Поиск по этому блогу

Загрузка...

Американское восстание

Все меняется.


Даниэль Гринфилд



Даниэль Гринфилд, Сотрудник Центра Свободы Шильмана, журналист. Нью-Йоркский писатель со специализацией в радикальном Исламе.

Это были не выборы. Это была революция.

В Америке полночь. За день до этого пятьдесят миллионов американцев поднялись и встали перед большими железными жерновами, которые их перетирали. Они там стояли, а средства массовой информации говорили им, что все бесполезно. Они заняли свою позицию, даже при том, что всякие болтуны смеялись и издевались над ними.

Это были отцы, которые больше не могли кормить свои семьи. Это были матери, которые не могли позволить себе медицинскую помощь. Это были трудящиеся, чьи рабочие места уплыли за границу. Это были дети, которые не видели для себя будущего. Это были дочери, которые боялись быть убитыми "несовершеннолетними беспризорниками", наводнившими их города. Они сделали глубокий вдох и встали.

Они взялись за руки и железные жернова остановились.

Большая синяя стена рассыпалась. Невероятно, но штаты пали один за другим: Огайо. Висконсин. Пенсильвания, Айова. Белый рабочий класс, который так долго был запущен и растоптан, встал. Он встал против своих угнетателей, и остальная часть нации, от побережья до побережья, встала вместе с ним.

Они бились за то, чтобы их рабочие места не уходили за границу; против того, чтобы их города не заполнялись мигрантами, которым дается все, в то время, как трудяги не получают ничего. Они бились против системы, которая могла отправить их в тюрьму за ерунду, в то время как элиты нарушали закон и давали представления на президентских выборах. Они бились против того, чтобы им приказывали следить за тем, что они говорят. Они бились против того, чтобы их презирали за то, что они хотели зарабатывать на жизнь и заботиться о своих семьях.

Они сражались и выиграли.

Это было не голосование. Это было восстание. Как и те, которые разбили Берлинскую стену, они опрокинули то неестественное, что возвышалось над ними. И, по мере того, как они наблюдали за падением этого, они удивлялись, насколько слабым и хрупким это все оказалось. И насколько они были сильнее, чем думали.

Кто были эти люди? Это были отбросы из центра страны. У них не было степени бакалавра, и они никогда не были в Starbucks. Это были белые работяги. Они разговаривали неграмотно и думали неправильно. У них были неправильные идеи, неправильная одежда и нелепые мысли, которые все же имели для них значение. Они обо всем судили неправильно. Нелегальная иммиграция? Все знают, что именно здесь надо приземлиться. Жизнь черных имеет смысл? Новое движение за гражданские права. Производство? Это неважно. Изоляция мусульман? Какой фанатик может даже представить себе такое? Любовь — всё. Брак — ничто.

Будущее — за городским метросексуалом и его доткомом, а не за тем парнем, который, как правило, имел хорошую работу до того, как она переместилась в Китай или Мексику.

Они ничего не могли изменить. Тысячи политиков и экспертов говорили им о том, что надо приспособиться к неизбежному будущему. А они вместо этого сели в свои пикапы и погнали голосовать. И все изменили.

Барак Хусейн Обама хвастался, что изменил Америку. Миллиард правил, миллион иммигрантов, сто тысяч вранья — и это уже не твоя Америка, а его.

Он был Рузвельтом и Кеннеди в одном лице. Он рассказывал нам, что его версия истории верна и неизбежна.

А они проголосовали и оставили его валяться в пыли. Они прошли мимо него и не слушали. Он пришел на выборы, где они все еще держались за ружья и Библии. Он пришел защищать свое наследие.

А Америка сказала: "Нет".

Пятьдесят миллионов американцев отреклась от него. Они отвергли обам и клинтонов. Они проигнорировали знаменитостей, не обратили никакого внимания на СМИ. Они проголосовали, потому что поверили в невозможное. И их преданность дала невозможному случиться.

Американцам сказали, что стены не могут быть построены, а фабрики — открыты. Договоры не могут быть аннулированы, а войны — выиграны. Невозможно запретить мусульманским террористам приезжать в Америку или депортировать нелегалов, превращающих большие и малые города в бандитские территории.

Это все было невозможно. А пятьдесят миллионов американцев сделали невозможное возможным. Они перевернули мир с головы на ноги.

В Америке полночь. CNN плачет. MSNBC воет. ABC говорит о вспышке гнева. NBC проклинает. Такое не должно было случиться. Машина, дробящая американский народ две каденции подряд, масса государственных, корпоративных и некоммерческих организаций, которые управляли страной, были настроены на победу.

А люди стояли перед машиной. Они преградили ей путь своими телами. Они пришли голосовать, даже несмотря на то, что опросы говорили им, что это бесполезно. Они отправляли по почте свои избирательные бюллетени, в то время как Хиллари Клинтон уже праздновала с победным фейерверком. Они смотрели на пустые заводы и бесплодные фермы. Они приехали, несмотря на ранние холода. Стояли в очереди. Они пришли домой к своим детям, чтобы сказать им, что они сделали все возможное для их будущего. Они поставили на Америку. И выиграли.

Они выиграли невероятно. И они выиграли удивительно. Они устали от ObamaCare. Они устали от безработицы. Они устали от лжи. Они устали смотреть, как их сыновья возвращаются в гробах, защищая какие-то мусульманские страны. Они устали от того, что их называют расистами и гомофобами. Они устали видеть, как их Америка исчезает. И они встали и дали отпор. Это была их последняя надежда. Их последний шанс быть услышанными. Посмотрите видео. Вот десять способов Джона Оливера уничтожить Дональда Трампа. Вот три способа Саманты Би сломать Интернет, дразня сторонников Трампа. Вот три минуты, в течение которых Стивен Колберт говорит о том, как тупо Трамп владеет Интернетом. Вот Мадонна проклинает сторонников Трампа. Вот Кэти Перри. Вот Майли Сайрус. Вот Роберт Дауни-младший. Вот Бейонсе проводит кампанию Хиллари. Смотрите. Жмите. Вот, как пятьдесят миллионов американцев возвращают свою страну.

Средства массовой информации всю дорогу неверно освещали выборы. Это не касалось личностей. Речь шла о безличном. Речь шла об отпоре со стороны пятидесяти миллионов человек, чьи имена никто, кроме сервера, никогда не будет знать. Речь шла о бездомной женщине, охранявшей звезду Трампа. Речь шла о покинутых демократах, которые ищут хоть кого-нибудь, чтобы представил их в Огайо и Пенсильвании. Речь шла о людях, которые согласно кивали, когда организаторы им говорили, как надо голосовать, а потом отказались продавать свое будущее.

Никто никогда не будет брать интервью у всех этих мужчин и женщин. Мы никогда не увидим снова их лица. Ни они нас, ни мы их. Они пришли на помощь нации в опасности. Они сделали то, что настоящие американцы всегда делали. Они сделали невозможное.

Америка - это страна невозможного. Мы существуем, потому что наши предки не терпели ответа "нет". Ни от королей и тиранов. Ни от элит, которые им говорили, что это невозможно сделать.

Тот день, когда мы не сможем справиться с невозможным, будет днем, когда Америка перестанет существовать.

Сегодня — не тот день. Сегодня пятьдесят миллионов американцев сделали невозможное.

Полночь миновала. Настает новый день. И все становится другим.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё