Поиск по этому блогу

Загрузка...

Европа планирует совершить революцию в отношении иммиграции

Ив Мамму

На этом снимке с экрана YouTube видео в октябре 2015.
Тысячи мигрантов незаконно проникают в Словению пешком.
  • В период с 2005 по 2014, Германия приняла более 6 000 000 человек.
  • В отношении интеграции необходимо положить на стол два основных вопроса: 1) Что мы ждем от вновь прибывших? и 2) Что мы собираемся делать с теми, кто не примет наши условия? В Европе, эти два вопроса интеграции никогда никому не задавались.
  • В новом порядке иммиграции, предполагается, что принимающее население освободит место для вновь прибывших и будет нести бремя не за интеграцию, а за согласие на принудительное сосуществование.
  • "Никакие привилегии не предоставляются европейцам или их наследникам. Все культуры имеют одинаковое гражданство. Нет никакого признания превосходства европейской культуры, которую было бы полезно сохранить", 
— Мишель Трибала, социолог и демограф.
  • "Нам нужны такие люди, которых мы пригласили бы любить Францию", 
— Французский архиепископ Понтье, Le Monde, октябрь 2016.
  • Однако, когда "добрые чувства" не сработали, власти стали подвергать критиков иммигрантов уголовной ответственности и судебному преследованию. Голландского политика Герта Вилдерса в настоящее время судят за попытку защитить свою страну от марокканских иммигрантов, стремительная волна роста преступности которых, захлестнула Нидерланды.

Канцлер Германии, Ангела Меркель, как и каждый теперь, знает, что она совершила политическую ошибку, открыв двери своей страны более миллиону мигрантов с Ближнего Востока, Африки и Азии. Политически, это была тройная ошибка:
  • Меркель, возможно, думала, что гуманитарные соображения (война в Сирии и Ираке, проблемы беженцев) смогут помочь Германии открыто проводить политику в области миграции, которая была начата и проводилась в тени.
  • Меркель в основном помогла ускорить установление защитных механизмов против превращения немецкого общества и культуры в "мультикультурное" пространство, потому что "мульти" вели обособленный, исламский образ жизни. Антиммиграционная партия Альтернатива для Германии (АДГ) в настоящее время является крупным игроком на немецкой политической арене.
  • Меркель подняла тревогу по всей Европе о проблеме мигрантов. Она, возможно, даже призвала Соединенное Королевство к брекситу и подтолкнула страны Центральной Европы, такие, как Венгрия, к выходу из состава Европейского союза.
В течение многих лет, Германия была самой открытой страной в Европе для иммиграции. По данным Евростата, официального статистического органа Европейского Союза, в период с 2005 по 2014, Германия приняла более 6 миллионов человек. [1]

Не все шесть миллионов человек пришли из Ближнего Востока. Подавляющее большинство из них, однако, были не из Европы. Подпольная иммиграция, разумеется, не учитывается в этих данных.

Другие страны также участвовали в этой гонке мигрантов. В те же сроки, 2005-2014, три миллиона человек эмигрировали во Францию, или около 300000 человек в год. В Испании этот процесс был более хаотичным: более 700000 мигрантов в 2005; 840000 в 2006; почти миллион в 2007, а затем медленное снижение до 300000 в год до 2014.

"Кризис беженцев", на самом деле, помог сделать очевидным то, что было латентным: что за гуманитарными причинами, в Европе полным ходом идет скрытая большая официальная миграционная политика. Много лет назад, по экономическим причинам, Европа решила открыто поощрять приток нового населения, чтобы якобы компенсировать резкое сокращение коренного населения Европы.

По прогнозам населения, сделанным Евростатом в 2013, без мигрантов, население Европы сократится с 507,3 млн в 2015 до 399,2 млн к 2080, т.е., грубо говоря, за 65 лет исчезнет сто миллионов человек (20%). Страна за страной показывает еще более ужасающие цифры. К 2080 году в Германии, от 80 млн человек сегодня, останется 50 млн. В Испании, от 46,4 млн останется 30 млн. В Италии — 60 млн сократятся до 39 млн человек.

Некоторые страны будут более стабильными: население Франции вырастет с 66 миллионов в 2015 до 68,7 млн, в Англии население в 67 млн в 2015 сократится, примерно, до 65 млн человек.

Является ли сама по себе миграция плохим явлением? Конечно, нет. Миграция из стран с низким уровнем доходов — в страны с более высоким уровнем доходов — почти закон природы. До тех пор, пока количество рождений и смертей остается больше, чем число мигрантов, результат считается полезным. Но когда миграция становится основным фактором, способствующим росту населения, ситуация меняется, и то, что должно было быть простой эволюцией, превращается в революцию.

Это тройная революция:

1) Поскольку число мигрантов огромно, прогнозирование населения мира при ООН издало в 2015 доклад, в котором говорится:
"В период с 2015 по 2050, общее число рождений в группе стран с высоким уровнем дохода, согласно прогнозам, превысит число смертей на 20 миллионов человек. В то же время, чистый приток мигрантов прогнозируется на уровне 91 млн. Таким образом, в среднем, чистая миграция составит по прогнозам, 82% прироста населения в странах с высоким уровнем доходов".
2) Поскольку большинство мигрантов принадлежит к мусульманской и арабской (или турецкой) культуре, которая находится в старом и историческом конфликте (и находится до сих пор?) с преобладающей христианской культурой Европы, процесс мусульманской миграции происходит в исторический момент радикализации мусульманского населения мира.
3) Поскольку каждое европейское государство сейчас ослаблено и находится в процессе создания Европейского Союза, национальные государства перестали считать себя инструментом-интегратором, необходимым различных региональных культурам внутри национальных рамок. Чтобы предотвратить возвращение крупномасштабных шовинистических войн, таких как первая и вторая мировые войны, все европейские национальные государства, вовлеченные в процесс создания ЕС, решили запрограммировать свое собственное исчезновение, передавая все больше и больше власти бюрократической, не избранной и непрозрачной Исполнительной комиссии в Брюсселе. Не удивительно, что наряду с исламскими проблемами во всех европейских странах, слабые европейские государства должны теперь справляться с сильным всплеском сепаратистских и местнических движений, таких, как Корсика во Франции, Каталония в Испании и Шотландия и Уэльс в Соединенном Королевстве.
Почему Франция, Германия и многие другие страны Европейского союза выбрали массовую иммиграцию, не говоря об этом избирателям и не давая им это обсудить? Возможно потому, что они думали, что новые налогоплательщики помогут им спасти их здравоохранение и пенсионные системы. Для того, чтобы избежать банкротства социального обеспечения и социальных бед "недовольных пенсионеров», ЕС принял риск превращения более или менее однородных национальных государств в мультикультурные общества.

Политикам и экономистам, похоже, наплевать на разные культурные конфликты. Они, видимо, даже не подозревают о важности вопросов идентичности и религиозности. Эти вопросы относятся к государствам, а со времен второй мировой войны, государства рассматриваются как "плохие". Кроме того, политики и экономисты, видимо, думают, что любая культурная и религиозная проблема является вторичной. Несмотря на растущую угрозу исламского террора (как внутреннего, так и привезенного из стран Ближнего Востока), они упорно думают, что любой насильственный внутренний конфликт может быть растворен при "полной занятости" населения. Большинство из них, очевидно, верят в мнимое решение проблемы терроризма президентом США, Бараком Обамой, методом "рабочие места в обмен на джихадистский террор".

Во избежание культурных конфликтов (мусульманские мигранты против немусульманских коренных жителей), Германия могла бы, конечно, ввезти людей из стран Европы, где нет никакой работы: Франции, Испании, Италии. Однако крупные компании считают "белую" рабочую силу "дорогой" (строительство, персонал по уходу, разные услуги...) и нуждаются в дешевых импортных рабочих, независимо от того, откуда они приходят (Ближний Восток, Турция, Северная Африка). Внутренняя миграция внутри ЕС не может решить главную проблему прогнозируемого сокращения населения Европы в целом. К этому следует добавить, что в мире, где конкуренция переносится частично из стран в регионы мира, сила европейских стран, как можно предположить, лежит в их численности населения.

Может ли Европа заимствовать мусульманское население из Турции, Северной Африки, Африки к югу от Сахары и из Ближнего Востока и стать европейской мировой державой, основанной на мультикультурной многоконфессиональной популяции? Теоретически, это возможно. Однако, чтобы добиться успеха и избежать пересечений, день за днем, расовой и религиозной напряженности, следует положить на стол два основных вопроса об интеграции: 
1) Что мы хотим от вновь прибывших? и 
2) Что мы сделаем с теми, кто не примет наши условия?

Другими словами, интеграция представляет собой асимметричный процесс, в котором вновь прибывший должен приложить усилия, чтобы адаптироваться.

Конечно, если поток мигрантов является большим, принимающее общество начнет меняться, но это эволюция; чувство культурной и исторической преемственности, которое не приведет к упадку.

По словам Мишель Трибала, социолога и демографа, в Европе, эти два вопроса об интеграции, никогда никому не задавались.
"Страны ЕС договорились в Совете 19 ноября 2004, об одиннадцати общих базовых принципах, которых надо будет придерживаться. Когда речь идет об интеграции, они отказываются от всякой асимметричности между принимающим обществом и вновь прибывшими. Никакие привилегии не предоставляются европейцам или их наследию. Все культуры имеют одинаковое гражданство. Нет никакого признания преимущества европейской культуры, которую стоило бы сохранить. Социальная связь определяется как горизонтальная, между людьми, вовлеченными в эту игру. Ее размер по вертикали относительно истории и прошлого представляется излишним. Они говорят о ценностях, но эти ценности, видимо, являются предметом переговоров".
Во Франции, Германии и Швеции, стало ясно, что быстро растущий поток радикального мусульманского населения начал менять правила игры в интеграцию. Мигрантам не нужно было "адаптироваться", и они могли свободно пользоваться своими религиозными и культурными привычками. В противоположность им, местному населению было приказано не сопротивляться «экологическим» изменениям, произведенным иммигрантами. Когда они, так или иначе, пытались сопротивляться, политическая машина и СМИ ввели уголовную ответственность за их "расистское" поведение и предполагаемую нетерпимость.

В новом порядке, установленном мигрантами, принимающее население, должно было освободить место для вновь прибывших и нести бремя не за интеграцию, а за согласие с вынужденным сосуществованием.

Французский архиепископ Понтье заявил газете Le Monde в октябре 2016:
"Нам нужны такие люди, которых бы мы приглашали любить Францию. Если мы будем всегда выражать негативный взгляд, они не смогут полюбить страну. Однако, если мы их увидим как людей, которые несут нам что-то новое, то мы сможем расти вместе".
Однако, когда "добрые чувства" не сработали, власти стали вводить уголовную ответственность и судебное преследование критиков иммигрантов. Голландский политик Герт Вилдерс в настоящее время под судом за попытку защитить свою страну от марокканских иммигрантов, стремительного рост волны преступности которых, трансформировал Нидерланды.

Он может сесть в тюрьму на год и может быть оштрафован максимум на € 7400 ($ 7000 США).

Во Франции, парижский прокурор открыл предварительное расследование по делу об "апологии терроризма" против анти-иммигрантского писателя Эрика Заммура. В интервью журналу Causeur 6 октября, Заммур сказал, что "мусульмане должны выбрать" между Францией и Исламом. Он добавил, что он испытывает 
"уважение к джихадистам, готовым умереть за то, во что они верят".
Парижский прокурор решил вырвать эту фразу из контекста, чтобы подвергнуть его преследованию.

Будет ли такой двойной шаг — предписание любить Ислам плюс криминализация антиисламской критики, достаточным для убийства любой оппозиции миграционной политике ЕС, а также служить исламизации континента?

Скоро мы это узнаем.

[1] Статистические данные
  • 707 352 мигрантов в 2005 г.
  • 661 855 в 2006
  • 680 766 в 2007
  • 682 146 в 2008
  • 346 216 в 2009
  • 404 055 в 2010
  • 489 422 в 2011
  • 592 175 в 2012
  • 692 713 в 2013
  • 884 893 в 2014


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё