Поиск по этому блогу

Загрузка...

Два президента и один фатальный исторический шаг

Игаль Кармон и Анна Махжар-Бардуччи*

С ожидаемым уничтожением Исламского государства (ИГИЛ) в Мосуле и последующем крахе его укрепления в Ракке, благодаря американскому руководству и военному участию президента Барака Обамы, будет успешно завершен исторический процесс, начатый президентом Джорджем Бушем с уничтожения кровавого диктатора Саддама Хусейна и его режима. 

Самой воинствующей секте шиитского Ислама, иранскому господству в юриспруденции (Велаят е Факих) будет представлена историческая победа над суннитским Исламом. Иран при этом становится региональным гегемоном от Индийского океана до Средиземного моря, угрожая Турции и Саудовской Аравии.

Конец тысячелетнего суннитского господства в Ираке

Администрация Буша, хотя и предоставила шиитскому большинству в Ираке преимущество, которого оно заслуживало в соответствии с демократическими принципами, она изо всех сил старалась закрепить за суннитов их относительную долю в правительстве. однако эта попытка была подорвана шиитскими политическими деятелями, которым помогал (и контролировал). Мало того, что Америка оказалась не в состоянии отстоять долю суннитов во власти, несмотря на то, что суннитские племена помогали ему бороться с мятежниками Аль-Каиды в Ираке, но она на самом деле предала их в руки шиитского протеже Ирана, ставшего премьер-министром Ирака, Нури аль-Малики, который лишил их всякой власти, и во время своего пребывания в должности подверг их преследованиям. Чем больше сунниты устанавливали суннитское руководство, в шоке от его быстрой трансформации, они, в течение коротких лет, скатились со своего предполагаемого статуса полноправного и божественно наделенного властью правителя к забитому меньшинству под сапогом своих бывших подданных, будучи бессильными перед лицом последовательной американской поддержки ирано-иракского подъема.

ИГИЛ -- жестокое воплощение суннитской реакции на их потерю власти.

Несмотря на то, что большинство суннитов питают отвращение к кровавому пути ИГИЛ, появление этой организации было жестоким воплощением суннитской реакции на эту полную уступку власти шиитам, при содействии США. Однако Исламское государство началось задолго до того, как Абу Бакр аль-Багдади объявил о создании Халифата в июне 2014. Он начался с Абу Мусаба аз-Заркави, который в 2004-6 сосредоточился на шиитах в качестве мишеней, которых он рассматривал как узурпаторов законного правления суннитов Ирака, и на американцев, которых он видел ответственными за гибели иракских суннитов. В 2006, Абу Омар аль-Багдади объявил о создании Исламского государства Ирак (ИГИ). В самом его начале, ИГИ содержало смесь из суннитов исламистов, не исламистов и баасистов. Кроме того, в отличие от Аль-Каиды, которая борется против определенных приоритетов Запада, ИГИ изначально больше ценило территорию и принцип хиджры (иммиграцию к нему), чем джихад против Запада, который по религиозным, идеологическим и стратегическим соображениям был в нижней части его приоритетов. Для ИГИ, иракские шииты и Иран были гораздо более важными целями, чем Запад, что, однако, сместилось, как только Запад стал все более активно бороться с ним, что отражено во всех обращениях к своим сторонникам на Западе. [1]

Могут ли американцы расстроить такой исторический тысячелетний неприятный порядок?

Смогут ли сунниты, которые составляют 90% исламского мира, смириться со своим поражением в Ираке и принять новую наделенную властью геостратегическую гегемонию Ирана от Индийского океана до Средиземного моря?

Лидеры Ирана всегда подчеркивали, что они никогда не нападали на другую страну. Тем не менее, верно, что причина этого заключается в том, что они всегда признавали свою слабость в прямой конфронтации с суннитским большинством. Полностью осознавая реальный расклад сил за пределами своей собственной корыстной пропаганды, они всегда воздерживались от прямого конфликта с суннитским миром, и всякий раз, когда они должны были лицом к лицу столкнуться с суннитскими частями, они это делали только с помощью своих арабских прокси.

Две страны, видимо, не примут возникшую иранскую угрозу своей национальной безопасности: Турция, президент которой нео-оттоманский ультранационалист, Эрдоган, не предвещает покорности новой шиитской преобладающей реальности, и Саудовская Аравия, которая тоже чувствует себя под угрозой, и не только геостратегической, у нее на юге, со стороны Хути в Йемене, восставших при поддержке Ирана, но также и религиозной, из-за возрастающего спора Ирана относительно роли Саудовской Аравии как хранительницы святых мест. Кроме того, ИГИЛ может еще поднять районы Ирака с суннитским большинством, где он может рассчитывать на поддержку со стороны многих в суннитском мире. Кроме того, выкорчевывание ИГИЛ из его территориальной базы в Сирии в Ираке означает, что его ожесточившиеся иностранные боевики из западных стран начнут возвращаться домой и мстить. Основными целями для этих бойцов станут США и другие страны-члены коалиции, и шииты, где они могут быть найдены.

США загнали себя в ситуацию, в которой иракские сунниты, Турция, Саудовская Аравия и другие в суннитском мире воспринимают их как великого предателя, который примкнул к шиитам в Ираке, и к Ирану. Сунниты видят, что американцы, будь то демократы или республиканцы, не только покончили с тысячелетним суннитским господством в том, что сегодня Ирак, но вместо того, чтобы наказать Иран за его попытки получить ядерное оружие, повели с ним переговоры и, в конечном итоге, признали его в качестве ядерной державы и отменили санкции против него, несмотря на то, что Иран продолжает разработку баллистических ракет, спонсирует терроризм, а также нарушает права человека. [2]

Как это произошло?

Как случилось, что страна, которая со времен президента Франклина Рузвельта была хранительницей и гарантом мирового порядка, стала катализатором регионального беспорядка, который вот-вот перекинется на Запад? Примерно в то время, когда произошло вторжение в Ирак в апреле 2003, эксперты и политические лидеры публично обсуждали многие аспекты такого шага: определение, оказавшееся ошибочным, что у Саддама есть оружие массового уничтожения; что он нарушает права человека, в том числе, что он применяет химическое оружие и другие способы массового убийства против своего собственного народа; проблематика споров с Ираком как с государством-изгоем, который нападает на своих соседей; нарушение режима санкций против него: и, в первую очередь, вопрос об установлении демократии в стране. Один вопрос, который не обсуждался, однако, был исторический акт перехода правления от суннитов к шиитам. В случае изгнания ИГИЛ из Мосула, что также обсуждается сегодня, это риск того, что шиитские силы, как правительственные, так и ополченцы, превратят битву за Мосул в фестиваль мщения против суннитского населения города, а не в длительное раздробление последствий того, что будет происходить после успешного завершения операции.

Дело не в том, что администрация Буша не думала с точки зрения исторических изменений. Она думала. Однако изменения были предназначены для установления демократии в Ираке, тогда как изменения, которые были почти проигнорированы, заключались в том, что устранение Саддама и создание представительного правящего совета прекратит тысячелетнюю суннитскую стабильность в регионе.

Есть всегда убедительные и достойные причины, некоторые -- стратегические, а некоторые -- моральные, для искоренения зла, они заслоняют одно соображение, которое всегда ускользает от нас в решающий момент. Это соображение состоит в том, что новая реальность может оказаться хуже той, что была, что произошло и может ухудшиться еще больше в ближайшем будущем.

Восхваление взгляда в прошлое

Эта статья написана задним числом. Авторы не претендуют на то, что имели такое понимание в то время. Отдельные критики, больше всего европейские, восприняли вторжение как незаконное, так как это изменит характер и структуру страны. Как и другие, мы думали, что этот аргумент слишком юридический, и считали вторжение не только законным, но что на США морально возложено вмешаться от имени тех, кому грозит массовое убийство.

Так как почти все оказались не в состоянии предвидеть последствия исторических изменений, вызванных политикой Буша-Обамы, будь то во имя установления демократии (Буш) или для создании нового регионального баланса (Обама), то возникает вопрос: Как лидеры могут избежать повторения такого фиаско, который мы видим снова и снова, не только в этом случае, но и в других тоже? Казалось бы, существует золотое правило для лидеров при определении курса действий: Не вводить исторические перемены.

Очевидная задача заключается в том, что делать перед лицом зла. Каждое меньшинство, которое находится под угрозой массового убийства, по понятным причинам молится о том, чтобы США почувствовали себя морально обязанными бороться со злом. Тем не менее, этот нравственный императив должен быть реализован без внесения структурных изменений. Джордж Буш старший нарушил этот баланс в операции Буря в пустыне. А именно, он вытолкнул Саддама из Кувейта обратно к его собственным границам, серьезно повредил его вооруженные силы и ввел санкции, но не сверг Саддама, чтобы установить демократию.

Демократические страны мира могут и должны помогать народам, находящимся под гнетом диктатуры. Однако бремя структурных изменений лежит на тех, кто в этом участвует. Кроме того, при поддержке анти-диктаторских сил, следует проявить большую осторожность для правильного и точного определения, какие из них являются демократическими и прогрессивными, и заслуживают поддержки, а не так, как это сделал президент Обама, помогая таким элементам, как Мусульманское братство в Египте, которое является недемократическим и непрогрессивным. Это была не единственная ошибка, совершенная Обамой: в 2009, во время гражданского восстания в Иране, он стоял на стороне режима Исламской Республики, в то время, как он жестоко подавлял демократическое Зеленое движение. Действительно, специалисты могут помочь применить это правило воздерживаться от введения структурных изменений в каждом отдельном случае. Но в конечном итоге ответственность за соблюдение этого правила лежит исключительно на руководителях.

*Игаль Кармон является Президентом и Основателем канала MEMRI. Анна Махжар-Бардуччи является директором MEMRI проекта изучения российских СМИ.

Сноски:

[1] Степень, в которой ИГИЛ считает джихад против Запада своим нижним приоритетом, нашла широкое отражение в заявлениях покойного представителя ИГИЛ Абу Мухаммада Аль-Аднани, который в обращении боевиков ИГИЛ сказал: 
"Исламское государство не ведет войну против вас, как уверяют ваши лживые правительства и СМИ. Это вы инициировали военные действия против нас, и та сторона, которая инициировала военные действия является злонамеренной. Вы дорого за это заплатите, когда рухнет ваша экономика. Вы дорого за это заплатите, когда ваши сыновья пойдут сражаться с нами и вернутся калеками и ранеными, в гробах или как лунатики. Вы за это заплатите, когда каждому из вас будет страшно выезжать за границу. Вы заплатите, когда пойдете по улицам и будете дрожать от боязни мусульман. Вы не будете в безопасности в своих собственных кроватях. Вы заплатите цену, когда ваша крестовая война потерпит неудачу. И тогда мы вторгнемся в самое сердце вашей страны. После этого вы уже никогда не будете агрессивными ни к кому". 
Обращаясь к бойцам ИГИЛ, он сказал: 
"Почему мир един против вас? Почему неверные народы сошлись вместе против вас? Какую угрозу вы представляете для далекой Австралии, что она отправила свои легионы на вас? Что у Канады общего с вами?" 
См. доклад MEMRI JTTM. Отвечая на кампанию под руководством США, представитель ИГИЛ призывает убивать жителей Запада, в том числе гражданских лиц, любыми доступными средствами, 22 сентября 2014 года.

[2] Несмотря на все, что президент Обама сделал для иранского режима, он и его администрация не только не получили признательности от Ирана за усилия, чтобы вытащить его из международной изоляции, но США стали поносить еще больше, чем когда-либо, как великого Сатану; они подвергались различным враждебным актам со стороны Ирана, таких, как арест американских граждан, арест и унижение американских солдат, возросшие призывы "Смерть Америке" и продолжение подстрекательства против них.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё