Поиск по этому блогу

Загрузка...

Что следующему американскому президенту нужно знать о Ближнем Востоке

Эрик Р. Мандел

Изменения в американо-иранской политике являются ключевыми для продвижения американских интересов национальной безопасности.

Строительные блоки следующей политики США на Ближнем Востоке?
LEGO статуи на парковых скамейках на южной лужайке Белого дома
в Вашингтоне, округ Колумбия. (Фото: REUTERS)
Когда абсурд президентской гонки 2016 в США завершится, новый президент столкнется с агонизирующей проблемой по всему Ближнему Востоку, от Сирии до Ливана, от Йемена до Пакистана, от Израиля до Ирака.

Первым уроком следующего президента будет смирение. Америка является необходимым условием для региональной стабильности, но в то же время она не способна решать сложные проблемы. Новый президент испытает серьезное торможение из-за выбора внешней политики администрации Обамы, которым были созданы прецеденты, что ни союз с США, ни американские ультиматумы не являются неприкосновенными.

Израильский, саудовский, египетский, курдский и суннитский миры, которые представляют 85% Ислама, не уверены в американской поддержке, особенно, после подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA) с Ираном. Исламское государство (ИГИЛ) отвлекло администрацию от понимания того, что в долгосрочной перспективе, больше, чем ИГИЛ, Иран представляет самую опасную угрозу для региональной стабильности. Суннитские государства и Израиль верили, что президент США Барак Обама сдержит свое слово и никогда не позволит Ирану иметь ядерное оружие.

Америка должна вновь заняться Ближним Востоком ради американских интересов и должна начать с заверения наших союзников.

Так что следующий президент должен сделать? В первую неделю после выборов пригласить в Белый дом лидеров Израиля, Саудовской Аравии и Египта вместе.

Президент должен будет объяснить, что интересы американской внешней политики заключаются не в расширении возможностей Ирана контролировать шиитский Полумесяц от Тегерана до Багдада, и от Дамаска до Бейрута.

C первого дня новому президенту надо будет послать четкий сигнал Конгрессу, что время его маргинализации во внешней политике путем исполнительных действий закончилось. Конгресс будет приветствовать возможность обеспечить строгое соблюдение JCPOA и на двухпартийной основе будет выступать против иранской поддержки терроризма и дестабилизации наших союзников.

Преждевременный выход президента Обамы из Ирака испарил с таким трудом завоеванные американские преимущества в Ираке после волнений, и теперь новый президент должен противодействовать иранскому хозяйничанию в Ираке. Появление ИГИЛ непосредственно связано с американским вакуумом, который создал иранское доминирование в шиитском Ираке.

Оба кандидата не должны спускать глаз с главных причин долгосрочной региональной нестабильности: Иран, Россия, Хезболла и Сирия. Суннитские исламисты, от Мусульманских братьев до Аль-Каиды, также вызывают озабоченность в перспективе, но с ними будет гораздо труднее иметь дело, если Иран будет на подъеме.

Новая администрация должна понять, насколько различно видят себя арабский и мусульманский миры, особенно в противоположность тому, как жители Запада идентифицируют себя, в первую очередь, по национальному признаку.

Большинство арабов и мусульман группируются по роду и племени, а гражданство является вторичной идентичностью. Они используют гражданство в качестве основной идентичности только, когда говорят с западными экспертами по внешней политике, рекомендованными для недопонимания и плохого политического выбора.

Оценка союзников должна включать в себя курдов, людей, которые действительно заслуживают своего собственного национального государства. Иракские курды являются нашими друзьями, и будут потеряны в качестве будущих союзников, если мы по-прежнему будем к ним относиться, как мы относились к сирийским курдам, которых президент Обама бросил по просьбе исламистского турецкого правительства.

Турция в лучшем случае будет ненадежным союзником в обозримом будущем, так как она только недавно перешла на другую сторону, чтобы поддержать атаки на ИГИЛ. Следующий американский президент должен будет сказать туркам, что курды в Ираке являются нашими друзьями, и что мы не будем бросать курдов в Сирии.

Россия непременно воспользуется такой ситуацией, но Турция уже является двуличным членом НАТО, которому не следует доверять, пока не исчезнет исламистский режим Эрдогана. Иран и Турция находятся в сближении, и мы должны выразить наше неудовольствие совокупно с реальными действиями.

Что касается израильско-палестинского конфликта, если администрация действительно хочет добиться прогресса, она должен отказаться от идеи, что поселения являются основной частью проблемы, когда в действительности любая часть Израиля вызывает не меньше возражений у его врагов.

Следующий государственный секретарь должен сделать непредвзятый анализ международного права, признав, что Западный берег технически является спорной оккупированной территорией, где Израиль имеет права, от которых он готов отказаться полностью или частично взамен на мир.

Без этого, истинный мир или долгосрочное прекращение огня будут иллюзорными. Лучший подход к разрешению конфликта, это найти путь для суннитских государств дипломатически признать Израиль. Символом американской внешней политики на Ближнем Востоке в 2017 должно быть:
  • Четко достижимые цели 
  • Стабилизация 
  • Подтверждение Израилю и суннитским союзникам 
  • Более жесткая линия с Ираном, единственным игроком в регионе, который может нанести наибольший вред американским интересам 
  • Односторонние уступки рассматриваются как признак слабости.
И, наконец, помните, что проблемой является политический Ислам, исламизм, а не религиозный ислам. Определите своего врага, и вы получите много умеренных мусульманских союзников, которые разделяют ваши интересы в регионе.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё