даже, была ли эта фура нагружена оружием и взырвчаткой, так как мы знаем, что [реальная] взрывчатка была в сознании водителя. Мы,скорее всего, сталкиваемся с новой стратегией глобального джихада, которая направлена на убийство как можно большего количества людей всеми возможными средствами. Это сделало задачу сохранения безопасности более трудной и сложной, а поэтому самый важный вопрос заключается в том, откуда взялись все эти мины в [мозгах террористов], и как они, в конечном итоге, оказались в голове водителя фуры?...
«Основной проблемой исламского мира является отсутствие мужества поставить самый важный и актуальный вопрос: откуда мы черпаем эту способность, быть обиженными и полными ненависти, пренебрежения к человеческой жизни, чтобы позволить такое кровопролитие? Нам не хватает мужества [ответить на этот вопрос]. На самом деле, нам не хватает даже минимальной целостности, когда мы настаиваем на смешных обвинениях других. 
«Мы должны понимать, что идеи такфири [джихада], которые вызвали гражданские войны и раскол в большинстве арабских и исламских стран..., угрожают в настоящее время многим западным столицам и сажают нас всех [мусульман] на скамью подсудимых. Что мы сделали, чтобы методично и критически противостоять этому тяжелому восприятию, которое, как чума распространяется от разума к разуму?... Интеллигенция, работники СМИ и политики других конфессий сражаются со своим собственным религиозным экстремизмом. А что [мы делаем] с нашим [религиозным] экстремизмом?

«Терроризм не ограничен лишь одной фурой. Это, прежде всего, идеи и концепции. Так что мы не можем устранить экстремистские мысли без реформирования религиозного дискурса – реформа, которую сами мусульмане должны принять..., без всяких обиняков. Это означает, что мяч находится на нашем поле, и что мир не будет ждать нас вечно, особенно сейчас, когда угроза распространилась повсюду. Мы испытываем огромное давление на этом фронте. Вместо того, чтобы противостоять давлению, которое намеревается зажечь пламя экстремизма, мудрость требует от нас не избегать [наших] обязательств». [2]

Палестинский писатель: 
"Каждый мусульманин, где бы он не находился, может испытывать определенную симпатию к ИГИЛ.
Мы должны сделать Ислам совместимым с универсальными ценностями. После теракта в ночном клубе Импульс в Орландо, штат Флорида, в июне 2016, Акрам Ихлама, палестинский писатель и защитник прав человека, проживающий в Великобритании, опубликовал статью на либеральном сайте Саудовской Аравии , Elaph, призывая мусульман к всеобъемлющему анализу и исследованию Ислама, чтобы осуществить реформы и сделать его совместимым с универсальными ценностями XXI века. Она пишет: «Последний разговор между [злоумышленником Орландо, Омаром Матином] и дипетчером неотложной [полиции] США, в котором он поклялся верности [ИГИЛ], является еще одним доказательством, что любой мусульманин, где угодно, может иметь сочувствие к [ИГИЛ] в своем сердце, даже [мусульмане], находящиеся за тысячи километров. Это отражает неспособность западной системы образования привить гуманитарные ценности мусульманским [ученикам], в том числе и тем, кто родился на Западе... 
«Все армии мира, какими бы современными и передовыми они ни были, не смогут победить и ликвидировать террор, осуществляемый с бескомпромиссной идеологией. Эта [задача] должна решаться, прежде всего, исламскими религиозными учреждениями. Да, мы должны переписать и переосмыслить исламскую историю и изменить религию в соответствии с универсальными ценностями... Это изменение является не обязанностью западных стран, а нашей собственной [ответственностью как мусульман], как на Западе, так и в регионе арабских стран. Это изменение не может начаться без принятия основополагающих реформ в арабском регионе, в рамках которых все [арабские] режимы должны отказаться от своего тайного покровительства религиозным учреждениям и провести реформы в правовой и образовательной системах, чтобы существенно улучшить [арабские и мусульманские] общества, чтобы они соответствовали требованиям XXI века и играли активную роль в мире. Что касается тех западных стран, гражданином которых я являюсь, они должны пересмотреть свою внутреннюю политику в отношении своих новых граждан и полностью ликвидировать религиозные школы, относящиеся ко всем конфессиям, а также пересмотреть свою внешнюю политику и связи с исламскими странами, к лучшему или худшему... 
«Отказ религиозных учреждений обвинить лжеисламское государство в вероотступничестве усиливает недоумение мусульман во всем мире. Это может также доказывать, что не существует такой вещи, как экстремистская идеология против умеренной идеологии, а что есть некоторый недостаток [в Исламе], и что настало время для его тщательной проверки в целях реформы». [3]
Египетский писатель: 
Культура арабских обществ порождает жестокий Ислам, последователи которого убивают всех, кто не согласен с ними.

Египетский писатель и сценарист мультипликатор Амр Хосни опубликовал статью в египетской ежедневной газете Аль-Тахрир, обвиняя арабские и мусульманские общества в слишком большой чувствительности относительно чести Ислама, приводящей их к насилию и убийствам других:
«Всякий раз, когда экстремист мусульманин совершает ужасающие преступления против человечности, находятся такие, кто выходят с криком, что он не имеет ничего общего с Исламом. Они игнорируют тот факт, что мнение и идеология существуют не как абстрактные понятия, а, скорее, принимают определенную форму в сознании и поведении тех, кто верит в них в соответствии с окружающей культурой, которая определяет характер их отношений с другими. Культура наших исламских обществ этого поколения, особенно, арабских обществ, порождает жестокий Ислам, последователи которого просто убивают тех, кто не согласен с ними, под предлогом оскорбления. И это притом, что они [мусульмане] никогда не считаются с чьими-то чувствами, кроме своих собственных... 
«Омар Матин, молодой американский мусульманин афганского происхождения, убил 50 гомосексуалистов, оскорбившись тем, что увидел двух целующихся мужчин, но не был [оскорблен] [актом] убийства 50 человек. После всех этих преступлений, люди, относящиеся к другим культурам, легче воспринимают экстремизм правительства и народа против мусульман [в целом] и арабов в частности, поскольку [в их глазах] [все они] — потенциальные террористы, которые должны быть изгнаны из их общества.

«Мы должны признать существование изъяна в исламской культуре, особенно, в арабской, что бьет мусульман в самое сердце... и заставляет их придти к убеждению, что другие заслуживают быть убитыми, если они оскорбляют религиозные чувства [мусульман]...» [4]

Иорданский писатель: 
Мы должны срочно пересмотреть исламские религиозные тексты, поскольку священнослужители не выполняют эту обязанность.

В статье в лондонской ежедневной газете Аль-Шарк аль-Авсат, иорданский исследователь и ученый Мухаммад Бархума призвал принять срочные и радикальные религиозные реформы в арабском и исламском мире, которые соответствуют времени, и отозвать легитимность насилия и убийства во имя Аллаха. По его словам, мусульманское духовенство не выполняет свои обязанности на этом фронте: 
«Хотя мы ценим осуждение [теракта в Париже в ноябре 2015] Советом старших ученых [в Саудовской Аравии] и Аль-Азхара [в Египте], подлинной религиозной реформы в арабском и мусульманском мире до сих пор не произошло, потому что одним из столпов, необходимых для этого, являются клирики, подавляющее большинство которых не выполняет свой долг, когда речь заходит о реформе.
[По-видимому], они не еще не убедились, что религиозные тексты, которыми мы обладаем, а также их толкование и разъяснение, требуют срочного переосмысления, разбора, критики, дополнений, опущений и развития так, чтобы они соответствовали духу времени и прогрессу человечества, то есть ценностям свобод, прав человека, уважения принципа равенства всех людей и укрепления доверия между ними. Политика, проводимая в настоящее время [в арабском и мусульманском мире], основана на тирании и коррупции. В нашей текущей культуре философия, искусство и нравственность напрочь увяли, а клирики избегают осознания, что существует необходимость пересмотра религиозных текстов, удаления из них неопределенности и устранения легитимности насилия, которые они содержат, поскольку это прекрасный рецепт для экстремизма и отсталости. Борьба с этим будет постепенно увеличивать прогрессивное наполнение религии и передаст смысл, который не преуменьшает значение жизни, прогресса и прав человека. 
«Этот призыв адресован не только арабскому и мусульманскому миру, но и [исламским] учреждениям на Западе, поскольку мы больше не можем оправдывать экстремизм и терроризм, ссылаясь на проблемы иммиграции и интеграции мусульман в западные общества, чувство изоляции и поиск идентичности молодого поколения. Один из первых этапов решения лежит в религиозной реформе, которая отменяет толкование религиозных текстов, разрешающее «убийство во имя Аллаха». [5]

Старший журналист Саудовской Аравии: 
Мусульманскому духовенству следует полностью отвергнуть идеологические утверждения джихада Takfiri.
Кинан Аль-Гамди, старший журналист Саудовской Аравии и бывший редактор правительственной ежедневной газеты Аль-Ватан, написал статью, утверждая, что осуждения терроризма недостаточно, и ситуация требует критического прочтения текстов, содержащих идеологию такфири, систематически не одобряя ее: 
«Разве осуждения и аннулирования достаточно, чтобы навсегда избавиться от терроризма, как на идеологическом, так и на практическом уровнях? Я считаю, что их абсолютно недостаточно... Мы можем, например, приказать Совету Шуры [парламент Саудовской Аравии] пересмотреть и обсудить закон о борьбе с расизмом, сектантством, такфиром, подстрекательством и склонению к преступлению, которому он противился [в прошлом], поскольку это может иметь более широкое и глубокое влияние, чем [просто] осуждение и неприятие, и для настоящего и будущего нашей страны будет лучше, если это будет сделано как можно скорее.
«Что касается других элементов и исламских учреждений, главным образом, Совета старших ученых... Я хотел бы, чтобы они [сопровождали свои] постоянные осуждения после каждого теракта, практической и информативной идеологической программой, чтобы подорвать идеологию терроризма, на которую опиралась Аль-Каида, а теперь опирается ИГИЛ. [Эти группы] соблазнили сынов Родины, ввели их в заблуждение и завербовали их с помощью сектантской идеологии джихада и подстрекателей к терроризму, которые являются членами потока, представляющего собой ветвь организации Мусульманское братство...
«Это обязанность Совета старших ученых и, в частности, проповедников в мечети Каабы в Мекке и мечети Пророка в Медине, пересмотреть всю эту такфиристскую идеологию [джихада], критически перечитать свои тексты и отреагировать на них. Это не коранические тексты, а различные толкования и фетвы, которые были использованы теоретиками террора в своих земных целях, превращая нашу молодежь в растопку для их костров в самом сердце нашей родины и в других местах... Это единственный способ высушить болото терроризма. Что касается комаров, уже выращенных на болоте, службы безопасности и верные сыны родины займутся их ликвидацией, однако это должно происходить по закону, определяющему сектантство, расизм, такфиризм и подстрекательство как преступление, и со стремлением высушить все идеологическое болото, в противном случае, все это будет бессмысленно, поскольку будет продолжаться подстрекательство, и идеологическое болото породит больше комаров ,удерживая таким образом, всю страну в замкнутом круге террора.

Саудовский журналист в серии статей: 
Действия Аль-Каиды, ИГИЛ имеют источником старые исламские религиозные тексты и толкования. Мы должны издавать фетвы в соответствие с эпохой.

Мухаммад Aaль аль-Шейх утверждает, что ИГИЛ добросовестно представляет тексты из исламского наследия, которые отражают реалии, уже не актуальные сегодня, и что поэтому существует необходимость в изменении мусульманского права для его соответствия духу времени: 
«Сегодня, больше, чем когда-либо, необходимо обновить [исламский] религиозный дискурс по форме, содержанию и цели…, так как мусульмане пребывают в недоумении: многие вопросы, которые всегда считались бесспорными принципами, теперь запрещены в соответствии с нормами, установленными в современном мире, такими как порабощение военнопленных, наступательный джихад и так далее. Действия ИГИЛ, например, не упали с неба, а напротив, выводит свои религиозные законы из самых важных религиозных текстов и толкований богословов относительно этих текстов и их практической реализации... 
Как мы можем работать, в соответствии со словами, постановлениями и взглядами древних правоведов [по вопросам, прямо не упомянутым в Коране], которые не соответствуют нашим реалиям…? Это наша основная проблема, из-за которой первоначально возникла Аль-Каида, а потом — ИГИЛ. Эти две группы лучше всего подтверждают то, что я говорю. Мы не можем отменить их действия, сказав, что они «не представляют Ислам», когда большая часть их действий основана на книгах из нашего наследия прошлого, [книгах], которые касались вопросов тех дней в соответствии с условиями и нормами того периода, который отличается от условий и норм периода нынешнего. Таким образом, для того, чтобы разобраться с текущим дискурсом, нет никакого другого выхода, кроме как издавать фетвы, которые соответствуют нашему времени, а не древним периодам... 
«Те, кто исследуют историю Ислама, найдут, что многие вопросы в религиозных текстах и постановления, касающиеся их, были предназначены для решения проблем, не существовавших во времена Пророка... [В таком же духе] мы должны генерировать современный религиозный дискурс, который соответствует новым реалиям и [разбирается с] земными проблемами, в противном случае, весь мир, как мусульманский, так и не мусульманский, будет ожидать, что ИГИЛ или даже новые такфиритские (джихадистские) группы продолжат обвинять в вероотступничестве тех, кто совершает даже самые незначительные правонарушения, и призывать к их убийству». [7]
Освящение старого исламского наследия породит группы, еще более екстремистские, чем ИГИЛ, приведя мусульман к гибели.

Ааль аль-Шейх сделал аналогичные замечания в статьях, изданных после терактов в Париже в ноябре 2015, предупреждая, что насильственное следование мусульманскому наследию, будет иметь катастрофические последствия для мусульман: 
«Мы не должны позволить теориям заговоров заставить нас забыть, что наследие, переданное нам, особо касательно наступательного джихада, порабощения и захвата пленных, например, не соответствует нашему времени, и что настойчивая преданность ему из-за его якобы священного статуса и необходимости оставить его целым и невредимым, приведет нас, мусульман и арабов к гибели, не в метафорическом, а в буквальном смысле… Так же, как Аль-Каида породила ИГИЛ, так и ИГИЛ с его культурой самоубийства породит еще более жестокие, варварские и опасные [группы]...» [8]

Мусульмане должны учиться у Запада, который спас себя от средневековой культуры и стал просвещенным.

В другой статье Ааль аль-Шейх призвал мусульман прекратить оправдываться за свое наследие, а бороться с ним критически и рационально, так же, как сделали западные общества, а иначе, они продолжат быть «варварскими захватчиками и убийцами». Он пишет: 
«Те, кто читал историю сегодняшних ведущих западных обществ, видят, что причина отхода от средневековой культуры и вступления в эпоху просвещения, которая привела их к культурному превосходству во всех областях науки и знания, кроется в том, что они разобрались со своим наследием критически, рационально и по существу. Они издали разумные законы, допускающие принципы плюрализма и различных мнений, не делая их абсолютными и безоговорочными... Они привели свои народы к пониманию, что рационализм и научные стандарты являются важнейшими факторами в их повседневном восприятии. Если бы они, вместо того, чтобы разобраться со своим наследием, стали извиняться за свою культуру и использовали эти извинения для оправдания своей ситуации и обвинения культурно превосходящих других, как сегодня делают некоторые наши интеллектуалы, они бы тоже оставались по сей день варварскими захватчиками и убийцами….
«Наша ментальная проблема...заключается в том, что мы читаем свою историю, особенно ее славные страницы, ненаучно. Мы рассматриваем свой собственный период, используя древние устаревшие обоснования, отказываясь от обоснований сегодняшних и от применения текущих критических инструментов. Именно это, в конечном итоге, привело нас в ловушку этой страшной катастрофы, которая в настоящее время обрушилась на нас, и которой является терроризм. Его яркие представители — это ИГИЛ и его сторонники, [организации], использующие историю, заявления, сделанные [древними] правоведами и определенные [исторические] события в качестве доказательства [что их путь является правильным], а вынимая вещи из контекста, обстоятельств и периода времени и накладывая их на нашу эру, они считают, что эти исторические свидетельства являются достаточным доказательством того, что их действия религиозно правильны». [9]

Халиф Омар ибн аль Хаттаб также адаптировал свои постановления ко времени и к интересам всех мусульман.

Ааль аль-Шейх также написал статью, осуждающую священнослужителей за неопровержение религиозной идеологии ИГИЛ, как поступили ранние исламские поколения в отношении хариджитов [10] и, таким образом, устранили их: 
«Почему наши клирики не выступили против ИГИЛ, опровергнув религиозные обоснования, которые они используют для установления [своих притязаний], и не прореагировали на них с помощью доказательств и разъяснений, тем самым спасая массы от них и причиненого ими ущерба? Идеологию можно победить только с помощью идеологии. Ранние исламские поколения добились успеха в ликвидации хариджитов, например, и других своенравных групп, вызвавших страдания в Исламе, только после того, как они столкнулись со своими клириками и прочитали, рассмотрели и опровергли свои идеи и сочинительства, приведя их сначала к увяданию, а затем — к исчезновению...
«И сегодня нам все еще предстоит борьба с идеологией ИГИЛ самым всеобъемлющим, смелым и серьезным образом. Мы не опровергли его свидетельства и не рассмотривали то, о чем он говорит по существу, на основе доказательств, и хотя [подчеркнуто] заявления сделанны клириками в ближайшем или отдаленном прошлом, они не обязательно применимы к нашему периоду, обстоятельствам, потрясениям и бедствиям. Кстати, это был один из самых важных подходов [халифа] Омара Ибн аль-Хаттаба [правившего в 634-644] в его религиозных постановлениях о мирских делах. Этот, в высшей степени гениальный халиф, преуспел в адаптации соображений в своих решениях к обстоятельствам и поиску большего блага для мусульманской общественности во всех вопросах. Так, например, он приостановил кораническое наказание за кражу [отрубание руки] в год Аль-Рамада (период голода во время его правления). Он также прекратил давать [милостыню деньгами] людям, чьи сердца были ближе [к Исламу] [11] потому, что он считал, что эти деньги [были им] даны из политических соображений во время откровения [Корана], однако, в его время, когда [исламское] государство было уже крепким, стало больше неоправдано продолжать давать деньги этой группе мусульман. Кроме того, он запретил брак с христианскими или иудейскими женщинами [на определенный период] по социальным причинам и ради достижения общего блага, как он это видел. 
«Почему, таким образом, мы не можем видеть его путь как обычай и путь для нас [чтобы ему следовать]?... Если мы [буквально] следуем текстам и прислушиваемся к словам и постановлениям [ранних] клириков... и их постановлениям по вопросам, которые не имеют явной силы законов, вынимая в то же время вещи из их исторического контекста и игнорируя требования общественного интереса, а не своего собственного, то мы не должны осуждать членов ИГИЛ за принятие [того же] пути в их собственном религиозном поведении...». [12]

29224
Arabs have their sights set on “the 21st century” but run in the opposite direction
(Al-Rai, Jordan, December 10, 2015)

Марокканский журналист: 
Мы должны спасти религиозные ценности от культуры невежества, отсталости и насилия.

Тауфик Буакрайн, марокканский журналист и редактор ежедневной онлайн газеты Alyaoum24.com, написал едкую статью после теракта в Париже в ноябре 2015. Он призвал мусульман адаптировать исламское наследие к современности и утверждал, что один из трех факторов, приведших к возникновению ИГИЛ и его сторонников — это отсутствие религиозной реформы в исламском мире вот уже более века. По его словам: 
«От дней Джама аль-Дин аль-Афгани [13] и по сей день, мусульмане не видели нового плана по спасению глобальных ценностей исламской веры от культуры невежества, отсталости и насилия – [культуры, которая] окружила [мусульман], поскольку они спрятались много веков назад от престола современной культуры и отстранились от производства ценностей прогресса и их потребления. Нам, мусульманам, еще предстоит открыть формулы адаптации религиозной жизни к ценностям современной эпохи, а мы не направляем себя к историческому примирению исламского наследия с современной демократией. Узкое понимание текстов и насильственное толкование религии, а также политическое использование Корана и эксплуатация Сунны пророка — [все] становится укоренившимся в структуре фундаменталистских организаций. А поскольку политический и экономический климат в арабском мире наполнен тиранией, бедностью, недостатками и невежеством, ИГИЛ и Аль-Каида до него... находят порох и боеприпасы для своих пушек и ружей». [14]

Палестинский писатель: 
Нет никакого оправдания молчанию клириков в свете преступлений ИГИЛ и их отказ объявить ИГИЛ вне Ислама.
Мухаммад Ягхи, обозреватель ежедневной газеты палестинской администрации, Аль-Айям, осудил молчание мусульманских клириков и настоятельно призвал их вести идеологическую войну против экстремистской мысли, опровергая основы, на которых она основана: 
«Мы должны искать реальные причины экстремизма, а не ограничиваться повторением припева, что Запад отвечает [за это], потому что это, само по себе, не может объяснить такое явление... Некоторые приписывают явление экстремизма или распространение безумия нищете, безработице, отсутствию горизонтов для миллионов мусульманской молодежи, тираническим режимам и израильской оккупации. Несомненно, все эти причины реальны..., и мы можем с очевидностью показать примеры случаев, когда люди по этим причинам присоединялись к ИГИЛ. Однако эти причины не являются [истинными] корнями того, почему люди присоединяются к ИГИЛ и его сторонникам. Например, СМИ ИГИЛ не обсуждают бедность и безработицу или израильскую оккупацию, а больше всего сосредоточиваются на войне против неверных, шиитах и крестоносцах, построении халифата и джихаде против неверных во имя Аллаха.
«ИГИЛ концентрируется на узком толковании Ислама. Он представляет дискурс исламского толкования, который захватывает сердца десятков его новобранцев. Этот дискурс является именно тем фактором, который необходимо пресекать, хотя это единственная тема, которрая никогда не обсуждалась. Те, кто называют себя правоведами, рассматривают ИГИЛ как исказителя всех человеческих ценностей [во имя Ислама], хотя они не встают и не заявляют, что его действия являются преступлениями, которые не имеют ничего общего с Исламом. Никто из них не говорит, что захват заложников и превращение в рабов не имеет ничего общего с законами шариата, и что его время в прошлом. По этим вопросам клирики молчат, как рыбы... 
«Необъяснимо молчание Мусульманского братства и отказ так называемого Совета старших ученых объявить ИГИЛ вне Ислама. Нет никакого оправдания отказу Мусульманского братства объявить протест против бомбардировок мечети, в то время как они заполняют улицы всякий раз, как какая-нибудь газета публикует карикатуру, оскорбляющую Ислам. ИГИЛ может быть побежден … только путьем разрушения идеологических основ, на которых он построен... Это миссия тех, которые утверждают, что разбираются в Исламе, и это их моральный долг перед своими народами. Однако, к сожалению, они показывают спину [своим народам]». [15]

Саудовский писатель: 
Культура ИГИЛ укоренилась в сердцах многих мусульман; Мы должны бороться с этим культурно-идеологическим недугом.

Машари аль-Даиди, саудовский журналист и главный редактор лондонской ежедневной газеты Аш-Шарк аль-Авсат, призвал мусульман прекратить отрицать реальность и начать войну против идеологии ИГИЛ, чтобы защитить большинство мусульман и Ислам. Аль-Даиди говорит, что теракты, совершенные мусульманами во всем мире, стали почти повседневным явлением, и что каждое нападение «вдохновляет других больных и непритязательных людей во всем мире» подражать этому. По его словам: 
«Эта культура [ИГИЛ] укоренилась в сердцах многих мусульман, а [мы] даже пальцем не трогаем тайники этого культурно-идеологического недуга. Наоборот, всякий раз, когда исследователь или интеллектуал пытается нейтрализовать эти идеи [и удалить их] из общественного образования, мечети и проповедей проповедников... , их обвиняют в шпионаже и вестернизации, их игнорируют власти арабских и мусульманских стран, и они становятся жертвами оппортунистов и сброда, который они ведут.
«Истинный и фундаментальный старт [в борьбе с терроризмом] заключается в столкновении с этой культурой и ее последствиями, каким бы трудным это ни было. Те, кто говорят, что ИГИЛ, Аль-Каида до него и другие идеологические абсцессы, как они, являются продуктами каких-то разведслужб или результатом политического угнетения или экономических или культурных лишений, отрицают четкую истину, что это культурно-образовательная проблема. Правда, ИГИЛ и его сторонники, несомненно, не представляя большинства мусульман в мире, причиняют вред мусульманским странам и их интересам больше, чем они вредят Западу. Однако факт заключается в том, что воздержка от объявления идеологической и психологической войны, а не просто войны за безопасность, войны против культуры, которая породила Аль-Киду, ИГИЛ и иже с ними, повредит всем мусульманам во всем мире, в том числе, тем, кто имеет западное гражданство. На самом деле, это война мусульманского большинства в защиту Ислама и большинства мусульман». [16]

* Д.Хазан является исследователем в MEMRI.

__________________

[1] Аль-Хайят (Лондон), 17 июля, 2016.

[2] Аль-Араб (Лондон), 16 июля, 2016.

[3] Elaph.com, 16 июня, 2016.

[4] Tahrir News.com, 14 июня, 2016.

[5] Аль-Шарк Аль-Авсат (Лондон), 9 декабря, 2015.

[6] Аль-Ватан (Саудовская Аравия), 3 февраля, 2016

[7] Аль-Джазира (Саудовская Аравия), 5 апреля, 2016.

[8] Аль-Джазира (Саудовская Аравия),20 нояюбря, 2015.

[9] Аль-Джазира (Саудовская Аравия), 24 ноября, 2015.

[10] Первая секта, которая порвала с Исламом.

[11] Термин, взятый из Корана 60:9, говорящий о народе, который принял Ислам, но чья вера была неглубокой. В виду их влияния и статуса у курайшитов, пророк Мухаммад дал им денег, чтобы им понравиться и укрепить их веру, чтобы они не выступали против Ислама, который в это время был еще слаб.

[12] Аль-Джазира (Саудовская Аравия) 27 ноября, 2015.

[13] Пионер модернистского движения в Исламе 19-го века. Призывал к свободному разрыву обязательств с традиционным Исламом, к устранению суеверий, которые стали ему присущи, и начать образовательные, а по большей части, политические реформы для объединения исламских стран против западного мира, в котором он видел угрозу.

[14] Al-Аyyam24.com, 19 ноября, 2015.

[15] Аль-Айям (ПА),20 ноября, 2015.

[16] Аль-Шарк Аль-Авсат (Лондон), 9 декабря, 2015.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё