Поиск по этому блогу

Загрузка...

Европейский Союз приказывает британской прессе не сообщать, когда террористы являются мусульманами

Это тот момент, когда законы о высказывании ненависти стали для демократии большей угрозой, чем сама высказанная ненависть.



Ив Маму
  • Во Франции мусульманские террористы никогда не называются мусульманскими террористами, а только "лунатиками", "маньяками" и "молодежью".
  • Нападки на свободу прессы и свободу слова — это не борьба с высказываниями ненависти, а покорность..
  • Следуя этим рекомендациям, британское правительство ставит мусульманские организации в своего рода монопольное положение: они становятся единственным источником информации о себе. Это идеальный тоталитарный информационный порядок.
  • Разработанные для защиты от всякой ксенофобской и антисемитской пропаганды, которая привела к Холокосту, национальные законы о высказывании ненависти все чаще применяются для объявления преступлением высказываний, которые являются оскорблением какой-то расы, этнического происхождения, религии или национальности.
  • Вызывает тревогу вопрос: как долго будет ЕС использовать своих экспертов и влияние, чтобы прорваться через существующие юридические препятствия, в стремлении установить уголовную ответственности за любой тип критики ислама и подчиниться ценностям джихада?

Согласно Европейской комиссии против расизма и нетерпимости (ЕКРН) — часть Совета Европы, британская пресса виновата в учащении расистских высказываний и насилии. 4 октября 2016, ЕКРН опубликовала доклад, посвященный только Великобритании. 

В докладе говорится:
— некоторые традиционные средства массовой информации, в частности, таблоиды ... несут ответственность за большую часть нападений, дискриминирующую и провоцирующую лексику. Газета Sun, например, опубликовала статью в апреле 2015, под заголовком "Спасательные лодки? Я бы использовал боевые вертолеты, чтобы остановить мигрантов", где комментатор сравнил мигрантов с "тараканами". 
Газета Sun также опубликовала подстрекательские анти-мусульманские заголовки, такие, как на своей первой странице от 23 ноября 2015, например - "Один из пяти британских мусульман симпатизирует джихадистам", рядом с изображением замаскированного террориста, размахивающего ножом…
Доклад ЕКРН устанавливает прямую причинную связь между некоторыми жесткими заголовками в британских таблоидах и безопасностью мусульман в Великобритании. Другими словами, британская пресса якобы подстрекает читателей к совершению "исламофобских" действий, направленных против мусульман.
ЕКРН считает, что в свете того факта, что мусульмане все чаще оказываются в центре внимания в результате недавних террористических актов, связанных с ИГИЛ по всему миру, разжигание предрассудков в отношении мусульман показывает грубое пренебрежение не только к достоинству огромного большинства мусульман в Соединенном Королевстве, но и к их безопасности.
ЕКРН основывает свой доклад на недавнем исследовании Мэтью Фельдмана, профессора Тиссайдского университета. Это исследование собрало анти-мусульманские инциденты до и после нападений террористов.
За семь дней до резни в Charlie Hebdo в Париже, где были убиты 12 человек, было 12 (сообщенных) инцидентов против мусульман, но в течение семи дней после — их было уже 45. Эта модель была похожа на теракты в Сиднее в декабре и в Копенгагене в феврале.
Так, что, по мнению ЕКРН и ученых Тиссайдского университета, когда мусульманские джихадисты убивают людей и пресса сообщает, что убийцы— мусульмане, то это пресса, а не исламисты, подстрекает к "исламофобским инцидентам" в Великобритании. По мнению председателя ЕКРН, Кристиана Ахлунда: 
"Это не случайно, что расовое насилие находится на подъеме в Великобритании в то же самое время, когда мы видим тревожные примеры нетерпимости и разжигания ненависти в газетах, в Интернете и даже среди политиков".
Для ЕКРН, самая большая проблема:
"... Когда СМИ подчеркивают мусульманское происхождение виновных в совершении террористических актов, а также дают этому значительное освещение, насильственная реакция против мусульман, вероятно, будет больше, чем в тех случаях, когда мотивация злоумышленников сглажена или отвергнута в пользу альтернативных объяснений".
В докладе не говорится, что такое "альтернативные объяснения", но мы можем найти примеры во французской прессе: когда мусульманин напал на солдата и пытался забрать его оружие, он не исламский террорист, а "лунатик". Такие нападения "лунатиков" очень распространены во Франции.

Французская пресса преуменьшает нападения, решая не называть имен мусульманских преступников: осуждение "Мухаммеда" может, в сознании французских журналистов, подстрекать мусульман к ответным ударам против немусульман. Еще пример: мусульманские банды не могут быть подключены ни к какой форме насилия, поэтому они становятся "молодежью". Во Франции, мусульманские террористы вовсе никакие не террористы, а "лунатики", "маньяки" и "юноши".

Но это Франция. В Британии, таблоиды не так вежливы, и они прекрасно понимают намерения доклада EКРН: запретить слово "мусульманин", если речь идет о насилии или терроризме.

Доклад ЕКРН делает крутой поворот к свободе слова.


Это тот момент, когда закон о вербальной ненависти стал для демократии и свободы слова большей угрозой, чем само распространение ненависти. Запрет журналистам писать "исламский терроризм" и поощрять их скрывать связь мусульман с терроризмом является попыткой исказить правду точно так же, как это делалось в бывшем Советском Союзе. Пользуясь несколькими, действительно расистскими статьями в желтой прессе, а их не так много, потому что немногие из них указаны в докладе, атаковать свободу прессы и свободу слова — это не борьба против ненависти, а покорность.

Доказательство такой покорности заключается в рекомендациях ЕКРН британскому правительству:
  • "Учредить независимый орган регулирования прессы";
  • "Строго обучать журналистов в целях обеспечения более полного соблюдения этических норм";
  • "Пересмотреть положения о подстрекательстве к ненависти с тем, чтобы сделать их более эффективными и пригодными к употреблению";
  • "Установить реальный диалог с мусульманами в целях борьбы с исламофобией. Консультироваться с ними во всех направлениях политики, которые могли бы повлиять на мусульман";
  • "Внести изменения в Практический кодекс редактора, чтобы гарантировать, что члены группы могут подавать жалобы как потерпевшие, на необъективные или предвзятые сообщения об их сообществах".
Следуя таким рекомендациям, британское правительство поставит мусульманские организации в своего рода монопольное положение: они станут единственным источником информации о себе. Это идеальный тоталитарный порядок информации. Если в будущем будут открыты такие пробоины, то, вне всякого сомнения, все лобби кинутся в эту пробоину: политические партии, протестанты, католики, иудеи, транснациональные корпорации, словом - все.

Британское правительство не попалось в ловушку и твердо отвергло требования ЕКРН. Оно сказало Европейскому Совету:
"Правительство стремится к свободной и открытой печати и не вмешивается в то, что пресса делает и публикует, до тех пор, пока пресса придерживается закона".
В Великобритании, как и во всех странах Европейского Союза, уже существуют законы против вербальной ненависти. Созданные для защиты от любых видов ксенофобии и антисемитской пропаганды, которые привели к Холокосту, национальные законы о вербальной ненависти все чаще упоминаются в связи с преступными высказываниями, которые считаются оскорбительными для какой-то расы, этнического происхождения, религии или национальности.

На эти же законы часто ссылаются исламисты, подавая в суд на антиисламские речи (карикатуры на Мухаммеда, богохульство против ислама и т.д.) как проявления "расизма" — к счастью, с небольшим успехом. Большинство судебных дел, которые инициируют исламисты, терпят неудачу, потому что Ислам — это не раса.

Агнеса Калламард, эксперт по правам человека, пишет со ссылкой на Устав Организации Объединенных Наций:
"Статья 19 признает, что разумные ограничения на свободу выражения мнения могут быть необходимы или законны, чтобы предотвратить пропаганду ненависти по признаку национальности, расы, религии, которая представляет собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию. Организация не распространяет такие законные ограничения на обидные и кощунственные выражения".
Напрашивается тревожный вопрос: как долго ЕС будет использовать своих экспертов и влияние, чтобы прорваться через существующие юридические препятствия, в стремлении применить уголовную ответственность за любой тип критики Ислама и подчиниться ценностям джихада?


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё