Поиск по этому блогу

Загрузка...

Разве Первая поправка защищает воинствующие религии?

Быстрый взгляд в будущее Европы -  зловещее предупреждение Америке.


Вильям Килпатрик

После каждого исламского теракта, будь то в Европе или США, люди спрашивают, что можно сделать, чтобы этого не случилось снова. Но когда предлагаются очевидные решения, они неизменно встречают возражения, типа «вы не можете это сделать» или «это неконституционно», или еще что-то вроде этого.


Некоторые из решений, лежащих на поверхности, связаны с закрытием мечетей и радикальных исламских школ, мониторингом подозрительных мечетей, депортацией радикальных имамов и, конечно же, ограничением мусульманской иммиграции или полным ее запретом. Если вы осмеливаетесь произносить такие вещи, то быстро становится очевидным, что для многих единственно приемлемыми являются политически корректные решения. Беда в том, что политически корректная толпа не имеет вообще никаких решений. Вспоминаются слова премьер-министра Франции Мануэля Валса 
«Франция должна будет жить с терроризмом».
Часто католики находятся в первых рядах тех, кто возражает против таких «радикальных» мер для предотвращения терроризма на Западе. Папа Римский Франциск, например, сделал великодушие к беженцам и иммигрантам отличительной чертой своего папства. Несколько раз он напоминал нам, что христианам следует строить мосты, а не стены. Другие, также католики, возражали, что ограничения на исламскую иммиграцию нарушит свободу вероисповедания, гарантированную Конституцией, чем станет наблюдение за мечетями и исламскими обществами.

Католики особо обидчивы на предмет религиозной свободы. Однако обеспокоенность по поводу того, что христиане вынуждены печь торты для однополых свадеб, не должна заслонять некоторые другие важные вопросы религиозной свободы.

Один из вопросов заключается в следующем: может ли религия, которая не верит в свободу вероисповедания для других, претендовать на защиту Первой поправки? Другим, связанным с этим, вопросом может быть следующий: может ли религия, которая призывает к угнетению других религий, пользоваться «свободным» применением этого мандата? Основным вопросом, конечно, является принадлежность Ислама к категории «религия». Как указывали многие авторитеты, Ислам является гибридом религии и геополитического движения, завязанным на мировом господстве.

Кстати, тема «мирового господства» не ограничивается воспаленной фантазией фанатиков правого крыла. В недавнем интервью программе Religion New Service кардинал Реймонд Берк сказал, что 
«нет никаких сомнений, что Ислам хочет управлять миром». «Ислам», — продолжил он, - «является религией, которая, согласно ее собственному толкованию, должна также стать государством». 

Вот, что я должен был сказать об этом еще четыре года назад:

Разве Первая поправка превращает практику религии в абсолютное право делать что угодно во имя религии? 
Должна ли клауза о свободной практике защищать культ самоубийства или принесение в жертву девственниц? 
Первая поправка запрещает создание государственной религии, тогда как одной из главных целей Ислама как раз является утвердиться в качестве государственной религии. Можно настаивать, что raison d'etre Ислама — это именно быть государственной религией в каждой стране. 
Следовательно, необходимо задать еще один вопрос: неужели первая поправка защищает свою собственную отмену?
Кардинал Берк канонический юрист — профессия, которая требует от человека тщательно выбирать слова. Поэтому, когда он говорит о том, что Ислам стремится стать государством, его слова надо принимать всерьез. По его словам
«когда они [мусульмане] становятся большинством в какой-либо стране, они получают религиозную обязанность управлять этой страной»
Однако, как мы уже видели, задолго до того, как мусульмане становятся большинством, они начинают требовать от своих сограждан соблюдения законов шариата относительно диеты, одежды и богохульства. Разрешение мусульманам на полную и свободную практику их веры равнозначно ограничению свободы других. Или, как любит говорить член голландского парламента, Герт Вилдерс, «больше ислама» означает «больше нетерпимости» в отношении всех остальных.

Вилдерс имеет в виду последствия массовой миграции мусульман в Европу. Хотя прежде он был одиноким голосом, многочисленные опросы показывают, что большинство европейцев теперь верят вместе с ним, что Ислам не принадлежит Европе. Папа Римский Франциск, с другой стороны, взял в привычку упрекать христиан за их оппозицию приему большего числа мусульманских иммигрантов. Недавно он пошел еще дальше, предупредив их, что они должны будут ответить перед Христом на Страшном суде, потому что он (в облике мигранта) был бездомным, а они не впустили его.

Однако, хотя благотворительность является первостепенной христианской добродетелью, есть еще одна добродетель, которая управляет практикой осуществления благотворительности. Она называется «осторожность». А осторожность предполагает, что духовные и светских лидеры должны ее проявлять при пропаганде актов благотворительности, которые подвергают жизни других людей риску. В Европе теперь есть многочисленные разумные причины для замедления или прекращения потока мусульманской иммиграции: убийство в Шарли Эбдо, резня в театре Батаклан, массовые убийства в брюссельском аэропорту и метро, бойня в Ницце, резня в центре Мюнхена, нападение с топором в немецком поезде, нападение с бомбой на винный бар в городе Ансбах и сексуальные нападения в канун Нового года, от которых пострадали свыше 1200 немецких женщин.

Самое последнее возмущение было вызвано убийством французского священника, отца Жака Амеля, двумя исламскими террористами, которые ворвались в церковь в Нормандии во время мессы и перерезали ему горло. Папа Римский Франциск осудил нападение, но в тот же день в Кракове он снова говорил о необходимости принимать беженцев. Он призвал к 
«солидарности с теми, кто лишен своих основных прав, включая право исповедовать свою веру в условиях свободы и безопасности».
А как насчет права христиан и иудеев исповедовать свою веру «в условиях свободы и безопасности?» У отца Амеля больше нет свободы исповедовать свою веру, а теперь, когда Исламское государство заявило о своем намерении сделать мишенью еще больше церквей в Европе, христиане будут себя чувствовать гораздо менее безопасно на воскресных богослужениях. Иудеи в Европе уже знакомы с этим чувством. Большинство синагог в Европе теперь находятся под охраной во время субботнего богослужения. Однако, если вы действительно хотите увидеть европейское будущее, просто посмотрите на те страны, где мусульман уже большинство. В Нигерии, где мусульмане составляют около 60% населения, христиане регулярно подвергаются нападениям во время богослужения, а в некоторых случаях вся конгрегация была сожжена заживо внутри своей церкви.

Все это наводит на вопрос: должны ли западные нации пассивно наблюдать, как их собственное население балансирует, двигаясь в сторону Нигерии? Свертывание или полный запрет на мусульманскую иммиграцию является одним из очевидных решений проблемы терроризма на Западе. Однако, как я уже говорил, многие американцы думают, что такой мораторий будет неконституционным. В конце концов, разве Конституция не запрещает «религиозный тест» для проверки иммигрантов? Действительно, сегодня горячей новостью является нападение на Дональда Трампа отца убитого мусульманского солдата. На съезде Демократической партии, Хизр Хан спорит с Трампом по поводу предлагаемого запрета на мусульманскую иммиграцию и спрашивает: 
«Вы вообще читали Конституцию США?»
На самом деле, в Конституции нет никакого запрета на религиозные тесты для иммигрантов. В последней статье в National Review, Эндрю Маккарти отмечает, что статья VI Конституции гласит, что 
«в Соединенных Штатах никакой религиозный тест не является необходимым для определения квалификации для любого офисного или общественного доверия». 
Эта клауза не имеет ничего общего с иммиграцией и, как наши bien pensants любят говорить, она не имеет ничего общего с Исламом.

Акт Маккеррена-Уолтера от 1952 фактически дает президенту широкую свободу действий в ограничении иммиграции:
Всякий раз, когда президент посчитает, что въезд иностранцев или категории иностранцев в Соединенные Штаты нанесет ущерб интересам Соединенных Штатов Америки, президент может... приостановить въезд всех иностранцев или категории иностранцев, иммигрантов или не иммигрантов, или ограничить въезд иностранцев, как он может посчитать целесообразным.
Одним из главных намерений этого закона заключалось в предотвращении проникновения в страну коммунистических идеологов, но он был также вызван в 1979 президентом Джимми Картером, чтобы держать иранцев подальше от США. И – сюрприз — согласно Маккарти, 
«по федеральному закону, от исполнительной власти прямо требуется учитывать религию при определении о предоставлении убежища». 
Как отмечает Маккарти:
Мы имеем право требовать изучения верований иностранцев, испрашивающих въезда в нашу страну..., это включает в себя верования, которые иностранец может считать принципами его веры, особенно, если такие «догматы веры» связаны с вопросами права, управления, экономики, венных и межличностных отношений, которые в нашей культуре разделения церкви и государства не рассматриваются как духовные.
Короче говоря, если вы считаете, что ваша религия позволяет убивать вероотступников или подчинять неверных, не утруждайте себя подачей прошения.

Когда папа Франциск посетил Польшу по поводу Всемирного дня молодежи, безопасность в Кракове был на высоком уровне. По мнению газеты The Guardian, были задействованы сорок тысяч сотрудников безопасности:
Мобильные рентгеновские аппараты и металлические детекторы, а также собаки, обученные для обнаружения взрывчатых веществ, были использованы на железнодорожных и автобусных вокзалах, основных дорожных узлах и местах, где должны состояться папские мероприятия. Полиция говорит, что газовозы и крупные грузовики были запрещены для въезда в Краков после использования в теракте 19-тонного грузовика для теракта в Ницце в начале этого месяца.
Что это предполагает? Волнуются ли чиновники, что протестанты или иудеи нападут на католическую молодежь? Боятся ли они, что буддисты забросают бомбами папский автомобиль? До эры массовой мусульманской иммиграции в Европу такие меры предосторожности были бы сочтены излишними. Теперь они кажутся вполне разумными мерами для предотвращения излишнего. Повышенная безопасность во Всемирный день молодежи и по всей Европе является молчаливым признанием того, что Ислам радикально отличается от всех остальных религий. На это указал кардинал Берк
в своем интервью, когда он подверг критике католических лидеров, которые «просто думают, что Ислам — это такая же религия, как католицизм и иудаизм». Вот просто так. Пришло время спросить: следует ли рассматривать религию с тоталитарными амбициями, как все другие религии?

В рассказе в газете Guardian о визите Папы в Польшу, он описывается как «современный папа». Однако в некоторых отношениях он, как и многие епископы, кажется, принадлежит к более ранней эпохе — эпохе, когда казалось, что все люди не желают ничего, кроме мира и дружбы. Во времена, когда мир сталкивается с возрождением воинствующей религии седьмого века, чувствительность шестидесятых годов уже не кажется такой современной.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё