Поиск по этому блогу

Загрузка...

Как различие между Трампом и Клинтон отразится на Европе

Отойдет ли Европа от приверженности Америке, которая была нерушимой с 1945?

Симон Рейх

Относительно небольшое число американцев, за исключением переходных команд каждого кандидата, тратили свое время, наблюдая, что будет происходить 9 ноября.

Большая часть споров в СМИ была сосредоточена на разыгрывании вопроса о том, примет ли Трам результаты выборов, или его сторонники (в лучшем случае) будут мирно протестовать, а (в худшем случае) выразят яростный протест против результатов.

Сравнительно мало медиапространства было отведено вопросу о фактических последствиях политики как для обеих Америк, так и для остального мира.

Европейцы, как правило, колебались между скептицизмом, беспокойством, испугом и страхом, комментируя последствия выборов. Наблюдался устойчивый поток недоуменных замечаний по американскому телевидению со стороны обоих элитных политиков и местных жителей, опрошенных на улицах крупных европейских столиц.

Неудивительно, что часто задаваемым вопросом было: "Как могли американцы избрать Дональда Трампа?" Разумный вопрос.

Однако американцы спрашивают, как можно было выбрать британский Brexit? Или как могли итальянцы выбрать Сильвио Берлускони? Или как французы могли выбрать ...? Это и есть проблема демократии, что каждый получает голос.

11_08_Trump_Europe_01
Дональд Трамп на митинге в Londonderry Lions Club, Лондондерри , Нью-Гемпшир, 8 февраля. Jim Bourg / Рейтер
Саймон Райх спрашивает: Если Трамп победит, отойдет ли Европа от своей приверженности Америке, которая была нерушимой с 1945?

Естественно, лидеры европейских стран видят принципиальные различия между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. Европейцы исторически выступали за демократов, и эти выборы не исключение.

Опрос Пью сообщает, что несмотря на его случайные оплошности, а иногда -- умалчивание того, что он более активно участвует в европейских делах, президент США Барак Обама по-прежнему пользуется очень высокой степенью популярности в Европе.

И эта популярность находит свое отражение во взглядах на политику США. Как отмечают авторы, «по опросам в 10 странах ЕС, в том числе, в Швеции, Нидерландах, Германии и Франции, 77% опрошенных уверены, что Обама делал правильные вещи в мировых делах".

Сопоставимая степень уверенности, хотя и не столь широко, распространяется на Хиллари Клинтон. Семьдесят семь процентов респондентов выразили доверие Обаме этим летом (он всегда набирал более 70 процентов по этому показателю), в то время как 59% сказали то же самое о Клинтон.

Это не особенно удивительно. Во-первых, по всем меркам, Клинтон получила высокую оценку как госсекретарь Обамы, как дома, так и за рубежом. Работая в рамках процесса создания многостороннего консенсуса, она противостояла Обаме, когда это было необходимо, и выслушивала мнения лидеров Европы по ключевым вопросам (например, вторжение в Ливию).

Она пыталась реализовать стратегию, построенную на ее общепризнанном принципе "умной силы" с использованием как "жестких" (военных), так и и «мягких» (дипломатических) инструментов в различных комбинациях, в зависимости от обстоятельств.

Во-вторых, Клинтон зафиксировала избирательную кампанию на теме преемственности — распространении политики Обамы и укреплении его наследия. И это является политически здравой позицией. По выводам Геллапа, рейтинг внутреннего одобрения Обамы в настоящее время стойко держится на середине 50-х годов.

Для лидеров Европы Дональд Трамп представляет яркий, потенциально пугающий, контраст. Он открыто обсуждает сближение с Россией, пересмотр бюджета НАТО и призывает к возможному распространению ядерного оружия.

Его общая склонность рассматривать внешнюю политику как сделки, а не как построение отношений на основе доверия и институциональных отношений, создает призрак Европы, отделяющейся от приверженности Америке, которая была нерушимой с 1945.

Не удивительно, что тот же самый опрос европейцев Пью показал, что 85% опрошенных, выразили недоверие Трампу в качестве президента.

Поэтому неудивительно, что многие европейские лидеры стремятся к выборам Клинтон. Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО, был менее тонким в многократном выражении своей благодарности Обаме за "сильное руководство США", и только на прошлой неделе он вновь подтвердил неизменную приверженность США и Европе, провозглашенную в 5-й статье НАТО по взаимной обороне.

Реакция ЕС представляет заметный контраст позиции НАТО. Встревоженные, как результатами голосования Brexit, так и возможным военным размежеванием США и Европы, главный дипломат ЕС, Федерика Могерини, вновь выдвинула идею армии ЕС, которая будет выступать в качестве независимой силы от НАТО.

Политические, финансовые и оперативные препятствия на пути создания такой армии являются значительными и даже, по утверждению критиков, непреодолимыми. Однако такие амбиции могут, по крайней мере, заслуживать внимания, признавая, что новая реальность обретает форму.

Это происходит потому, что, независимо от исхода президентских выборов, американская политика в отношении Европы явно развивается в одном направлении: опрос общественного мнения показывает, что американцы устали от несения финансового бремени на оборону Европы. Президент Обама сделал этот пункт совершенно ясным в преддверии саммита НАТО в Варшаве, Польша.

Поэтому, когда кто-то, кого многие европейцы считают своими твердыми сторонниками, предполагают, что настало время перестать быть самодовольными и увеличить свои расходы, это довольно очевидно, что и Клинтон и Трамп (хотя и в разной степени) скажут им сделать то же самое.

Американская научная дискуссия происходит параллельно политической. Так, ученые в области международных отношений были вовлечены в здоровый обмен мнений по вопросу, должны ли Соединенные Штаты продолжать то, что их сторонники характеризуют как стратегию «глубокого обязательства» или же, наоборот, выйти из политики «сдерживания», что сократит военные расходы Америки в Европе.

Нет никаких сомнений в том, что сторонники последнего получили импульс в последние 

нескольких лет. Сочетание внутренней нетерпимости к европейской непокорности и явно 

интеллектуальной повестки дня, построенной на "Америка прежде всего", будет способствовать дальнейшему влиянию на мышление новой администрации, независимо от того, кто победит на выборах.

Политика в Европе Трамп и Клинтон

Так, как этот фон будет играть с точки зрения будущей политики? Трампа трудно прочитать, потому что он очень расплывчат, когда речь идет о специфике его политики.

Однако я верю предположению, что вы должны принять всерьез то, что говорят политики, когда нет послужного списка, по которому можно было бы оценить поведение, а есть три основные области, в которых проявятся заметные различия между кандидатами.

Во-первых, Трамп выразил желание установить отношения большего сотрудничества с Россией. Это самый сильный контраст с Клинтон.

Первоначальные усилия администрации Обамы перезагрузить отношения Америки с Россией были отвергнуты. Клинтон, как госсекретарь, нашла, что живые переговоры с Путиным и его сотрудниками, такие же удручающие, как и ее преемник Джон Керри.

Раздосадованная этим опытом, она выразила решительную готовность поддержать НАТО в возрождении (может, символической, а, может, нет) необходимости эффективной оперативной обороны в Восточной Европе. Эта взаимная вражда между Клинтон и Путиным нашла тайный канал через посольство Эквадора в Лондоне, где "прозрачность" была принесена в жертву партийной целесообразности.

Во-вторых, Клинтон, вероятно, выразила здоровый скептицизм по поводу свободной торговли в попытке охватить сторонников Берни Сандерса. Но ее послужной список показывает, что она оценила ее достоинства.

Подписание Европой Комплексного экономического и торгового соглашения о свободной торговле с Канадой создала прецедент для воскресения партнерства трансатлантической торговли и инвестиций между Европой и Соединенными Штатами.

Нет сомнений в том, что переговоры будут трудными и даже сварливыми, принимая во внимание эффективные федеральные системы Америки и Европы. Однако будут снова возобновлены амбиции, если СЕТА будет использован в качестве модели.

Трамп, напротив, ищет расположения круга избирателей, которые так враждебны по отношению к свободной торговле, что делают бельгийских валлонов похожими на откровенных либералов.

Наконец, частично в зависимости от результатов первых двух факторов, Европейский союз сам продолжит свой курс сокращения расходов. Несмотря на июньские публикации ЕС своего доклада по глобальной стратегии, он, в течение последних трех лет,.уверенно приступил к тому, чтобы быть менее глобальным игроком.

Под напором российской воинственности и беспрецедентных миграционных потоков, ЕС медленно, но заметно отказывается от своих обязательств "вне зоны" в пользу охраны границ на суше и на море.

Ангажированное президентство Клинтон могло бы замедлить этот процесс. Трам же, несомненно, его ускорит. 


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё