Поиск по этому блогу

Загрузка...

Запретные зоны внутри Германии. Часть I - Северный Рейн-Вестфалия (СРВ)

Серен Керн

Полиция охраняет место огнестрельного убийства в Эссене, Германия,
 9 апреля 2016. Убийство было частью кровавой вражды внутри
ливанского клана. (Фото: скриншот WDR видео)
  • "В Берлине или на севере Дуйсбурга есть районы, где коллеги вряд ли решатся остановить машину, потому что они знают, что будут тут же окружены толпой в 40 или 50 человек". 
  • "Такие нападения сводятся к "преднамеренному вызову" авторитету государства - нападения, в которых преступники выражают свое презрение к нашему обществу", 
-- Райнер Вендт, президент Союза Германской полиции.
  • "Когда-то Дуйсбург - Маркслох был популярным торговым и жилым районом. Теперь кланы объявляют улицы своими. Полиция бессильна. Упадок района является кошмарным", 
— телеканал N24 .
  • Полицейские говорят, что они встревожены жестокостью и агрессивностью кланов, которые, как говорят, считают преступление досугом. Если полиция осмеливается вмешаться, сотни членов клана мобилизуются, чтобы противостоять полиции.
  • 17-страничный отчет, подготовленный для ландтага СРВ, показал, как ливанские кланы в Дуйсбурге делят определенные районы для того, чтобы осуществлять свою преступную деятельность, такую, как грабежи, торговля наркотиками и вымогательство.
  • "Дальнейший сбор информации юридически не допускается. Как внутренне, так и внешне, следует избегать любой классификации, которая может быть использована для унижения людей. В связи с этим, использование термина "клан" запрещается с полицейской точки зрения", 
— Ральф Йегер, министр внутренних дел, Северный Рейн-Вестфалия.
  • Два сотрудника полиции остановили водителя, который проехал на красный свет. Водитель вышел из машины и побежал. Когда полицейские его догнали, они столкнулись с более, чем 50-мигрантами. 15-летний подросток напал на полицейского сзади и стал душить, пока тот не потерял сознание.
Масса непроверенной иммиграции из Африки, Азии и Ближнего Востока превращает части Германии в запретные зоны, неуправляемые районы, где государство фактически потеряло контроль, и куда коренные немцы, в том числе полиция, все больше опасаются приходить.

Немецкие власти упорно отрицают существование таких районов, однако секретные сообщения полиции, свидетельства полиции на местах и анекдотичная информация от местных жителей подтверждают, что части крупных немецких городов попали во власть беззакония, где криминальные мигранты взяли под контроль улицы у немецкой полиции.

Наблюдатели говорят, что проблемы усугубляются германским правительством, которое поселило в эти районы сотни тысяч искателей убежища и беженцев.

Газета Bild и новостной журнал Focus, среди прочего, определили (здесь, здесь и здесь) более 40 "проблемных зон" (Problemviertel) по всей Германии. Это области, где существуют большие скопления мигрантов, высокий уровень безработицы и хроническая зависимость от социального обеспечения. В сочетании с упадком городов, они стали инкубаторами анархии.

В статье, озаглавленной "Ghetto Report Germany" (что-то вроде "Сообщение германского гетто"— прим. пер.), Bild описывает эти районы, как 
"расцветающие гетто, параллельные общества и запретные зоны".
Сюда относятся: Берлин-Нойкёльн, Бремерхафен-Лехе / Бремен-Гухтинг, Кельн-Корвайлер, Дортмунд-Нордштад, Дуйсбург-Эссен, Маркслох-Альтенэссен, Гамбург-Айдельштед, Кайзерслаутерн-Астенвег, Манхайм-Некарштад Вест и Пфорцхайм-Остштад.
Проблема запретных зон особенно остро стоит в земле Северный Рейн-Вестфалия (СРВ) — самой густонаселенной области Германии. Согласно Rheinische Post, СРВ как проблемная зона включает:
Аахен, Билефельд, Бохум, Бонн, Ботроп, Дорстен, Дуйсбург, Дюссельдорф, Эссен, Ойскирхена, Гельзенкирхен-Сюд, Гладбек, Хаген, Хамм, Хайнсберг, Херн, Изерлон, Клеве, Кельн, Липпе, Люденшайд, Марл, Меттман, Минден, Менхенгладбах, Мюнстер, Нюс, Оберхаузен, Реклингхаузен, Ремшайд, Рейн-Эрфт, Рейн-Зиг, Золинген, Унна, Виттен и Вупперталь.
В Дуйсбурге спиралевидный уровень жестоких преступлений, совершаемых мигрантами из стран Ближнего Востока и Балкан, превратил части города в де-факто "запретные зоны" для полиции, согласно секретным сообщениям полиции, которые просочились в Der Spiegel.

Отчет, подготовленный штаб-квартирой полиции СРВ, предупреждает, что правительство теряет контроль над проблемными окрестностями, и что способность полиции поддерживать общественный порядок 
"не может быть гарантирован в течение длительного времени".
Дуйсбург, который имеет общую численность населения около 500 000, является домом примерно для 60 000, в основном турецких, мусульман, что делает его одним из самых исламизированных городов Германии. В последние годы, однако, тысячи болгар и румын (включая синти и цыган рома) стеклись в Дуйсбург, создав взрывоопасный этнорелигиозный котел.

Согласно Der Spiegel:
"Есть районы, где иммигрантские банды захватили целые улицы для себя. Коренные жители и деловые люди запуганы и молчат. Люди, которые по вечерам пользуются трамваями, описывают свой опыт как "живой кошмар". Полицейские мужчины и особенно женщины подвергаются "высокому уровню агрессии и неуважения" ...
"В среднесрочной перспективе, ничего не изменится. Причины этого: высокий уровень безработицы, отсутствие перспектив трудоустройства для мигрантов, не имеющих квалификации для немецкого рынка труда и этническая напряженность среди мигрантов" .... 
"Эксперты предупреждают уже некоторое время, что проблемные окрестности могут стать запретными зонами. Президент Союза немецкой полиции, Райнер Вендт, рассказал Spiegel Online несколько лет назад: 
"В Берлине или на севере Дуйсбурга существуют районы, где мои коллеги вряд ли решат остановить машину, потому что знают, что будут окружены толпой из 40 или 50 человек. Такие нападения представляют собой "преднамеренный вызов" авторитету государства — нападения, в которых преступники выражают свое презрение к нашему обществу".
Район Дуйсбурга, Маркслох, один из самых проблемных в Германии, был описан как "памятник неудавшейся интеграционной политики Германии". Более половины жителей 20 000 округа являются мигрантами. Они выходцы из более 90 различных стран. Более половины жителей в Маркслохе живут на пособие.

В репортаже под названием "Дуйсбург-Маркслох: Как немецкий район стал запретной зоной", телевизионный канал N24 описал деградацию района:

"Когда-то Дуйсбург-Маркслох был популярным торговым и жилым районом. Теперь кланы заявляют улицы для себя. Полиция бессильна. Упадок района кошмарный. 
"Полиция входит в некоторые части Маркслоха только с подкреплением. Несколько патрульных машин необходимы, чтобы реагировать даже на банальный наезд. Очень часто они бывают окружены агрессивной толпой, в них плюют и им угрожают. В прошлом году полиция была развернута в Маркслохе более 600 раз с четырьмя или более патрульными машинами. Этим летом район еще глубже опустился по спирали насилия. Кланы заявляют улицы для себя. Граждане не осмеливаются выходить на улицу в вечернее время. Насилие разжигается по малейшему поводу".
Утечка отчета полиции показала, что улицы Маркслоха находятся под эффективным контролем ливанских кланов, которые не признают авторитет немецкой полиции. Они завладели целыми улицами, чтобы осуществлять незаконную предпринимательскую деятельность. Новые мигранты из Болгарии и Румынии добавили проблем. По словам Die Welt, улицы Маркслоха стали невидимыми границами между этническими группами. Жители говорят о "курдской дороге" или "румынской дороге".

Полицейские говорят, что они встревожены жестокостью и агрессивностью кланов, которые, как говорят, смотрят на преступления, как на своего рода досуг. Если полиция осмеливается вмешаться, сотни членов клана мобилизуются, чтобы ей противостоять. Местная жительница в интервью радио Дойчландфунк, сказала, что она боится за свою безопасность: 
"После наступления темноты я не стала бы стоять здесь, потому что есть много конфликтов между иностранцами, особенно между ливанцами и турками». 
Газета Rheinische Post недавно опубликовала серию фотографий под названием "Ночью на улицах Маркслоха". Надпись под фотографией гласит: 
"В ночное время нормальных граждан на улицах не видно. Маркслох вымирает". 
Еще одна надпись: 
"В ночное время румынские жители танцуют на улицах, включая звуковую систему в автомобилях на полную громкость".
17-страничный отчет, подготовленный для ландтага СРВ, показал, как ливанские кланы в Дуйсбурге делят определенные районы для осуществления своей преступной деятельности, такой, как грабежи, торговля наркотиками и вымогательство. Эти группы не признают авторитета полиции. Их члены составляют мужчины в возрасте от 15 до 25 лет, и "почти 100%" из них известны полиции. Преобладающие преступления — это физическое насилие, воровство и грабеж.

В докладе описана ситуация в районе Лаара Дуйсбурга, где две большие ливанские семьи решили пострелять. 
"Улицы фактически рассматриваются как отдельные территории. Посторонние подвергаются физическому нападению, грабежу и преследованию. Опыт показывает, что ливанские кланы "могут мобилизовать несколько сот человек за очень короткое время с помощью телефонного звонка".
Питер Бизенбах из оппозиционной партии Христианские демократы (ХДС) сказал
"Если это не запретная зона, то я не знаю, что это". 
Он призвал провести официальное исследование, чтобы определить истинные масштабы криминальных кланов в СРВ.

Министр внутренних дел СРВ, Ральф Йегер, из партии социал-демократов (СДПГ), отклонил эту просьбу, потому что такое исследование было бы политически некорректным:
"Дальнейший сбор информации юридически недопустим. Как внутренне, так и внешне, следует избегать любой классификации, которая может быть использована для унижения людей. В связи с этим, использование термина "клан" запрещено с полицейской точки зрения".
В соседнем Гельзенкирхене курдские и ливанские кланы соперничают за контроль над городскими улицами, некоторые из которых стали зонами беззакония, все больше и больше недоступными для немецких властей. В ходе одного инцидента, полиция патрулировала территорию в южной части города, когда их внезапно окружили и подвергли физическому нападению со стороны более чем 60 членов клана.

В ходе другого инцидента, двое полицейских остановили водителя, который проехал на красный свет. Водитель вышел из машины и побежал. Когда полицейские его догнали, они столкнулись с более, чем 50-мигрантами. 15-летний подросток напал на полицейского сзади и начал душить, доведя его до потери сознания. Для восстановления порядка потребовалось огромное полицейское подкрепление и перечный спрей.

В заявлении полиция Гельзенкирхена предупредила
"К сожалению, сотрудники полиции и другие аварийно-спасательные службы Гельзенкирхена все чаще подвергаются враждебности, оскорблениям и даже жестоким нападениям".
Ответственные сотрудники полиции Гельзенкирхена недавно провели секретную встречу с представителями трех арабских кланов в попытке "культивировать социальный мир между немцами и ливанцами"

Согласно отчету полиции о проведенной встрече, просочившемуся в местные СМИ, кланы проинформировали начальника полиции, Ральфа Фельдмана, что 
"полиция не сможет выиграть войну с ливанцами, потому что мы их численно превосходим". 
Члены клана добавили: 
"Это будет касаться всего Гельзенкирхена, если мы так решим".
Когда Фельдман возразил, что он направит полицейские подкрепления, чтобы сорвать их незаконную деятельность, члены клана рассмеялись ему в лицо и сказали, что 
"у правительства нет достаточно денег, чтобы развернуть количество полиции, необходимое для противостояния ливанцам". 
Согласно отчету полиции, германские власти не должны питать иллюзий по поводу фактического баланса сил: 
"Полиция будет побеждена".
Местный политик Грегор Голланд призвал лучше оснащать полицию, чтобы бороться с таким сценарием: 
"Поскольку преступные параллельные общества берут верх, наша полиция должна быть лучше оснащена на постоянной основе".
Еще одна утечка отчета полиции показала, что кланы являются 
"исполнительным органом существующей параллельной правовой системы, которая самостоятельно занимается решением вопросов между крупными курдскими и ливанскими семьями в западной части Рурской области". 
Эти кланы "презирают полицию и немецкие суды" и "улаживают свои дела на своих собственных условиях".

Газета Франкфуртер Нойе Прессе, в статье, озаглавленной: "Окрестности в СРВ: Запретные зоны и параллельные общества", сообщает, что курдские, ливанские и румынские кланы поделили районы Гельзенкирхена: Бисмарк, Роттхаузен и Юкендорф, и вокруг центральной станции. В этих районах, кланы "захватывают себе отдельные улицы". Это муниципалитеты с очень высокой долей иностранцев и мигрантов. Из-за непомерной безработицы среди молодежи, эти районы являются ямами безнадежности и страха, которые местное немецкое население давно забросило.

В интервью Focus, Арнольд Пликерт, глава профсоюза полиции в земле Северный Рейн-Вестфалия, предупреждал о появлении запретных зон в Кельне, Дортмунде, Дуйсбурге и Эссене. 
"Несколько соперничающих рокерских групп, а также ливанских, турецких, румынских и болгарских кланов сражаются за господство на улицах", — сказал он. "Они устанавливают свои собственные правила, здесь полиции больше нечего сказать".
Выступая по Deutschlandradio Kultur, Пликерт добавил
"Даже при самых маленьких дорожно-транспортных происшествиях или проверке документов, полицию быстро окружают большие группы молодых людей с миграционным фоном. Телесный контакт, оскорбления и физические нападения являются обычным явлением".
6 октября, более 400 жителей района Altenessen в Эссене встретились с местными политиками в телевизионной программе "Встречи в ратуше", чтобы обсудить спираль насилия и преступности в этой области. Жители жаловались, что полиция часто отказывается отвечать на призывы о помощи, и просили городские власти навести порядок. Один житель сказал:
"Я здесь родился, но я больше не чувствую себя в безопасности."
Городские власти категорически отвергают жалобы. Мэр Томас Кюфен сказал
"Альтенэссен не запретная зона, люди здесь просто злые". 
Начальник полиции Франк Рихтер добавил
"Я устал слышать о запретной зоне в Эссене". 
Он настаивал на том, что Эссен и Альтенэссен совершенно безопасны.

В интервью Der Westen, комиссару полиции Оснабрюка, Бернхарду Виттауту, был задан вопрос: 
"Есть ли в городских районах, например, в Рурской области, районы и жилые блоки, которые являются "запретными зонами", что означает, что они больше не могут охраняться полицией?" 

Тот ответил:
"Каждый полицейский комиссар и министр внутренних дел будет это отрицать. Но, конечно, мы знаем, где мы можем проехать в полицейской машине, а где, даже на начальном этапе, только в личном транспортном средстве. Причиной является то, что наши коллеги больше не могут чувствовать себя в безопасности в паре и должны бояться стать сами жертвами преступлений. Мы знаем о существовании таких мест. Хуже того, в этих областях преступления больше не приводят к обвинениям. Они пущены на самотек. Только в худших случаях мы в полиции узнаем что-либо об этом. Власть государства полностью исчезла с картины".

Серен Керн - старший научный сотрудник нью-йоркского института Гейтстоуна. Он также является старшим научным сотрудником отдела европейской политики в Мадриде на основе Grupo де Estudios Estratégicos /Группы стратегических исследований. Присоединяйтесь к нему на Facebook и на Twitter.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё