Поиск по этому блогу

Загрузка...

Как одна из якобы "побед" движения БИС стала одним из худших поражений

Законы, направленные против БИС, вынудили посредника по безопасности G4S публично отказаться от движения за бойкот Израиля и на долгие годы обязаться работать с еврейским государством.


Евгений Конторович


Получается, что один из предполагаемых крупнейших успехов движения БИС (бойкот, изъятия, санкции) оказался гигантским провалом. Благодаря новой волне государственных законов против бойкота, выяснилось, что гигант безопасности G4S, далекий от бойкота Израиля, планирует продолжать делать с ним бизнес и впредь на неопределенный срок.

В прошлом году Иллинойс стал первым штатом, принявшим закон, ограничивающий инвестиции в компании, которые бойкотируют Израиль. С тех пор около 11 штатов последовали этому примеру, ограничив законом пенсионные инвестиции, подряды, либо все вместе.

Однако, как первый штат, издавший такой закон, Иллинойс должен был впервые определить, какие компании квалифицированы как бойкотирующие Израиль, как это определяется по закону штата. Компания G4S подверглась сильному преследованию со стороны движения БИС. Огромная британская компания была одной из их основных целей. Когда в начале этого года она объявила, что ищет покупателя на свой израильский филиал, сторонники БИС почувствовали, что одержали победу. И Иллинойс послал компании уведомление, что она сама может подвергнуться изъятию со стороны штата.

Из 11 компаний, оказавшихся в предварительном списке бойкотеров государственного управления пенсионных фондов, G4S самым решительным образом возражала против такой квалификации его действий. (Сторонники бойкота утверждают, что потребность пенсионных фондов сохранять списки компаний, в которые они не могут инвестировать, является маккартизмом, глупое обвинение по многим причинам).

Прежде всего, G4S утверждал, что действия по продаже их израильских операций, не были «бойкотом», а просто бизнес-решением. Тем не менее, несмотря на подъем значительной волны пиара и и лоббистской кампании, компания не предоставила никаких фактических доказательств для своих претензий.

Учитывая косвенные доказательства бойкота, компания должна предоставить какие-то реальные доказательства обратного, чтобы избежать закона. По началу G4S не хотела этого делать. Однако недавно G4S, наконец, привела существенное доказательство, которое привело Совет по пенсионной политике Иллинойса к единогласному решению вычеркнуть G4S из списка.

Доказательство, которое G4S привел для Совета, было гораздо сильнее, чем его первоначальные претензии, и раскрыло многое относительно давления на компанию со стороны движения бойкота.

В частности, G4S показал, что независимо от того, продает ли он свои операции с Израилем, которые в настоящее время еще далеки от заключенной сделки, он будет продолжать вести очень активный бизнес в Израиле. Требуя исключить его из списка бойкотеров, Совет подчеркнул, что компания имеет «текущие обязательства и отношения с Израилем», и нет никаких планов прекращать их. Другими словами, по-видимому, G4S хотел получить лучшее из обоих миров – прекратить преследование со стороны активистов бойкота, притворившись принявшими их требования, и в то же время продолжать вести бизнес в Израиле другим менее видимым, но прибыльным путем.

В результате закона, принятого в штате Иллинойс против БИС, компании пришлось публично уточнить, что не собираясь прекращать бизнес с Израилем, «G4S будет поддерживать значительное присутствие в Израиле на протяжении десятилетий в будущем и будет продолжать играть роль ключевого фактора в обеспечении безопасности Израиля», как компания написала в своем пресс-релизе в прошлом месяце (подчеркнуто мной).

Это оказалось еще большей новостью для противников бойкота, чем первоначальные претензии компании, что их шаг по продаже некоторых израильских операций был просто бизнес-решением. Вместо этого оказалось, что G4S вообще не собирается покидать Израиль, хотя они значительно реорганизуют свое присутствие там, чтобы сделать свой бренд менее «публичным» в стране.

История с законом против бойкота и фирмой G4S представляет много интересных уроков. Во-первых, G4S – одна из предполагаемых "крупных побед" движения БИС, не только не бойкотировала Израиль, а привержена поддержанию оперативного присутствия там в предстоящие десятилетия. Короче, один из крупнейших успехов БИС — это огромный провал. Это также кое-что говорит о том, как работает кампания БИС.

Дело не в том, чтобы убедить компании изменить свои взгляды в отношении Израиля. Скорее речь идет о приставании и беспокойстве. Очевидно, G4S увидел большое значение (и отсутствие моральных проблем) в продолжении работы в Израиле. Однако даже такие компании сталкиваются с давлением активистов бойкота. Это показывает, что активность компаний в отношении бойкота не политическая, а только ответ на давление. Это важно иметь в виду, когда активисты бойкота нападают на анти-БИС законы для ограничения «корпоративных выступлений» относительно Израиля.

Эта история также показывает, что законы государства против бойкота имеют зубы, и в первые месяцы их работы зарекомендовали себя ценными. Законы также предусматривают полный, справедливый и тщательный процесс предоставления компаниями доказательств, бойкотируют ли они Израиль.

Это также создает важный прецедент для компаний, чтобы идти вперед. Недостаточно просто утверждать, что компания не бойкотирует, во избежание попасть под государственный закон. Требуются веские фактические неопровержимые доказательства. G4S, например, предоставила Правлению пенсионного фонда «письменные представления, деловую документацию и устные показания от управления G4S».

Гендиректор G4S и Генеральный юрисконсульт представили аффидавит, удостоверяющий под страхом наказания за лжесвидетельство, что они не бойкотировали Израиль и не подвергались давлению других, чтобы бойкотировать Израиль» Такое заявление, подписанное руководителями, — это не пустяк.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё