Поиск по этому блогу

Загрузка...

У арабского мира проблема с эмпатией



Форест Рейн

У арабского мира проблема с эмпатией.
Да. Я сказал.
Не надо на меня набрасываться, выслушайте меня. 




Это не что-то такое оскорбительное о  всей культуре, это о мало обсуждаемой, но очень опасной тенденция, которая сказывается на всем мире.

Да. Это обобщение. Опять же - это не об отдельных людях, речь идет о культуре.

Для уточнения (потому что многих это сбивает с толку):

Не все арабы являются мусульманами, есть и арабские христиане. Кроме того, не все мусульмане являются арабами; например, мусульмане в Иране, Индонезии и Африки (которые были обращены в ислам). Арабская культура происходит от исламского господства, но принадлежит не только людям мусульманской веры.

Существует проблема эмпатии в арабском мире. Арабам, воспитанным в западной культуре, будет трудней примерить на себя то, о чем я пишу. Все станет ясно, если посмотреть на Ближний Восток и идеологии, экспортируемые с Ближнего Востока.

"Эмпатия": сопереживание; способность понимать и разделять чувства другого. Быть движимым радостью другого, чувствовать боль кого-то другого. Слово используется редко, идея редко обсуждается... откуда же приходит сопереживание? Что происходит, когда оно отсутствует?

Природа не терпит пустоты. Туда, где есть недостаток эмпатии, что-то другое войдет в пустоту и займет её место.

В последние годы стало невозможно игнорировать насилие, которое, кажется, пронизывает весь арабский мир. "9/11", "7/7" и все растущий список террористических нападений переносят арабское насилие в фокус внимания: насилие в отношении женщин, животных, гомосексуалистов и инвалидов - насилие в отношении любого слабого. "Убийства чести" - отцы убивают своих дочерей, сыновья убивают своих матерей во имя "чести". Насилие в отношении христиан, евреев... мусульмане убивают мусульман, которые кажутся им неправильными мусульманами. Мусульмане убивают мусульман, убивают своих соседей. Торговля рабами. Терроризм: Мусульманское братство, ХАМАС, Аль-Каида, ISIS, Аль Нусра, Боко Харам, Аль-Шабаб, Хезболла, Хизб-ут-Тахрир... Я никого не пропустил?

Даже самым политически корректным среди нас трудно все это объяснить: "потому что Израиль...", "его насилие на рабочем месте", "из-за бедности". Ни одной из этих часто постулируемых "причин" не устоять под пристальным вниманием. Другие, зная, что нет прощения непростительному, часто впадают в другую крайность, говорят, что решение состоит в запрете всех арабов (то есть все мусульмане). Есть и те, кто добавляет ряд бесполезных описаний, наиболее популярные из которых  - "монстры", "звери в человеческом облике".

Все это не ведет ни к чему хорошему. На самом деле как раз наоборот: ОБА отношения приносят много вреда. Закрывая глаза на зверства, мы не заставляем их исчезнуть. Определение людей как монстров также разрушительно. От монстров можно ожидать только чудовищных действий.

Истинный ужас в том, что мы говорим о людях. Это люди, которые причиняют вред другим людям (и животным) отвратительными, мерзкими способами.

Реальный вопрос: как люди могут совершать акты невыразимой насилия и жестокости?

И очень политически некорректный, но столь важный вопрос: почему акты жестокости так распространены в арабском обществе?
Как мог 17-летний Мухаммад Тарайра прокрасться в спальню к Халлель Яффа Ариэль, посмотреть на спящую 13-летнюю девочку и вообразить, что разумно, и даже почетно перерезать ей горло? Как могла его мать заявить, что она гордится тем, что ее сын стал убийцей?

Как? Зачем?

Недостаточно сказать: "ненависть разжигается подстрекательством". Есть нечто священное в жизни человека. Нужно погрузиться в великую пустоту, глубокую тьму внутри себя, чтобы добраться до точки, где лишить ребенка жизни кажется правильным. Что-то ужасно неправильно с матерью, которая радуется смерти сына, радуется, что он отобрал жизнь ребенка кого-то другого.
Никто не увидел в Халлель личность. Для них жизнь не является священной. Ни её, ни их собственные. Нет ничего ужасного в убийстве ребенка в его постели. Оно было всего лишь средством для достижения цели, и, следовательно - обоснованным и похвальным.
Это не ненависть ради ненависти - такая сжигает самое себя.

Ненависть может быть преобразована в любовь - обе эти сильные эмоции, страсти, суть две стороны одной монеты. Это отсутствие эмоций, неспособность идентифицировать себя с чувствами - ни с чувствами Халлель, ни с чувствами любивших её людей, или даже со своими собственными.

Сочувствие начинается с мелочей. С самого начала жизни.
У меня есть арабские друзья (вас это не удивляет?). Они хорошие, достойные люди. Они не террористы или насильники, они просто нормальные люди и пытаются жить нормальной жизнью. И в их доме произошло то, что я признал проблемой эмпатии.

Этот небольшой инцидент, ставший для меня знаковым, большинство людей, вероятно, упустили бы из виду. Это произошло, когда они играли со своим внуком.

Их первый внук, мальчик, носящий имя деда - источник их чрезвычайной гордости и радости. Они очень любят мальчика, страшно его балуют и готовы ради него на все.

Я наблюдал, как бабушка взяла внука, малыша около года, подняла его высоко в воздух, а затем кувырком прокатила его по своей груди. Бабушка смеялась над изобретенной игрой. Ребенок, испугавшись высоты и переворота вниз головой, начал плакать. Она знала, что это просто игра, ничего плохого не случится, и она продолжала - вверх, переворот- и вниз кувырком. Она смеялась, а ребенок плакал.
Бабушка не чувствовал страха своего любимого внука. Женщина, которая никогда бы нарочно не обидела этого ребенка, пугала его и смеялась, когда он плакал. Она не могла чувствовать его боль. У нее не было никакой "эмпатии" к нему.

Это лишь небольшой инцидент, но это один из бесчисленных инцидентов в жизни. Послание ребенку от близких ему людей, от людей, которые будут более всего влиять на формирование его личности.

Если самые близкие люди не понимают его боль, если они смеются, когда он плачет, чему он научится?
Если, когда он станет постарше, он ранит животное, и зверь закричит от боли, будет ли странно, если он ответит смехом? (Я слишком много раз такое видел).
Когда он вырастет и женится, если он причинит боль своей жене, эмоциональную или физическую, и она заплачет, как он будет реагировать? Будет ли странно, если он не увидит причин для сочувствия ей?

Помните, что это хорошая семья. Добрая и достойная семья. Что происходит в семьях, где царят жестокость и насилие? В семьях, которые про-активно поддерживают насильственные действия?
Большинство людей сосредоточены на проявлениях насилия. Я думаю, что мы должны внимательно присмотреться к их источнику. Понимание причин является началом решения.

Это все о "эмпатии".

Она начинается с небольших инцидентов, с самого начала жизни. Пустота, созданная отсутствием эмпатии, открывает дверь жестокости, приглашает к насилию. Проблема начинается с малого, но это как вакуум в пространстве, который втягивает в себя все. Свет не светит в вакууме, все коллапсирует внутрь.

Арабский мир имеет проблему эмпатии. Это большая проблема. И мы все страдаем от последствий.


Перевод: +Aleksey Peshekhonov 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё