Поиск по этому блогу

Загрузка...

Давайте покончим со свободой слова!

Превратятся ли теперь европейские страны в полицейские государства?

Юдит Бергман

В то время как европейские граждане арестованы и привлечены
к ответственности за осуществление своего права на свободу слова,
уполномоченный по ЕС, Гюнтер Эттингер (слева), называет членов
китайской делегации "косоглазыми" и вознаграждается
продвижением по службе президентом Европейской комиссии,
Жан-Клодом Жюнкером (справа)

  • Согласно сайту Новая Европа, в Леувардене, "полиция посетила дома почти двадцати противников плана открытия центров убежища в регионе". Другими словами, Нидерланды установили государственную цензуру, тем самым поставив вопрос: Не превратились ли сейчас Нидерланды в полицейское государство?
  • В городе Слидрехт, полиция пришла в офис Марка Йонгенила и заявила ему, что "он слишком много пишет в Твиттере и ему надо "следить за тоном", потому что его "чириканье" может показаться "крамольным". Его преступление? В одном твите было сказано: 
"Колледж Слидрехта вышел с преложением принять 250 беженцев в течение следующих двух лет. Какая плохая идея!"
  • В сентябре 2015 Die Welt сообщила, что люди, которые выражают "ксенофобские" взгляды в социальных сетях, рискуют потерять право видеть своих собственных детей.
  • Хотя простые европейские граждане попадают под риск арестов и преследования за "ксенофобские" замечания, немецкий комиссар ЕС, Гюнтер Эттингер, обозвал министров китайской делегации "косоглазыми" ("Schlitzaugen"). 
Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Жюнкер рекомендовал Эттингера на пост ответственного за бюджет ЕС.

Очевидно, что закон не равен. Еврокомиссары могут делать "ксенофобские" замечания и получать продвижение по службе; европейские граждане, за осуществление своего права на свободу слова, арестованы и привлечены к ответственности.

Теперь в Европе враги -- европейские правительства? Растут подтверждения того, что даже выражение умеренных взглядов, идущих вразрез с официальной политикой правительства, может посадить вас в тюрьму, или, по крайней мере, обеспечить вам визит вашей дружественной местной кафкианской полиции. Стала ли Европа настоящим полицейским государством?

Некоторые европейские правительства дают понять своим гражданам, что критика мигрантов или европейской миграционной политики является преступной сверх меры. Люди, которые заходят "слишком далеко", по мнению властей, должны подвергаться арестам, судебному преследованию, а иногда -- тюремному заключению.

В Нидерландах полиция наносит визит людям, которые по наивности делали критические замечания по поводу создания центров убежища в Твиттере в октябре 2015. В городе Слидрехт, полиция пришла в офис Марка Йонгенила и сказала ему, что он "слишком много" пишет в Твиттере и что он должен "следить за тоном". Его "чириканья", могут показаться “крамольными”. Его преступление? Город провел митинг граждан по поводу создания центра для беженцев в регионе, и Йонгенил разместил несколько твитов. Один из них гласил: 
"Колледж Слидрехта вышел с предложением принять 250 беженцев в течение следующих двух лет. Какая плохая идея!" 
Ранее он также писал: 
"Должны ли мы позволить этому случиться ?!"
И он не был единственным. В Леувардене, согласно сайту Новая Европа:
"... Около двадцати противникам планов [создания центров убежища] в регионе полиция нанесла визиты на дом. Это также произошло в Энсхеде и в некоторых местах в Брабанте, где, согласно голландским СМИ, люди, несогласные с притоком беженцев и писавшие об этом на странице в социальной сети, получили приказы прекратить это".
Представитель национальной полиции пояснил, что десяток разведывательных подразделений "цифровых детективов" отслеживают страницы на Facebook и Твиттер в режиме реального времени, выбирая посты, которые заходят "слишком далеко", чтобы потом посещать этих людей и рассказывать им, "к каким последствиям может привести пост в Твиттере в Интернете". 

Другими словами, Нидерланды стали применять государственную цензуру, тем самым поднимая вопрос: Не являются ли теперь Нидерланды полицейским государством?

В Соединенном Королевстве был арестован Скотт Кларк в феврале 2016 за записи в Facebook на странице Шотландской лиги обороны, что сирийские беженцы "увидят нашу противную сторону". По сообщениям прессы, он имел ввиду сексуальные нападения на женщин в Кельне, Германия, в канун Нового года, людьми арабской или северо-африканской наружности в качестве оправдания для своих онлайновых комментариев, в которых он также писал: 
"Если что-нибудь случится с какой-то девушкой, я лично плюну в лицо советников, которые без конца проталкивали их размещение здесь ...". 
Он также писал: 
"Это фактически исламское вторжение. Что-то идет не так. Только что видел 15 сирийцев в местном трактире ... Я с самого начала был против их притока".
Инспектор Ивэн Уилсон из отделения полиции Дунуна сказал в интервью Guardian:
"Я надеюсь, что арест этого человека послужит четким сигналом, что полиция Шотландии не потерпит никакой деятельности, которая подстрекает ненависть и провоцирует оскорбительные комментарии в социальных сетях".
В Германии, супружеская пара, Питер и Мелани М., были привлечены к уголовной ответственности за создание группы в Facebook, которая подвергает критике миграционную политику правительства. По сообщениям СМИ, на странице говорилось, что 
"военные и экономические беженцы наводняют нашу страну. Они приносят ужас, страх, печаль. Они насилуют наших женщин и подвергают опасности наших детей. Положите этому конец!"
На суде Петр М., защищая свои замечания в Интернете, сказал: 
"Человек не может даже выразить критическое мнение по поводу беженцев, не получив ярлыка нациста. Я хотел создать дискуссионный форум, где можно высказывать свое мнение о беженцах ..." 
Он сказал, что он как администратор группы, удалял пронацистские или радикальные высказывания, но так как Facebook удалил страницу, он не мог представить доказательства в суде.

В своем вердикте судья сказал
"Описание группы представляет собой ряд обобщений с четким правым уклоном». 
Питер М. был приговорен к девяти месяцам лишения свободы условно, а его жена -- к штрафу в размере €1200. Судья добавил: 
"Я надеюсь, что вы понимаете всю серьезность ситуации. Если вы снова окажетесь передо мной, вы сядете в тюрьму".
В Германии, быть настроенным критически по отношению к мигрантам или миграционной политике правительства, может иметь другие драконовские последствия. В сентябре 2015, Die Welt сообщила, что люди, которые выражают "ксенофобские" взгляды в социальных сетях, рискуют потерять право видеть своих детей. Даже не нужно совершать уголовное преступление, чтобы суд решил, что благополучие ребенка подвергается опасности, и ограничил право родителей видеть своего ребенка, или приказал "воспитателю" присутствовать при свидании родителей со своим ребенком, "вмешиваясь при необходимости." Кроме того, можно запретить определенные действия, выражения или встречи в присутствии ребенка. В крайнем случае, суд может насовсем забрать ребенка у родителей.

По словам Евы Беккер, председателя Рабочей группы по семейному праву в Германской Коллегии адвокатов (ГКА), "решающим фактором является здравое понимание людей". По свидетельству Беккер, недостаточно, чтобы была угроза благополучию ребенка, если родитель говорит, что он предпочел бы, чтобы не было никаких сирийских мигрантов, проживающих в его районе. С другой стороны, если отец или мать делает комментарии, содержащие словесные угрозы в отношении беженцев в присутствии ребенка, он или она "явно превышает предел критики".

Неважно даже, являются ли такие комментарии уголовным преступлением по немецкому закону. Даже комментарий, который не подлежит наказанию по закону Германии, может подтолкнуть родителей к "пределу критики". Решающее значение имеет не то, является ли акт преступным, а то, как он воздействует на ребенка, ставя под угрозу его благополучие. Если суд усмотрит, что благополучие ребенка находится под угрозой, он может ограничить родителям право доступа к нему.

Действия, больше, чем слова считаются преступными. По словам Беккер, одно дело пренебрежительно говорить со знакомыми о беженцах, ищущих убежища, в присутствии ребенка, а другое -- брать ребенка с собой на "ксенофобские" демонстрации, что гораздо хуже.

Беккер ни разу не определила, что понимается под определением "ксенофобский". Речь, по всей видимости, идет об односторонней ксенофобии, а не исламской ксенофобии по отношению к немусульманам, но не делается никаких попыток для определения этого, хотя очевидно, что это самая важная часть вопроса.

В то время как обычный европейский гражданин подвергается риску ареста и преследуется за "ксенофобские" замечания, совсем другое дело для тех, кто находится в высших эшелонах Европейского Союза.

В своей речи в Гамбурге в октябре, уполномоченный в ЕС по дигитальной экономике, Гюнтер Эттингер, обозвал министров китайской делегации "косоглазыми" ("Schlitzaugen"), выражение, которое обычно считается расистским. Эттингер даже не потрудился извиниться, но сказал Вельт, что важно видеть его комментарии в "более широком аспекте"

Европейская комиссия также отказалась извиняться или провести расследование замечаний Эттингера (которые, по-видимому, также пренебрежительны к женщинам и гомосексуалистам). Главный представитель Комиссии, пресс-секретарь, Маргаритис Шинас, сообщила недоверчивым журналистам: "Нам нечего добавить". На вопрос, будет ли проведено расследование замечаний, она сказала: "У нас в Комиссии нет ФБР".

28 октября, президент Европейской комиссии, Жан-Клод Жюнкер, рекомендовал Эттингера на весьма желанную и высокую должность вице-президента, отвечающего за бюджет ЕС.

Очевидно, что закон не равен. Еврокомиссары могут делать "ксенофобские" замечания и получать продвижение по службе; Европейские граждане, за осуществление своего права на свободу слова, арестованы и привлечены к ответственности.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё