Поиск по этому блогу

Загрузка...

Растет этническая оппозиция иранскому режиму

Майкл Сегаль
Iran’s Ethnic Diversity (U.S. Institute of Peace)
Разнообразие иранских этносов (Американский Институт Мира)
  • С июня 2016 Иран претерпевает террористические нападения и убийства со стороны этнических оппозиционных элементов, действующих , как в самом Иране, так и с территорий, граничащих с ним. Нападения на иранскую нефтяную инфраструктуру в Ахвазе стали ответом на продолжение репрессивной политики Ирана в отношении арабского меньшинства в Ахвазе, включая постоянные аресты, судебные процессы, казни и изгнания молодых людей из этой области.
  • В настоящее время на территории Ирана проживают 6-7 миллионов курдов, которые, являясь частью иранского государства, отличаются от шиитского меньшинства языком и религией (большинство курдов являются суннитами). Набирающие обороты нападения арабов-суннитов на нефтяные объекты могут создать проблему Ирану, поскольку он пытается возобновить экспорт нефти после отмены санкций. Нападения на энергетическую нефтегазовую инфраструктуру могут создать опасную и нестабильную среду для международных энергетических компаний.
  • Силы безопасности Ирана были брошены против арабов, усиливая недовольство этого населения наряду с его сепаратистскими устремлениями. Иранский режим, который до сих пор был избавлен от региональных последствий арабской весны или исламского пробуждения, как режим ее называет , начинает теперь ощущать эти последствия.
  • С июня 2016, и в меньшей степени — еще раньше, Иран претерпевал террористические нападения и убийства со стороны этнических оппозиционных элементов, действующих, как в самом Иране, так и с прилегающих к нему территорий. К ним относятся курды на севере и вбизи иракской границы, сунниты салафиты вблизи восточной границы Ирана с Пакистаном, и арабы-сунниты в провинции Хузестан вблизи иракской границы на юго-западе. 

Растущая арабская оппозиция


В начале июня суннитская группа Супур аль-Ахваз (Ястребы Ахваза) взяла на себя ответственность за взрыв, который вызвал пожар на нефтехимическом комплексе Бу-Али-Сина в Бандар-Э Махшахр, Хузестан. [1, 2] Иран отрицал их заявление и утверждал, что к взрыву привела утечка.{3} Комплекс, на котором произошел взрыв, известен демонстрациями протеста против тяжелых условий труда.


Twitter postГруппа также вышла с заявлением, призывающим к продолжению сопротивления против иранской оккупации арабских земель, которая «пересекла красную черту». В заявлении было также сказано, что взрыв был реакцией на репрессивную политику Ирана в отношении арабского меньшинства в Ахвазе, в том числе, постоянные аресты, судебные процессы, казни и изгнание молодых людей из этого района, и делалось предупреждение о дальнейших нападениях на жизненно важные объекты инфраструктуры и стратегические объекты Ирана. Пресс-секретарь группы сказал, что это новая тактика, направленная на подрыв иранской экономики, которая процветает за счет населения Ахваза, живущего в условиях бедности.

Кроме того, в своем обращении к определенной аудитории в арабских странах, опасающихся Ирана, группа подчеркнула, что она осуждает участие Ирана в Сирии, Ираке, Йемене, Бахрейне и Саудовской Аравии и заявляет, что она также намеревается принять меры «внутри Ирана» и продолжить «законную борьбу до тех пор, пока арабский народ Ахваза не получит полные права на свою землю». [4]

Группа заявила 11 июля, что она совершила нападение на другой нефтяной объект в этом районе. [5] Это был газопровод сжиженного газа, принадлежащий нефтегазовой компании Марун на нефтяном месторождении в Хузистане. Один рабочий был убит и еще один ранен.[6] Впоследствии в Ахвазе было объявлено чрезвычайное положение.[7]

17 июля 2016 батальон Аль Фарук Движения арабской борьбы за освобождение Ахваза (ASMLA) соврешил диверсию на нефтепроводе в районе Джохар ас-Сабаа (Хафткель), в 75 км к северо-востоку от Ахваза. Согласно заявлению группы, нападавшим удалось бежать, несмотря на усилия КСИР схватить их. ASMLA сообщила, что КСИР установил кордон безопасности вокруг этого района.[8]

Командир батальона Эль Фарука сказал, что операция была осуществлена в ответ на постоянные противозаконные действия персидского оккупационного государства против арабского населения Ахваза, распространение межфракционных распрей и аморального вмешательство в дела соседних стран, включая Саудовскую Аравию. Он угрожал дальнейшими нападениями, добавив, что батальона Эль Фарука тщательно изучил стратегические целевые точки нефтепроводов, простирающихся от района Джохар ас-Сабаа вглубь Ирана, и им удалось проникнуть через кордон безопасности в этот важный экономический район и успешно провести эту особую диверсию.[9]

The sabotaged Bou-Ali-Sina Petrochemical Complex in Bandar-E Mahshahr, Khuzestan
Саботаж на нефтехимическом комплексе Бу-Али-Сина
в Бандар-Э Махшахр, Хузестан.
Социальные СМИ отреагировали на нападение появившимся в Твиттере хэштегом # TheAhvazisshakeIran и восхвалением сопротивления. Газета Elaph утверждает, что ASMLA предупредила, что они изберут целью иностранные нефтяные компании, которые работают с Ираном, и которые инвестируют в нефтяные месторождения района Ахваза. [10]

В марте ASMALA призвала все международные нефтяные компании не узаконивать и не сотрудничать с «иранским режимом угнетения населения Ахваза, путем вложения средств в иранский нефтяной сектор после отмены международных санкций». ASMLA подчеркнула, что «прибыль, полученная иранским режимом от продажи нефтегазовых ресурсов в Ахвазе, используются для жестокого угнетения населения Ахваза, которое не имеет никакой доли в прибыли от своих собственных ресурсов, и финансирования террористических организаций, которые активно действуют, чтобы дестабилизировать безопасность и стабильность в арабском мире и в других местах». [11]
Long live Arab Ahwaz
«Да здравствует арабский Ахваз!» (Твиттер) [12]
Более трех миллионов арабов живут в богатом нефтью Хузестане. Там возросла безработица, и очень высоко загрязнение воздуха. Если нападение было действительно совершено этой группой, то арабская оппозиция нанесла очень жесткий удар по иранской нефтяной и газовой промышленности.

В середине июня другая суннитская оппозиционная группа Движения арабской борьбы за освобождение Ахваза (ASMLA) объявила, что она совершила нападение на нефтепровод в Зерканском районе Хузистана. Группа заявила, что также осуществила дополнительные подобные нападения. Ее военное крыло, Мученики батальона Мохай аль-Дин аль-Насир выложило короткое видео, показывающее трубопровод, который был взорван, и утверждало, что нападение было реакцией на деятельность сил безопасности Ирана в этом районе.

Заявление, опубликованное этой группой, гласит:

В связи с 11-й годовщиной создания ASMLA, батальон мучеников Рази Аль-Заркани провел спецоперацию на нефтепроводе в Зерканском районе, в провинциальной столице, нарушив поток нефти из Ахваза в Тегеран [называемый «столица оккупации»]. Диверсии на главных нефтяных трубопроводах пришли в ответ на произвол персидской оккупации, аресты активистов Ахваза, а также преступного постоянного нарушения прав арабского народа и осквернения арабской нации. Батальоны мучеников Мохай аль-Дин аль-Насир продолжат свои спецоперации против центров оккупационного государства и его нефтяных сооружений, пока не будет свободен последний дюйм земли Ахваза.

Иранские СМИ почти не освещали это событие, а иранские силы безопасности закрыли район, где оно произошло.

Мировой джихад

Twitter postВ восточном Иране, близ пакистанской границы, группы, связанные с глобальным джихадом, продолжают действовать против корпуса иранской революционной гвардии (КСИР) и сил командования пограничной охраны, дислоцированных в этом районе, иногда нанося им тяжелые удары. В июне группа глобального джихада Джаиш Аль-Адл напала на иранские силы, действующие в провинциях Систан и Белуджистан. Ансар Аль-Фуркан, джихадистская организация, активно действующая в районе Белуджистана, заявила, что она уничтожила десятки иранских солдат путем взрыва террориста=смертника [13] в городе Хаш.[14] Вблизи пакистанской границы в Систане и Белуджистане, в ходе столкновения с суннитскими вооруженными элементами, были убиты пять членов командования пограничной охраны, которые бежали обратно в Пакистан. [15]

Иранские курды


Наряду с активной деятельностью сепаратистских сил в Хузистане и групп джихадистов вдоль пакистанской и афганской границ, в июне также отмечалась активизация деятельности курдской оппозиции в Иране. В июне Курдистанская демократическая партия Ирана (КДПИ) напала на патруль КСИР, двигавшийся вдоль ирано-иракской границы в районе Ошнавия и Сарвабад — городов, которые соседствуют с курдским анклавом на севере Ирака. В ходе столкновений было убито несколько членов КСИР и курдских боевиков. [16] В ходе другого инцидента в июне, было убито несколько бойцов другой курдской группы, PartiyaJiyana Azad a Kurdistanê (PJAK). PJAK имеет связи с турецкой PKK вблизи города Сердешта вдоль иракской границы.
Iran’s Ethnic Diversity (U.S. Institute of Peace)
Этническое многообразие Ирана
 (Американский Институт Мира)
В настоящее время в Иране проживают 6-7 миллионов курдов. Хотя они являются частью иранского государства, они отличаются от шиитского меньшинства в нескольких основных отношениях, в том числе по языку и религии (большинство курдов являются суннитами). Курды, которые в основном сосредоточены вдоль иракской границы, живут в бедности по сравнению с иранцами, которые живут в крупных городах. В конце мая 2016, президент Хасан Рухани посетил некоторые курдские районы и пообещал, что будут созданы центры изучения курдского языка, и что населенные курдами районы северо-западной части Ирана, начнут развиваться после многих лет забвения. [17] По словам Рухани, 
Исламская Республика Иран прислушается к [sic] проблемам своего пестрого населения. Наша безопасность в настоящее время — это гораздо больше, чем территории, расположенные за границам, но имеющие то же этническое население. Курды имеют лучшую ситуацию [Sic] с точки зрения безопасности, чем их коллеги в Ираке, Турции и Сирии. Это честь для Исламской Республики не быть во власти религиозной и этнической принадлежности в обеспечении своего народа тем же уровнем развития и благосостояния.

Курдская демократическая партия Ирана (КДПИ) давно стремилась к независимости в курдских районах северного Ирана. Повышенная активность проистекает из растущего осознания возможной независимости курдов в Сирии вдоль турецкой границы и свободы и относительной независимости, которыми пользуются курды в северном Ираке. Живая сила группы насчитывает тысячи бойцов, базируется в северной части Ирака, но не поглощается курдским населением. КДПИ пытается проводить независимую программу, но, похоже, находится в плену конфликтующих интересов. В некоторой степени, курдские группы в четырех основных странах с заметным курдским населением (Сирия, Турция, Ирак и Иран) ведут борьбу друг против друга.

Например, курды в курдском анклаве северного Ирака пытаются поддерживать открытые каналы экспорта нефти в Турцию и Иран и, конечно, не хотят открытия фронта с Ираном, несмотря на растущую военную активность КДПИ. Аналогичным образом, курды в северном Ираке тщательно следуют политике невмешательства в турецкую тяжелую и кровопролитную борьбу против РПК, которая иногда проводит турецкие бомбардировки курдских объектов в северной части Ирака. Иран тоже, в результате столкновений с КДПИ, угрожал, что КСИР, не колеблясь, будет действовать против «террористов» в их главных опорных пунктах в северных районах Ирака, если он не прекратит свою деятельность, заявив, что «они будут атакованы, где бы они ни были». [18]

В целом, в прошлом месяце Ирану пришлось разбираться с подрывной деятельностью, хотя пока что низкой интенсивности, целого ряда этнических элементов на своих границах на северо-западном, юго-западе и востоке страны. Арабы (в Хузестане) и курды пытаются следовать сепаратистской националистической программе и мотивированы геостратегическими изменениями на Ближнем Востоке, которые они стремятся изменить.

Арабы-сунниты, нападающие на нефтяные объекты, если они будут набирать обороты, могут создать проблему для Ирана, так как он пытается возобновить экспорт нефти после отмены санкций. Нападения на энергетическую нефтегазовую инфраструктуру могут способствовать нарушению безопасности и стабильности среды международных энергетических компаний. В любом случае, эти компании озабочены намерениями Ирана продлевать контракты с использованием системы выкупа, которая является более выгодной для государства, чем для иностранных компаний. Иран мало сообщает о нападениях на свою энергетическую инфраструктуру, которые в основном имели место в провинции Хузестан. Между тем, силы безопасности Ирана учинили расправу с арабским меньшинством, усилив недовольство среди этого населения наряду с его сепаратистскими устремлениями.

Возможно, еще рано предугадывать рост этнического и религиозного протеста в Иране, могущего вызвать серьезные изменения в поведении режима, однако, ясно, что иранский режим, который был до сих пор избавлен от региональных последствий арабской весны или «исламского пробуждения», как режим называет ее, теперь начинает ощущать ее последствия.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё