Поиск по этому блогу

Загрузка...

Новые военные преступления в Германии

Даниель Гринфилд (Daniel Greenfield)

Комиссия экспертов ООН определила 1600 реальных случаев изнасилования в Боснийской войне, которая имела место в бывшей Югославии в течение года.


В Германии 2000 мусульманских мигрантов изнасиловали 1200 женщин в одну ночь в городах по всей Германии.




В первом случае события были по праву сочтены одним из самых страшных военных преступлений десятилетия. Злодеев разбомбили, а затем судили - как военных преступников.


Во втором - тех, кто это совершил, шлепнули по рукам.

В Кельне Хасан и Хусейн получили условные приговоры. Хасана, который требовал, чтобы мужчина отдал ему двух женщин, и орал:
"Отдай мне девок, отдай их мне, или ты покойник" 
судили как несовершеннолетнего правонарушителя, и он был приговорен к общественным работам и интеграционному курсу ,

Интеграционный курс, несомненно, будет пытаться сообщить Хасану, что женщины имеют право не подвергаться нападению, даже если они находятся вне дома и не сопровождаются опекуном мужского пола. Но такие "не насилуй"-классы для мусульманских мигрантов имеют довольно сомнительный послужной список.

16-летний мусульманин, афганский мигрант, изнасиловал работницу ресторана во Франции, несмотря на пройденный во Фландрии курс о том, как следует относиться к женщинам.

Хасан, несмотря на то, что судили его как несовершеннолетнего, не был подростком в момент его преступления. Ему исполнилось 20 лет. Но немецкие суды все-таки решили отнестись к нему как к озорному подростку. Если оправдание "мальчишки есть мальчишки" в Европе больше не работает, оно все еще сохраняется для мусульманских насильников, которые всегда остаются "мальчишками". Даже когда они совершенно взрослые мужчины.

В норвежской версии класса "Не насилуй", где мусульманские мигранты обучались как не насиловать, были приведены положительные примеры для подражания. Был плохой парень по имени Арне, родной норвежский, который ведет себя плохо, и Хасан, очаровательный мусульманский иммигрант, который делает все правильно.

Будь как Хасан. Не будь как Арне.

А в реальной жизни Хасан - сексуальный хищник, который ушел, смеясь, из зала суда с отсрочкой исполнения приговора, а его жертвы, которые пришли дать показания, плакали.

Теперь Хасан пройдет, хихикая, еще один класс "Не насилуй", и уже это сделает Хасана положительным образцом для подражания. А потом Хасан пойдет праздновать канун следующего Нового года, зная, что он выйдет сухим из воды. И он снова будет "несовершеннолетним", только немного старше.

Большинство мусульманских насильников вышли из стран Северной Африки. Половина из них пробыла в Германии менее одного года. Если бы существовал трибунал ООН, который карал бы за военные преступления, совершенные мусульманскими мигрантами против европейских женщин, фрау Меркель должна была бы сидеть на скамье подсудимых.

Это было ее решение - открыть границы, и оно привело к ужасу, пережитому 1200-ми женщинами в одну ночь.

И эти 1200 женщин - только один эпизод. Полных чисел мы не знаем. И никогда не узнаем. Тем не менее вполне возможно, что в общей сложности "Меркельцид" может превысить даже самые смело завышенные оценки для Боснийской войны. И все же считается неделикатным обсуждать такие вещи, потому что на этот раз мусульмане не являются жертвами, они преступники.

Не только Меркель и немецкие власти находят тему неудобной.


Селин Горен, представительница группы беженцев левого толка, дошла до лжи, что мужчины, которые сексуально напали на нее, были немцами, а не арабами, потому что акт изнасилования имел "политическое измерение". Вместо того чтобы думать о тех, кто напал на нее, она подумала о митинге в защиту беженцев, на котором она призвала к борьбе "против расизма и сексизма".

И предсказуемо "последние стали первыми".

Когда полицейский спросил ее, ответственны ли беженцы, она ответила, что они говорили по-немецки, обидевшись на офицера за то, что тот по-расистски предположил виновность мусульманских мигрантов.

Друг сказал ей, что она действовала как избитая жена, защищающая мужа-хулигана.

Это точное описание не только ее, но и всех леваков, которые вывернули свои собственные ценности наизнанку, чтобы защитить мусульманских насильников, носителей теократической культуры, не принципиально иной, чем культура ISIS, которое считает, что женщины должны стать их законной добычей во время их ликующего вторжения в Европу.

Усилия немецкого парламента по ужесточению законов о сексуальных нападениях, что, как правило, отстаивают левые, поставили левых в непростое положение, потому что это ставит под угрозу их любимых питомцев - новых беженцев, чью необеспеченность превосходит только их хищническое поведение.

Галина Вавжиняк, депутат от партии левых, настаивала на том, что в то время как она обычно поддерживает более строгие законы о насильственных действиях сексуального характера, она беспокоится, как бы именно эти законы против сексуального насилия не привели к "непропорциональному" воздействию на мигрантов-мусульман, совершающих незначительные преступления сексуального характера, которые могут затем быть депортированы.

И поэтому, выбирая между защитой женщин и сексуальных хищников, левые выбирают насильников.

Это простая жестокая правда об их политике в отношении беженцев и нашей политике в отношении беженцев. От Кельна, Германия, где власти сделали гораздо больше, чтобы расправиться с людьми, делающими критические замечания по поводу мусульманских мигрантов, чем с мусульманскими насильниками, до Твин-Фоллс, штат Айдахо, где прокурор США Венди Дж. Олсон предупредил тех, кто распространяет "разжигающие" заявления о мусульманских преступниках, что они могут быть признаны нарушителями "федерального закона", господствует приоритет защиты мусульманских насильников любой ценой.

Двое нападавших в Кельне получили условные сроки. В Гамбурге суды освободили подозреваемых из предварительного заключения. Мало того, подавляющее большинство из 2000 нападавших никогда даже и не окажутся перед судом, разве что очень немногим будут предъявлены мелкие и слабые обвинения.

Это не значит, что немецкие власти некомпетентны. Январский заголовок сообщает нам:
"Германия приступает к действиям против разжигания ненависти к мигрантам". 
Меркель заключила сделку о цензуре в Facebook и Twitter. Так что в следующий раз, когда мусульмане совершат тысячи сексуальных посягательств, населению будет намного труднее получить новости через цифровой занавес цензуры и пропаганды.

С ее коммунистическим прошлым, Меркель понимает механику цензуры. И это делает ее причастной к военным преступлениям, совершенными мусульманскими мигрантами до и после их фактического вторжения в Европу.

A 29-летняя немецкая женщина получила пять месяцев условно за ее возмущение по поводу мусульманских изнасилований. В современной Германии наказания за мусульманские сексуальные нападения и за осуждение их устрашающе похожи.


Перевод: +Aleksey Peshekhonov 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё