Поиск по этому блогу

Загрузка...

Франция: Что скрывается за «запретом буркини»?

Ги Мильер
  • За 30 лет Франция прошла ускоренный процесс исламизации. 
  • Юсуф аль Кардауи, духовный лидер главного исламского движения во Франции, объяснил, как живущие на Западе мусульмане должны действовать: они могут использовать террор, соблазнение, эксплуатировать чувство вины западного человека, захватывать общественные места, менять законы и создавать свое собственное сообщество внутри западных обществ, пока те не превратятся в мусульманские общества. 
  • Когда-то Франция была страной, где религиозный нейтралитет в общественных местах рассматривался как основополагающий принцип. Как представляется, мусульманские экстремисты использовали исламские покрывала и головные покрытия как видимые символы того, что Ислам — повсюду.
  • Политические деятели утверждают, что они уважают права человека, но они, видимо, забыли про права человека для женщин, которые не покрывают себя, которые страдают от исламизации, которые больше не свободны писать, думать или просто гулять по улице.
  • Политики отказываются «заклеймить» Ислам и не хотят видеть последствия: преследования, изнасилования, уничтожение свободы. 
  • Французским журналистам угрожают судом или нападением, и они почти никогда не используют словосочетание «исламский терроризм». Почти все книги по Исламу, поступающие во французские книжные магазины, написаны исламистами или авторами, восхваляющими Ислам. 
  • Неужели не-мусульмане потеряли волю к борьбе? 
Юсуф аль Кардауи (слева), духовный лидер главного исламского
движения во Франции, пояснил, что мусульмане на Западе могут
использовать террор, соблазнение, эксплуатировать комплекс вины

жителей Запада, захватывать общественные места, менять законы
и создавать свое собственное общество в западных обществах,
пока те не превратятся в мусульманские.
Справа: мусульманские экстремисты во Франции, как
представляется, используют исламские покрывала и головные
покрытия как видимые символы для создания впечатления,
что Ислам — повсюду.

В корсиканском городе Сиско, 13-го августа, группа мусульман пришла на пляж, сопровождая женщин, одетых в буркини (сплошные купальники). Мусульманские мужчины решительно потребовали от туристов покинуть пляж и поставили знаки «Вход воспрещен». Когда несколько подростков оказали сопротивление, мусульмане ответили гарпунами и бейсбольными битами. Полиция вмешалась, однако, это было лишь начало.

В последующие дни мусульмане по всей Франции стали выходить на пляжи, сопровождая женщин в буркини, требуя от купающихся покинуть пляжи. Туристы собирали свои вещи и уходили. Некоторые мэры курортных городов решили запретить купальный костюм, и из этого родился скандал с буркини.

Одни политики говорят, что запрет буркини ставит клеймо на мусульман и посягает на их «права человека» носить то, что им нравится. Другие политики, в том числе, бывший президент, Николя Саркози, и премьер-министр, Мануэль Вальс назвал буркини «провокацией» и потребовал издать закон о его запрещении. Государственный Совет — высший юридический институт, в конце концов, постановил, что запрет буркини противозаконен, и запрет был отменен.

Что является более важным, так это объяснение того, что стоит за запретом буркини.

Тридцать лет назад, Франция была страной, где Ислам существовал, но где исламских требований практически не было, а исламские покрывала были редкими. Затем, в сентябре 1989, в северном пригороде Парижа, три студентки решили посещать школу в хиджабах. Когда декан это запретил, родители, при поддержке вновь созданной мусульманской ассоциации, подали жалобу. Родители выиграли.

Совершенно внезапно исламские хиджабы стали множиться в средних школах, на улицах, а вскоре появились и длинные черные покрывала. Мусульманские союзы призывали «покончить с дискриминацией», требовали ввести халяльное питание в школьных столовых и жаловались на «антиисламское содержание» в учебниках истории. Непокрытые женщины в мусульманских районах стали подвергаться нападениям и изнасилованиям.

После того, как французское правительство в 2003 создало комиссию по расследованию, был принят закон, запрещающий «религиозные символы в государственных школах». Ради отказа «клеймить» ислам и из «уважения к правам человека», были запрещены христианские кресты и иудейские кипы, в дополнение к исламским хиджабам.

За стенами школ продолжали множиться черные покрывала, никабы и бурки, которые закрывали все лицо, и стали расти требования мусульманских организаций.

Внезапно в школьных столовых появились халяльные меню. Мусульманские студенты начали есть за отдельными столами и отказывались садиться рядом с не мусульманами. Учебники истории были переписаны, чтобы показать более позитивный взгляд на Ислам. В средних школах, где учились мусульманские студенты, профессора прекратили читать такие темы, как Холокост. В мусульманских кварталах не прекращались нападения на непокрытых женщин. В одном парижском пригороде непокрытая девушка была сожжена заживо. Мусульманские кварталы стали «закрытыми зонами».

Французское правительство создало новую комиссию по расследованию. В 2011, через восемь лет после принятия закона, запрещающего религиозные символы в школах, был принят новый закон: стало незаконным приходить в общественные места с закрытым лицом. Ради того, чтобы «не клеймить» Ислам, и из уважения к правам человека, в законе не упоминаются названия «паранджа» и «никаб».

С тех пор, черные покрывала стали еще более распространенными, а закрывающие лицо никабы, несмотря на запрет, не исчезли. Практически в каждой школе присутствуют халяльные меню. Студенты, которые не едят халяльную пищу, подвергаются преследованиям. Книги по истории восхваляют исламскую цивилизацию, а в большинстве школ запрещены разговоры о Холокосте или упоминание иудаизма. В мусульманских районах все меньше женщин выходят непокрытыми, и мусульманские районы стали «зонами действия шариата».

За 30 лет Франция прошла ускоренный процесс исламизации.

Раньше Франция была страной, в которой религиозный нейтралитет в общественных местах рассматривался как краеугольный камень Республики. Теперь мусульманские экстремисты, как представляется, используют исламские покрытия как видимые символы, чтобы создать впечатление, что Ислам — повсюду. Покрытие головы кажется способом отметить границу, способом установить видимость Ислама.

Более широкое стремление мусульманских экстремистов, как представляется, заключается в использовании видимости Ислама для навязывания исламского мировоззрения еще большему количеству доменов.

Влияние ислама теперь распространяется дальше трансформации школьных столовых, классных комнат и окрестностей. Его влияние теперь ощущается в средствах массовой информации, в культуре, везде. Стало еще труднее, если не сказать опаснее, публиковать что-либо, даже задавать вопросы по Исламу. Убийство карикатуристов в Charlie Hebdo показало, что «богохульство» может привести к жестокой смерти.

Повседневная жизнь теперь другая. Многие женщины выходят на улицу только в ночное время. Евреи знают, что за ними следят.

Когда впервые появились исламские головные уборы, французские политики ничего не сказали, чтобы, как они говорят, не ставить «клеймо» на Исламе. Они по-прежнему слепы, однако, к клеймению женщин, которые не покрывают себя. Они не хотят видеть притеснения, сексуальные нападения, разрушение свободы.

Правы французские политики, которые говорят, что буркини — это провокация. Женщины на корсиканском пляже пришли в сопровождении мужчин, вооруженных гарпунами и бейсбольными битами, что было не случайным. Внезапное появление женщин в полном исламском облачении или буркини на других пляжах, как представляется, было запланировано заранее. Там уже ожидали люди с камерами, и эти места были под охраной полиции.

Политические деятели утверждают, что они уважают права человека, но они, кажется, забыли о человеческих правах женщин, которые не носят паранджу. Они не обеспокоены правами человека для тех, кто страдает от исламизации, которые уже не могут свободно писать, думать или просто гулять по улице.

Мусульманские экстремисты, как представляется, объявили Франции многоплановую войну. Одни используют насилие, чтобы породить страх. Другие используют менее жестокие средства, чтобы вызвать страх. Цель, по-видимому, одна и та же: мусульманские экстремисты уже в значительной степени изменили Францию, и хотят ее изменить еще больше.

Они знают то, что французские политики не хотят знать: что Ислам не только религия, но и полный образ жизни, идеология завоевания одного человека и покорности другого.

Они даже не пытаются скрыть то, что они делают. В своей книге «Приоритеты исламского движения в наступающей фазе», Юсуф аль-Кардауи, Председатель Международного союза мусульманских ученых и духовный лидер Союза исламских организаций Франции (СИОФ), главного исламского движения во Франции, объяснил, как живущие на Западе мусульмане должны действовать: они могут использовать террор, соблазнение, эксплуатировать комплекс вины жителей Запада, захватывать общественные места, менять законы и создавать свое собственное общество в западных обществах, пока они не станут мусульманскими обществами.

Исламисты во Франции используют стратегию Кардауи. Она работает.

Они не остановятся. А зачем? Никто их к этому не принуждает.

По-видимому, они предполагают, что будущее — за ними. Рождаемость также даёт им надежду. Трансформация Франции доказывает, что они правы.

Они видят, что мусульманское население растет, что большинство французских мусульман, возраст которых 30 лет или меньше, считают себя  прежде всего мусульманами и хотят исламскую Францию.

Они видят, что почти ни один французский политик, даже самый смелый из них, не смеет сказать, что Ислам создает проблемы, и что французские журналисты пишут под угрозой суда или нападения, и почти никогда не используют словосочетание «исламский террор».

Они видят, что почти все книги по исламу во французских книжных магазинах написаны исламистами или авторами, восхваляющими Ислам.

И они видят, что не-мусульманское французское население все более пессимистично настроено относительно будущего страны.

Опросы общественного мнения показывают, что не-мусульмане будут голосовать в 2017 за правых популистов на президентских выборах. Опросы также показывают, что не-мусульмане во Франции, независимо от того, кто выиграет, не ожидают никаких серьезных улучшений. После каждого нападения во Франции гнев не-мусульман против мусульман сгущает атмосферу. Однако в целом, не-мусульмане старше мусульман, и десятилетия политической корректности возымели действие. Неужели не-мусульмане потеряли волю к борьбе?

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё