Поиск по этому блогу

Загрузка...

МНЕНИЕ: Есть только одна страна на Ближнем Востоке, которая может произвести такого солдата, как я


Майор Алаа Вахиб
Майор Алаа Вахиб

В последние несколько недель студенты по всей Великобритании отмечали неделю израильского апартеида.  Некоторые это поддержали. Другие выступили против. Приглашенный на прошлой неделе Сионистской Федерацией Великобритании, я имел возможность посетить кампусы по всей стране, специально для обращения и противодействия некоторым из сделанных заявлений.

Они делятся, примерно, на три категории. Во-первых, что Израиль является по своей сути расистской, а поэтому неприемлемой страной, сопоставимой с апартеидом Южной Африки. Во-вторых, что его армия защищает этот расистский статус с помощью незаконных и аморальных актов насилия. И в-третьих, что единственным решением этой проблемы является изоляционная тактика бойкота.



Как и многие, которых я встретил во время моего визита, я был против этих взглядов. Однако, возможно, по сравнению с большинством людей по обе стороны этих споров, я нахожусь в лучшем положении для спора с ними. Потому что я израильтянин, араб и мусульманин, занимающий высокое положение в ЦАХАЛе.

Является ли Израиль по сути расистским государством апартеида? Неужели вы думаете, что подобная страна потерпела бы, чтобы такой человек, как я, занимал такое положение, как я сегодня? Забудьте на секунду (сторонники БИС хотели бы, чтобы вы забыли навсегда), что 20% израильтян не иудеев имеют полные права и представлены во всем обществе. Кроме этого, в конце концов, есть политики арабы, избиратели христиане и врачи мусульмане, и в достаточно большом количестве.

Но майор армии — не иудей?! Человек, который не только воевал вместе с иудейскими солдатами, но и обучает их сегодня?! Позволило бы мне по-настоящему расистское государство играть такую важную роль в обороне нашей страны?

Пока мы разбираем тему этих возражений, позвольте мне коснуться обвинения №2:  что армия Израиля является особенно аморальной. Я не слишком религиозен, но, как говорит Священный Коран:
«Если кто-то убил человека, это все равно, что он убил все человечество; а если кто-то спас жизнь, это все равно, что он спас все человечество».
Я служу в армии не для того, чтобы убивать людей, я служу в ней, чтобы людей спасать. Когда Хамас запускает реактивные снаряды или Фатх поощряет ножевые нападения, мы здесь защищаем жизни всех граждан Израиля, иудеев и не иудеев.

И так мы доходим до последней мысли, что  наилучший способ покончить с насилием и конфликтами — это применить тактику, предложенную движением бойкотов. А именно, путем изоляции и запугивания. Для меня это самый важный вопрос, который заставляет меня отрицательно качать головой с гневом и печалью.
Как я уже сказал, я посетил Великобританию, чтобы выступить против недели израильского апартеида, бросить вызов лжи и клевете в адрес страны, которую я с гордостью называю своим домом. Но что мне больнее всего, — это не то, как они лживы. Напротив, на самом деле, они все слишком убедительны, и я это знаю, потому что я сам когда-то тоже им верил.

Реальность такова, что в городе, где я вырос, не признают право Израиля на существование как еврейского государства. Хотя арабский язык является официальным языком, я до 17 лет не учил иврит. Меня воспитали в худшем мнении о евреях, и, если бы я, в конечном итоге, не встретился и не работал бы вместе с ними, я бы по-прежнему верил в эти вещи сегодня.

В своей роли солдата, я встречал всяких людей, как в Израиле, так и на палестинских территориях. Иудеев, арабов, религиозных, светских, левых и правых. Я встречал израильтян, которые предвзято относились ко мне. И я также встречал палестинцев, которые ценили работу, которую я делал, чтобы сохранить какой-то мир и стабильность в наиболее опасной части мира.

Забудьте лозунги и выкрики. Реальный мир придет только тогда, когда люди будут говорить друг с другом. Не обязательно согласятся, а просто согласятся слушать. Однако ирония недели израильского апартеида заключается в том, что она хочет сосредоточить людей на различиях, а не на сходстве. Вместо того, чтобы наводить мосты между общинами, она хочет построить стены.

Во время моего пребывания в Великобритании я разговаривал с солдатом, врачом, лечившим израильских солдат и палестинских террористов без различия. Мы были мусульманином, который защищал иудейские жизни, и иудеем, который спасал мусульманские жизни. Есть только одна страна на Ближнем Востоке, которая может произвести такую пару, и это так же верно, как и то, что ад не является государством апартеида.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё