Поиск по этому блогу

Загрузка...

Обращение вспять провальной внешней политики Обамы

Как директор ЦРУ Джон Бреннан помог Трампу в его деле



Джазеф Клейн

7 сентября Дональд Трамп выступил с большой речью в Филадельфии, в которой он подробно изложил свои предложения по коренной перестройке и укреплению армии. Он хочет обратить вспять тенденцию эпохи Обамы. Вторя бывшему президенту Рональду Рейгану, Трамп сказал, что «мир посредством силы» — это «три важнейших слова, которые должны быть в центре нашей внешней политики».

Для выполнения такого честолюбивого замысла, Трамп намерен увеличить военные расходы на десятки миллиардов долларов, что позволит ему расширить численность действующей армии, увеличить ВВС и ВМС. Кроме того, в качестве Верховного главнокомандующего, он намерен просить своих генералов в 30-дневный срок разработать план для победы над ИГИЛом и провести тщательный анализ уязвимости страны к кибератакам.

«Мы хотим дифференцировать, предупредить и предотвратить конфликты посредством нашей неоспоримой военной силы», — сказал Трамп. Это требует «переосмысления неудачной политики прошлого». 
«В администрации Трампа», — добавил он, «наши действия на Ближнем Востоке будут продиктованы реализмом. Нынешняя стратегия свержения режимов, без плана того, что делать на следующий день, производит лишь вакуум власти, который заполняется террористами».

Дональд Трамп не преувеличил полного провала внешней политики Обамы-Клинтон-Керри, особенно в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Когда президент Обама начал свою первую каденцию в 2009, Ирак, Сирия и Ливия были относительно стабильными. Теперь это недееспособные государства. Наследие, оставленное администрацией Обамы, в описании Трампа с особым упором на Хиллари Клинтон, «вызвало только хаос и страдания».

Директор ЦРУ, Джон Бреннан, заявил в опубликованном 7-го сенября интервью с СТС Sentinel: 
«Я не знаю, можно ли будет снова объединить вместе Сирию и Ирак. Там было так много кровопролития, так много разрушения, так много продолжающейся кипящей напряженности и сектантских разногласий».

Хотя и не называя по имени президента Обаму или бывшего госсекретаря США Хиллари Клинтон, которых Бреннан без сомнения имел в виду, он сказал: 
«Мы видели во время Арабской весны оптимистически мыслящих людей, в том числе и здесь, в Соединенных Штатах, полагающих, что «ну, если просто свергнуть этих авторитарных лидеров, демократия начнет процветать, и люди будут приветствовать полностью работающую политическую систему. Однако этого не случилось».

В речи, с которой он выступил 19 мая 2011, Обама приветствовал изменения, происшедшие в результате Арабской весны, и провозгласил, что 
«после десятилетий принятия в регионе мира, как он есть, мы имеем теперь возможность сделать мир, каким он должен быть».

Как сказал Бреннан, «этого не произошло». Весь регион погряз в смертельном междоусобном конфликте, который открыл дверь ИГИЛу и другим террористам для дальнейшего разжигания насилия и разрушения.

Когда президент Обама вступил во власть, предшественник ИГИЛ — Аль-Каида в Ираке была в большой степени разгромлена. В 2010, в интервью с тогдашним ведущим CNN, Ларри Кингом, вице-президент Джо Байден уже предсказал: 
«После того, как в скором времени 90,000 американских войск вернутся домой, Ирак сможет стать одним из больших достижений администрации Обамы». Байден добавил: «Вы увидите устойчивое правительство в Ираке, которое пойдет к фактическому созданию представительного правительства».

В конце 2011, когда Обама вывел все оставшиеся американские войска из Ирака, вопреки армейскому совету, он сказал: «Мы оставляем позади суверенный, устойчивый и самостоятельный Ирак с представительным правительством, которое было избрано его народом».

И снова, по словам Бреннана, «этого не случилось». Без сильной остаточной военной силы США на месте, остатки Аль-Каиды в Ираке оказались в состоянии восстановиться. Они вновь возникли из баз, которые они создали в Сирии, в виде отдельной джихадистской террористической группы ИГИЛ или Исламское государство. Вот, как директор ЦРУ, Бреннан, описал невероятный рост ИГИЛ в интервью СТС Sentinel:

«В некотором смысле, это было похоже на стартап в деловом мире. Их численность в Ираке была 600 - 800 или около того, после того, как они были побиты американской армией и другими. У них были весьма ограниченные возможности. А потом вдруг, в результате событий, которые происходили внутри Ирака и Сирии, они восстановили импульс. И резко пошли на подъем, что потом привело к отделению ИГИЛ от Джабат- аль-Нусра».

Администрация Обамы колебалась относительно Сирии. Неспособность Обамы выполнить свои угрозы применения военной силы, если будет установлено, что режим президента Сирии Асада использовал химическое оружие против своего народа, придало смелости не только самому режиму, но и режимам его главных союзников, России и Ирану, для военного участия в конфликте. ИГИЛ и прочие джихадисты террористы также извлекли пользу из, по их мнению, слабости бумажного тигра, президента США. Кроме того, со свержением режима Каддафи в Ливии и утечки оружия и джихадистов для борьбы в Сирии, ИГИЛу удалось расширить свои ряды и пополнить вооружение.

Бреннан отметил в своем интервью, как ИГИЛ (который он называет ИСИЛ) использует базу своей штаб-квартиры в Сирии для расширения своей сети террора во всем мире. Они расширились,сказал он, в том числе, 
«перемещая боевиков, которые имеют опыт работы на полях сражений в Сирии и профессиональную подготовку, и направляя их как группы беженцев или ища любые пути, чтобы попасть в страны или вернуться в свои родные страны и осуществить нападения». Бреннан добавил, что «их внешние боевые группы, которые, главным образом, базируются в Сирии в районе Ракки, действительно пытаются приступить к действию».

Что касается самой Ливии, которая находилась под относительным контролем до решения Обамы - Клинтон принудительно изменить режим без какого-либо плана на следующий день после этого, Бреннан сказал: 
«То, что Ливия удерживает— это большое количество неуправляемого пространства при отсутствии какого-либо правительства или верховенства закона, которые были бы ощутимы во всей стране».

Короче говоря, собственный директор ЦРУ Обамы, Джон Бреннан, описал ужасные последствия провальной внешней политики Обамы в самом нестабильном регионе мира, включая расширение возможностей для смертоносных джихадистских террористических нападений здесь, дома. По сути, Бреннан сделал дело Дональда Трампа вместо него.

Еще до того, как Трамп произнес свою речь по военной политике, 88 отставных генералов и адмиралов выступили с одобрением Трампа, заявив, что «выборы 2016 дают американскому народу срочную необходимую возможность добиться давно назревшего исправления курса нашей национальной безопасности и политики». Авторы письма предупредили, что «враги осмелели, чувствуя слабость и нерешительность в Вашингтоне».

Обама принижает США в своих поездках за границу и поучает американцев проявлять терпимость даже сразу после смертельных нападений, подготовленных или проведенных ИГИЛ на нашей земле. А Хиллари Клинтон хочет показать «уважение» к нашим врагам и «сопереживание с их перспективой и точкой зрения».

Дональд Трамп, напротив, предложил в своей речи то, что должно быть музыкой для ушей всех американцев, которые верят в американскую исключительность. Он сказал: 
«Вместо тура с извинениями, я буду с гордостью пропагандировать нашу систему правления и наш образ жизни как лучшие в мире – так же, как мы делали в нашей кампании против коммунизма во время «холодной войны».

Мы не можем позволить себе продолжать идти по тому же пути, по которому шли Обама-Клинтон-Керри за последние восемь лет, во имя безопасности нашей страны и будущего, которое мы оставим нашим детям и внукам.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё