Поиск по этому блогу

Загрузка...

Исламофобия убивает

Даниел Гринфилд

Omar Mateen

Самый смертоносный массовый расстрел в американской истории произошел из-за исламофобии.


Исламофобия убила 49 человек в Орландо. Нет, она не убивала 49 мусульман. Она позволила Омару Матину, мусульманскому террористу, убить 49 человек во имя исламской идеологии и исламского государства.

Омара, как и многих других мусульманских убийц, можно было остановить. Он говорил об убийстве людей, когда он работал в службе охраны G4S, у федерального подрядчика, который оказывал услуги Департаменту внутренней безопасности и Государственному департаменту. Но, по словам одного из его сослуживцев, бывшего офицера полиции, его работодатели отказались что-либо предпринимать, потому что он был мусульманином.

ФБР провело исследование личности Омара Матина. Они внесли его в список наблюдения и послали к нему информаторов. Они брали у него интервью и пришли к выводу, что его претензии на связь с Аль-Каидой и террористические угрозы были реакцией на «маргинализацию из-за его мусульманской веры". Омар сказал агентам, что говорил все это потому, что "его сослуживцы дискриминировали и дразнили его, потому что он мусульманин".

И они ему поверили.

Бедный Омар не был потенциальным террористом. Он был просто жертвой исламофобии.

Омару сходили с рук его гомофобные комментарии, за которые американца уволили бы, потому что он был мусульманином. Он пережил "обширное" расследование ФБР, потому что он был мусульманином.

Кто говорит, что нет такого понятия, как мусульманские привилегии, пусть посмотрит на Омара Матина.

Существует прямая связь между мусульманской привилегией Омара и побуждением к бойне. Мусульманская привилегия Омара Maтина защитила его от последствий. Хотя средства массовой информации прилежно рисуют образ осажденных американских мусульман, страдающих от клейма постоянных подозрений, мусульманский фон Омара фактически служил щитом и оправдывал поведение, которое было бы неприемлемо ни для кого другого. Мусульманская привилегия Омара Maтина защищала его, пока он на самом деле не совершил убийство немусульман.

И дело Омара не является уникальным.Убийца из Форт-Худ, Нидаль Хасан, раздавал визитные карточки, объявляя себя джихадистом. Он выступил с презентацией, оправдывающей смертников, но никаких действий предпринято не было. Как и об Омаре, ФБР было известно о Хасане. Они знали, что он разговаривал с важной шишкой из Аль-Каида, с Анваром аль-Авлаки, но ничего не было сделано. Вместо того, чтобы беспокоиться о будущих жертвах, ФБР было обеспокоено тем, что расследование и интервью с ним может "повредить карьере Хасана".

Один из его одноклассников позже сказал, что силовики: "не хотят ничего говорить, потому что это будет рассматриваться как сомнение в чьих-то религиозных убеждениях, или они боятся равных возможностей судебного процесса."

Было бы ФБР столь же чувствительно, если бы Нидаль Хасан звался Фрэнком Райтом? Не дольше, чем Омар Maтин продержался бы на работе в службе безопасности, если его имя было Джо Джонсон.

Это все более и более знакомая история.

Соседи убийц в Сан-Бернардино, Сайед Ризван Фарука и Tашфин Малика, заметили, что происходит что-то странное, но они боялись мусульман. Если бы они поступили правильно, 14 жертв двух мусульманских убийц были бы живы. Если бы ФБР поступило правильно с Нидаль Хасаном, жертвы Форт-Худ были бы еще живы и здоровы. Если бы ФБР поступило правильно с Омаром Maтином, 49 его жертв были бы сейчас живы, а те, кого он ранил, остались бы невредимы.

У нас есть несколько основных возможностей выбора. Мы можем сочувствовать или мусульманам, или их жертвам.

Однако мы не можем выбрать оба варианта.

После " 9/11" мусульмане каким-то образом стали самой большой группой жертв в Америке. И даже если вы утверждаете, что большинство мусульман не несут ответственности за действия исламских фундаменталистских групп, даже если вы считаете, что большинство мусульман в настоящее время несправедливо обвиняют за действия небольшой группы радикалов, пагубный миф о мусульманской жертвенности стал искажающей силой, которая защищает террористов.

Мусульманская жертвенность повышала статус исламистских групп, таких как CAIR (Council on American–Islamic Relations, "Совет по американо-исламским отношениям" - исламская "правозащитная "организация, - прим.пер.), до политического дискурса, наряду с законными правозащитными организациями, несмотря на их террористические связи и историю воспрепятствования усилиям правоохранительных органов по борьбе с исламским терроризмом, во время актуализации их исламистских повесток.

Мусульманская жертвенность заставила замолчать жертв мусульманского терроризма. Каждая мусульманская террористическая атака стремительно переадресуется к неизбежному "возврату" повествования, в котором СМИ отворачиваются от трупов, оставленных последним терактом, чтобы принести нам истории о реальных мусульманских жертвах, которые боятся, что вину свалят на них.

Этим непристойным актом отвлечения СМИ заглушают голос жертв мусульманского терроризма, зато награждают движущую силу и соучастников мусульманского терроризма. Это столь же ужасно, как утверждение, что реальными жертвами серийного убийцы являются члены его семьи, которых винят в том, что не остановили его, а не те люди, которых он убил, и не их понесшие утрату близкие.

Мусульманская жертвенность защищает мусульманских террористов, таких, как Омар Maтин. Она защищает их от критики. Она выдумывает отговорки для них. В то время как Омар делал свои приготовления, а ФБР так неудачно его исследовало, СМИ высыпали тысячи мелких претензий мусульманской жертвенности. И самая худшая из них, возможно, исходила от Тахиры Ахмад, мусульманки, которая утверждала, что она подверглась дискриминации, когда стюардесса вылила ее газировку в чашку, вместо того чтобы подать банку. Эта безумная белиберда днями напролет обсуждалась в СМИ. Это больше эфирного времени, чем получила любая американская жертва исламского терроризма.

СМИ выждут настолько короткий срок, насколько возможно, и повернутся от Орландо к нестерпимо мелочным жалобам на дискриминацию мусульман, которые продуцируются вирусными медиа. В то же время следующий Омар Матин будет планировать очередной террористический акт.

Пришло время сказать правду.

Исламский терроризм вызван мусульманской привилегией. Эти акты насилия мотивируются исламским расизмом и супрематизмом. "Аллаху Акбар", исламский боевой клич, часто ассоциируется с актами террора и этнической чистки. Он звучал во времена преследования евреев при Мухаммеде, и тех пор остается заявлением мусульманского превосходства над немусульманами.

Мусульманский терроризм - не стон угнетенного меньшинства. Его корни уходят в расистские и супрематистские исламские общества  Саудовской Аравии и Египта, где немусульмане имеют мало (если вообще имеют) гражданских прав. Мусульмане составляют глобальное большинство. Исламский терроризм- это их способ навязать свою религиозную систему всем.

Солидаризироваться с мусульманами после Орландо - это то же самое, что солидаризироваться с Ку-Клукс-Кланом после бойни в Чарльстоне.Никто не должен солидаризироваться с бандами ненавистников.

Омар не был радикализован "Интернетом". Он получил свои идеи от исламских клерикалов, которые получили свои идеи из ислама. Он был "радикализован" святейшими текстами ислама. Так же, как и любой другой мусульманский террорист. Его действия не были "бессмысленными" или "нигилистическими", он действовал из соображений фанатичной идеологии мусульманской привилегии.

Даже в этой стране большинство преступлений на почве ненависти не направлены на мусульман. Наоборот, мусульмане несоразмерно представлены среди гонителей различных групп меньшинств. Орландо является лишь последним примером этой тенденции. В Европе евреи бегут из Швеции и Франции из-за мусульманского преследования. В Германии гей-беженцы должны быть размещены отдельно от мусульманских мигрантов. То же относится и к христианским беженцам. Это не поведение жертв. Таковы действия угнетателей.

Мусульмане являются не частью коалиции угнетенных, но угнетателями. Чем скорее мы это признаем, тем скорее мы сможем остановить исламский терроризм и защитить жертв мусульманских террористов.

Мусульманская привилегия убила 49 человек в Орландо. Сколько людей она убьет на следующей неделе или в следующем месяце? Сколько она убьет в следующем десятилетии или в следующем столетии?

Мусульманский геноцид немусульман уже происходит в Сирии и Ираке. Ислам имеет долгую историю геноцида. И если мы по-прежнему будем путать угнетателей и угнетенных, мы не сможем остановить следующий геноцид. Его жертвами будем мы.


Перевод: +Aleksey Peshekhonov 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё