Поиск по этому блогу

Загрузка...

Может ли «коранизм» спасти Ислам?

Попытка хороша, но не так, чтобы.



Раймонд Ибрагим

Рэймонд Ибрагим - научный сотрудник Шильмана в Центре свободы Давида Горовица.


Газета Хаффингтон пост недавно опубликовала статью под названием "Источник мусульманского экстремизма", автором которой является Майк Гуз (названный "оратором, мыслителем и писателем", который "предлагает плюралистические решения по неотложным вопросам"). Он утверждает, что все акты насилия и нетерпимости, совершенные
«во имя Ислама", происходят из одного источника — вторичных книг. Только Коран является подлинной книгой, и у нас с ней не может быть что-то не так. До тех пор, пока мы не отвергнем все другие книги, у нас не будет молитвы».
Среди этих «вторичных книг» Гуз выделяет хадисы, которые содержат слова и поступки пророка Ислама, Мухаммада: 
«В качестве первого шага на пути решения наших проблем, мы должны восстановить хадисы». 
Под этим он подразумевает, что всякий хадис, который не «совместим с утверждением, что Бог справедлив, а пророк милосерден к человечеству», должен быть изъят.

«Давайте придерживаться Корана, мы просто не можем заблудиться», —заключает Гуз.

Что делать с таким аргументом?

Прежде всего, следует заметить, что Гуз не оригинален, эту же позицию занимала небольшая секта реформистов/мусульман-еретиков (в зависимости от того, кого вы спросите), известных, как «коранисты». Их движение, «Коранизм» насчитывает многие десятилетия, а то и больше. Оно придерживается того, что 
«Коран — это единственный аутентичный источник исламской веры. Поэтому коранисты начисто отвергают религиозный авторитет и аутентичность хадисов, Сунны и традиционного закона шариата, утверждая, что они являются ложными атрибутами исламского пророка Мухаммада. Это вступает в противоречие с идеологией суннитов, шиитов и ибади, которые считают хадисы важными для исламской веры».

Польза от отказа от всех текстовых источников, кроме Корана, должна быть очевидна. Корпус литературы хадисов огромен и, кажется, имеет что сказать по каждой мыслимой теме. Сахих Бухари — наиболее авторитетная коллекция, которую мусульмане считают второй после Корана по законодательной важности. Это девять томов высказываний и деяний Мухаммада по бесчисленным мелким темам. (Так, Апостол Аллаха сказал
«Когда вы пьете (воду), не дышите в сосуд; и когда вы мочитесь, не трогайте свой пенис правой рукой; и когда вы очищаете себя после дефекации, не пользуйтесь правой рукой»).

Многие формы ужасного поведения — от питья верблюжьей мочи до «грудного кормления взрослых» оправдываются ссылками в хадисах. Хотя Коран говорит о том, что только Аллах может пытать огнем, хадис Сахих Бухари приводит использование Мухаммадом огня для пыток. Соответственно Исламское Государство ссылается на этот хадис в своих "фатвах" для оправдания сожжения заживо иорданского пилота.

Хотя коранизм согласуется с западной ментальностью — это просто исламская версия, sola scriptura протестантизма, он считается ересью в мусульманском мире. Известные мусульманские ученые, в том числе так называемые «умеренные», регулярно и часто объявляют коранистов вероотступниками от Ислама. Они указывают, что Коран 33:2 повелевает мусульманам следовать примеру Мухаммада, а его пример, его Сунна , которой следуют 90% мусульман мира, сунниты, которые названы по этой книге, является производной от хадисов.

Разумеется, именно поэтому многие неактивные мусульмане (тихо) способствовали забвению хадисов. Как жаловался один пылкий священник, признававший только Коран: 
 «Без хадисов большая часть Ислама останется лишь абстрактными понятиями. Мы бы никогда не знали, как молиться, поститься, платить закят или совершать паломничество без иллюстрации, найденной в хадисе...».

Несомненно, это хорошая новость для не слишком ревностных мусульман.

Неудивительно, что за их позицию коранистов часто преследуют, а иногда и убивают. Эксцентричный коранист, Рашад Халифа, был найден зарезанным в Тусоне в 1990; Моулави Кеканнур из Индии исчез в 1993 «при загадочных обстоятельствах» и считается умершим; Ахмед Сабхи из Египта был осужден и уволен из университета Аль-Азхар, посажен в тюрьму, а потом сослан.

Тем не менее, из всех стратегий, посвященных созданию «умеренного Ислама», большинство которых не имеют богословского фундамента и построены просто на западной проекции самого себя на Ислам, коранизм заслуживает высокой оценки хотя бы за то, что он методологически жизнеспособен.

К сожалению, его тезисы построены на ошибочной посылке: даже если каждый мусульманин отвергнет хадисы и прочие «вторичные книги», это не изменит того факта, что Коран пропитан жестоким и нетерпимым учением, которое нуждается в некоторых дополнениях из вторичной литературы.

Более ста стихов призывают к постоянной войне или джихаду против не мусульман. Если «неверные» избиты и отказываются принять Ислам, они должны жить как граждане третьего сорта и платить налог «в покорности и унижении» (например, 9:29). Коран также предусматривает драконовские меры: распятие, порку, ампутации, забрасывание камнями и обезглавливание в качестве наказания; и он требует абсолютного порабощения женщин (например, 4:34), с особенно опустошительными результатами для женщин не мусульманок.

Короче говоря, первая посылка коранизма, что «Коран является единственной подлинной книгой, с которой мы не можем заблудиться», по словам Гуза, может облегчить повседневную жизнь мусульман, но это не приносит утешения «неверным».


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё