Поиск по этому блогу

Загрузка...

Европа: Давайте самоуничтожимся!

Резонный вопрос, который задают многие европейцы: А не настало ли время пересмотреть приоритеты?



7 июня 2016 года было сообщено о том, что британская гражданка Грейс
"Хадиджа" Дейр привезла своего 4-летнего сына, Ису Дейра, в Швецию, чтобы
воспользоваться бесплатной медицинской помощью. В феврале мальчика
показали в видео ИГИЛ.
Он взорвал четырех заключенных в автомобиле.
(На фото выше). Отец мальчика, джихадист со шведским гражданством,
был убит в сражении за ИГИЛ.


Джудит Бергман

  • Возможно, настало время посмотреть, стоит ли, с точки зрения потенциальной потери человеческих жизней, оставаться участником Конвенции 1961, которая запрещает лишать гражданства вернувшегося боевика ИГИЛ, чтобы предотвратить его въезд в страну?
  • Образ террориста как бедной, несчастной жертвы, которой нужна помощь - это постоянная тема европейских политиков. 
  • Ну а как насчет несчастных, травмированных граждан, избравших этих политиков?
Около 30 тысяч иностранных и европейских боевиков ИГИЛ из почти 100 стран, ушедших воевать в Сирию, Ирак и Ливию, могут распространиться по всему континенту, как только террористическая группа будет разбита в своей иракской твердыне, — предупреждал Карин фон Хиппель, генеральный директор британского военного мозгового центра, Royal United Services Institute, в интервью газете Экспресс 26 октября.

"Я думаю, — сказал он, - "что потеряв однажды территории в Ираке и Сирии, а, возможно, и в Ливии ... они, скорее всего, вернутся к партизанскому стилю операций / террористической группе, которая захочет попытаться удержаться на территории ... Там было около 30 000 иностранных боевиков, прибывших из почти 100 стран и присоединившихся к ИГИЛ. Некоторые пришли в Аль-Каиду, к курдам и другим группам, но подавляющее большинство из них ушли, чтобы присоединиться к ИГИЛ. Эти люди начнут разбредаться, некоторые из них уже захвачены или убиты, но многие начнут разбредаться и пойдут в европейские страны ... , Возможно, они не смогут вернуться туда, откуда они пришли, и это будет держать начеку по ночам силы безопасности во многих, многих странах".

Возможно, такие сценарии будут действительно держать силы безопасности начеку в ночное время во многих странах. Судя по продолжающемуся притоку в Европу преимущественно молодых мужчин-мигрантов призывного возраста, можно решить, что сами европейские политики не теряют сон из-за потенциально новых террористических актов.

По сообщению Радио Швеции, например:

"Около 140 шведов до сих пор не вернулись после присоединения к военизированным группировкам в Сирии и Ираке. В настоящее время несколько муниципалитетов готовятся работать с теми, кто хочет стать перебежчиком. Это может включать оказание им практической поддержки".

Муниципалитет Лунда занимался этим вопросом, и Мальмё, Борланд и Эребру имеют схожие взгляды.

Как сообщает Радио Швеция:

"Вывод Лунда заключается в том, что с перебежчиками насильственных экстремистских группировок следует обращаться, как с перебежчиками из других окружений, таких как организованные преступные банды. После исследования потребностей человека, муниципалитет может помочь с жильем, занятостью или средствами к существованию».

Согласно шведскому "национальному координатору по вопросам насильственного экстремизма", Кристоферу Карлссону:

"... Вы должны быть в состоянии интегрироваться в рынок труда; вам, возможно, потребуются водительские права, погашение задолженности и жилье. Когда люди уходят, они желают чего-то другого, но у них нет для этого средств, поэтому и трудно осуществить свои планы. Если им не оказать поддержки, то они вряд ли смогут покинуть экстремистскую среду, а вместо этого, снова попадут в нее".

Анна Шестранд, муниципальный координатор Лунда против насильственного экстремизма, говорит, что люди, отбывшие свое наказание, должны получить поддержку. В прошлом году муниципалитет Эребру получил критику за предоставление интернатуры молодому человеку, который вернулся из Сирии.

"Такая критика может быть, но мне трудно мыслить таким образом. Они получают такую же помощь, как и другие, которые обращаются к нам за помощью. Мы не можем сказать, что, из-за того, что вы сделали неправильный выбор, вы не имеете права вернуться и жить в нашем обществе", 
говорит Анна Шестранд.

Согласно шведскому радио, некоторые муниципалитеты подчеркивают, что люди, которые совершают преступления, должны быть осуждены и отбыть наказание, прежде чем получить поддержку.

По словам Амира Ростами, который работает с национальным координатором против насильственного экстремизма: 
"Если есть подозрение в совершении преступления, нужно прежде всего провести расследование. Однако, до тех пор, пока не будет каких-либо подозрений в совершении преступления, в наших собственных интересах — помочь тем, кто вырвался из этой экстремистской среды. Последствия для общества весьма велики, если вы этого не сделаете".

Так, по словам Шестранд, путешествие в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к ИГИЛ, звериной исламской террористической организации с ее сексуальным порабощением женщин и детей, изнасилованиями, жестокими убийствами христиан, езидов и других мусульман — это просто "неправильный выбор". Знаете, просто, как кража денег или участие в пьяной драке в баре, просто самое обычное преступление, которое не связано с "правом вернуться и жить в нашем обществе". Другими словами, это, видимо, поддерживает стандартную европейскую идею о том, что террорист является жертвой, а не те невинные люди, которых он отправился калечить, насиловать и убивать.

По шведскому мнению, сжигание заживо христиан и езидов, групповое изнасилование и убийство женщин и детей, и тому подобный "неправильный выбор" не должны пересекаться с "правами". Они, видимо, игнорируют права мирных членов общества, которые являются уязвимыми к нападению. Было бы логично постулировать, что путешествие с целью присоединения к террористической организации, такой как ИГИЛ, которая явно имеет своей целью уничтожение западных стран, как Швеция, должно фактически приводить к конфискации "права вернуться и жить в нашем обществе", тем более, что бывшие боевики ИГИЛ, очевидно, не считают шведское общество "своим обществом".

Еще одно слово, которое приходит на ум — это измена. Но такое логическое, моральное и политическое решение не для Швеции. Лучше двигаться в направлении политически правильной политики, обреченной на провал, за счет безопасности (и денег налогоплательщиков) законопослушных граждан Швеции, чье право жить без страха жестокого нападения, изнасилования и терроризма явно давным-давно перестало иметь значение для шведских властей.

Такое беспомощное поведение в отношении ИГИЛ все больше напоминает преступную халатность со стороны шведских властей. Недавно сообщалось, что шведская полиция получила жалобу о подстрекательстве к расовой ненависти, после того, как неназванный сириец 23 лет использовал флаг ИГИЛ как профильное изображение в социальных сетях. Прокурор Гизела Шёвалль решил не подвергать этого человека судебному преследованию. Причина, согласно Шёвалль ?

"ИГИЛ выражает всякого рода неуважение против всех, кроме тех, кто принадлежит к самому ИГИЛ. Существует дилемма, что он [оскорбляет] слишком большую группу. Можно сказать, что простое размахивание флагом в текущей ситуации нельзя считать проявлением ненависти. Это не является выражением неуважения по отношению к какой-либо [конкретной] этнической группе. Было сказано, что это может быть какой-то формой подстрекательства, то есть призывом к другим совершить преступные действия, такие как убийство, но это не тот случай".

Поскольку ИГИЛ ненавидит буквально всех, то, по шведскому законодательству, они могут заниматься разжиганием ненависти, сколько душе угодно. Террористы, которые соперничают за всемирный халифат, должно быть, хватаются за животы от смеха.

Шёвалль добавляет, что, поскольку нацистская свастика неразрывно связана с разжиганием антисемитизма, это противоречит шведским законам, и, возможно, флаг ИГИЛ будет также считаться как противоречащий шведским законам, лет через 10.

По скорости, с какой шведское общество самоуничтожается, от Швеции останется не так много, чтобы говорить через 10 лет.

В соседней Дании, в марте 2015, датский депутат от социал-демократов, Трина Брамсен, сказала о возвращении боевиков ИГИЛ:

"Одни представляют опасность или могут стать опасными. Другие нуждаются в помощи. На самом деле мы видим, что многие из тех, кто вернулся домой, пережили такие ужасы, что они нуждаются в психологической помощи".

Террористы, как бедные, травмированные жертвы, которые нуждаются в помощи, видимо, стали постоянной темой среди европейских политиков. А как насчет прав бедных, травмированных граждан, избравших этих политиков?

Дании случилось быть европейской страной с самым большим количеством боевиков ИГИЛ, возвращающихся из Сирии, согласно отчету, опубликованному в апреле Международным центром по борьбе с терроризмом в Гааге. В докладе говорится, что 50% людей, которые покинули Данию, чтобы сражаться с ИГИЛ в Сирии, вернулись затем в Данию. Великобритания занимает второе место, с 48%, а затем идут Германия (33%), Швеция (29%), Франция (27%) и Австрия (26%).

В Дании четверо сирийских боевиков ИГИЛ были задержаны в апреле, когда они вернулись из Сирии.

Глава стратегического института Академии обороны в Дании, Анья Далгаард-Нильсен, сообщил датской газете в апреле, что ему не хватает ресурсов для мониторинга всех возвращающихся боевиков ИГИЛ и, тем самым, обеспечить их арест, добавив:

"Но, опять-таки, не все [боевики ИГИЛ] одинаковы. Некоторые из них вернутся домой и будут угрозой обществу, в то время как другие вернутся разочарованными. Если мы отнесемся ко всем одинаково, мы рискуем толкнуть тех из них, кто сомневается, еще дальше. Если кто-то возвращается, и не может быть доказано, что он совершил преступление, и если он, кроме того, является разочарованным, то он должен получить помощь, чтобы выкарабкаться".

Как вы можете с уверенностью определить, что кто-то "разочаровался", когда он, на самом деле, может быть бомбой замедленного действия, в ожидании, чтобы совершить теракт?

В Дании, власти приняли решение о запрете на поездки в Сирию для присоединения к ИГИЛ. Это, однако, не решает проблемы, что делать с возвращающимися боевиками ИГИЛ. Также не многое можно сделать, чтобы не дать этим потенциальным боевикам ИГИЛ, которые были разочарованы в своих усилиях вступить в него, развязать свой террор на европейской земле, что ИГИЛ и приказывал им делать.

В ряде стран, в том числе, Великобритании и Австралии, рассмотрели отмену гражданства для возвращающихся боевиков ИГИЛ, тем самым предотвратив их возвращение. Это, конечно, возможно в тех случаях, когда данное лицо имеет двойное гражданство. Не говоря о политических препятствиях, одним из основных юридических препятствий для стран, принявших такой путь, является Конвенция ООН от 1961 о сокращении безгражданственности, которая запрещает правительствам аннулировать гражданство человека, если он остается без гражданства.

Возникает резонный вопрос, который могут задать многие европейцы: "А не пришло ли время пересмотреть приоритеты?" 

Возможно, настало время взглянуть на то, стоит ли оно того, с точки зрения потенциальной потери человеческой жизни, чтобы оставаться участником Конвенции 1961, которая запрещает стране лишать боевика своего гражданства с тем, чтобы не дать ему въехать в страну?

Видимо, европейцы больше заботятся о том, чтобы остаться в живых, чем о тонкостях международного права. Когда европейские лидеры мобилизуют политическую волю к действию?

Джудит Бергман является писателем, обозревателем газеты, юристом и политологом.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё