Поиск по этому блогу

Загрузка...

Бывший посол Саудовской Аравии в США: «Я хочу, чтобы иранский режим был свергнут».

Бывший посол Саудовской Аравии в США, принц Турки Аль-Фейсал, на митинге МЕК (Mujahedeen-e-Khalq) : 

«Я хочу, чтобы иранский режим был свергнут».


Выступая на митинге «Свободный Иран» в Париже 9 июля, саудовский принц Турки Аль-Фейсал, бывший посол в США и бывший начальник разведки Саудовской Аравии, сказал, что «законная борьба» иранского народа против режима «рано или поздно достигнет своей цели».


В ответ на возгласы протестующих, Аль-Фейсал сказал: «Я тоже хочу, чтобы этот режим был свергнут».


Акция была организована оппозиционным движением моджахедов «Хальк» MEK (Mojahedin-e Khalq). Обращение было передано в эфир сетью Аль-Арабия.

Аль-Фейсал: «Иранская революция началась в 1979 и сделала Хомейни— человека, как революционного влияния, так и поляризации, Верховным руководителем Исламской революции, представив его как новое явление, полностью оторванное от иранской идентичности. Ваша организация имела честь возглавить эту революцию. Я отдаю должное вашим мученикам».

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Хомейни расширил понятие религиозных законов юриспруденции. В качестве высшего религиозного руководителя государства он предоставил себе абсолютные полномочия во всех иранских политических, экономических и военных делах. Несмотря на то, что политическая власть Хомейни не распространялась за пределы границ Ирана, его речи и действия послужили посланием, посредством которого он стремился захватить весь мир. В свой первый год у власти Хомейни не прибегал к поддержке экстремистских групп в восточном районе Саудовской Аравии и других странах, но заявлял о своем неприятии всех правящих Исламских монархий, называя их неисламскими. Хомейни сочетал империалистические амбиции шаха с авторитетом шиитских ученых Кума, которые предшествовали ему.

Государство Хомейни стало беспрецедентной иранской империей — изолированной и враждебной империей, которая избегала культурного обмена под предлогом того, что (революция) должна сохранить свои права и права новой революционной элиты. Это стало очевидным из позиции конфронтации, а не приятия.

Мусульмане в различных частях мира были возмущены, когда Хомейни начал вдруг высказываться от их имени. Они считают несправедливым игнорировать другой аспект жизни и исламского наследия. Хомейни пытался играть роль высшего руководства не только в Иране, но и в исламской нации в целом. Иранский народ стал первой жертвой Хомейни, несмотря на (его) внешнюю политику изоляционизма и интервенционизма. Против него стали выступать не только политические активисты, которые высказывались против подобных авторитарных и деспотическим идей, но и этнические группы, такие, как курды, арабы, азербайджанцы, туркмены и белуджи, а также такие религиозные группы, как сунниты, исмаилиты, бахаи, христиане и иудеи. В то же время, политическая элита, которая приветствовала принцип господства юриспруденции в толковании Хомейни, была на подъеме».

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Саддам Хусейн пытался избавиться от режима Хомейни, но он потерпел неудачу, потому что он не рассчитал последствия и серьезность политического конфликта в свете возвращения Хомейни в Тегеран.

На протяжении двух лет силы Саддама Хусейна отступали из Ирана обратно в Ирак, и в течение этих двух лет не поддерживались ни одной из стран Персидского залива. К сожалению, однако, Хомейни поклялся мстить, поэтому он напал на Ирак, но он тоже плохо просчитал последствия, и народ Ирака, сунниты и шииты, застали его врасплох своим единством против его агрессии.

[...]

«Эта внешняя политика не ограничивалась Ираном или шиитами, а как сказал сам Хомейни, «это было отправной точкой глобальной революции под эгидой имама Махди». Да ускорит Аллах его появление в наше время и дни».

(Аплодисменты)

[...]

Аль-Фейсал: «Проанализировав последствия его действий после тридцати лет, мы, однако, считаем, что он углубил разрыв между различными частями исламского мира».

[...]

«Взаимодействие (Ирана) с исламскими соседями является весьма ограниченным, а зачастую враждебным, из-за иранской политики вмешательства, которая основана на его настойчивых усилиях создать сектантские организации и нерегулярные армии, во имя Ислама, и служить интересам руководства в Иране».

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Иранская политика режима Хомейни, проводимая с 1979, была основана, с конституционной точки зрения, на принципе экспорта революции и нарушении (суверенитета) других стран под лозунгом поддержки слабых и гонимых. Это продолжалось в течение нескольких лет в Ираке, Ливане, Сирии, Йемене и других странах. То тут, то там иранский режим поддерживал суданские исламские группировки, японскую Красную армию, вооруженные сектантские группы, связанные с Иракской Партией Дава, Исламский фронт освобождения Бахрейна, Хезболлу в Ливане, Хамас в Палестине, Исламский джихад в Палестине, Международную организацию «Аль-Каида» и Хезболлу в Хиджазе. Цель всего этого — распространение анархии».

Господа, иранцы могут гордиться своей историей и наследием. Арабы проявляют глубокое уважение и восхищение иранской культурой и бесспорным вкладом персов. Нельзя отрицать их роль в достижениях исламского общества на протяжении 1500 лет».

(Аплодисменты)

[...]

Аль-Фейсал: «Хаменеи носил черный тюрбан как знак гордости своим арабским происхождением. Хомейни и Хасан Насралла также носят такие черные тюрбаны. Однако это не позволяет иранскому руководству вмешиваться в дела арабских стран».

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Это привело к противоположному результату. Демонстрации в знак протеста прошли недавно во всех иракских городах, от преимущественно шиитской Басры до Киркука, где демонстранты несли транспаранты с лозунгом: «Хомейни, вон!»»

(Аплодисменты)

[...]

Аль-Фейсал: «То же самое скандировали демонстранты в Абадане, Иран: «Вон из Сирии!» Арабов никто не вынудит следовать политическим планам, разработанным в Вашингтоне, Лондоне или Париже, и они категорически отвергнут любой план, разработанный хитрыми политиками в сегодняшнем Иране».

[...]

«Страдания и унижения иранского народа не должны продолжаться только потому, что Хомейни и Рухани считают, что им удалось организовать свои дела с Великим Сатаной».

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Лучше бы Хомейни и Рухани решали свои проблемы с иранским народом. Что же касается вас, Дамы и Господа, то ваша законная борьба против режима Хомейни рано или поздно достигнет своей цели».

(Аплодисменты)

Толпа: «Народ хочет свержения режима!

«Народ хочет свержения режима!

«Народ хочет свержения режима!

«Народ хочет свержения режима!

«Народ хочет свержения режима!

«Народ хочет свержения режима!

«Народ хочет свержения режима!»

Аль-Фейсал: «Я тоже хочу свержения режима».

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Интифады вспыхнули по всему Ирану. Мы, исламский мир, стоим рядом с вами всем нашим сердцем и душой. Мы поддерживаем вас...»

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Мы, в исламском мире, стоим рядом с вами сердцем и душой. Мы поддерживаем вас и молим Господа, чтобы он следил за вашими шагами так, чтобы все группы и в том числе, иранский народ, добились своих прав. Что касается вас, г-жа Марьям Раджави...»

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Что касается вас, г-жа Марьям Раджави, и вашего покойного мужа, Масуда Раджави…»

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Что касается вас, г-жа Марьям Раджави, и вашего покойного мужа, Масуда Раджави... Ваши стремления избавить иранский народ от рака хомейнизма стали легендарным эпосом и войдут в историю, так же, как Шахнаме».

(Аплодисменты)

Аль-Фейсал: «Ходахафец (фарси - «до свидания»)».


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё