"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Мнение: Обама — начало и конец

Эйад Абу Шакра

В следующем месяце, США и весь мир перевернут страницу президентства Барака Обамы, сказав "прощай" восьми годам, начало которых было полно обещаний, однако, для десятков миллионов они закончились грустью и бедствиями.

Электоральная демократия, как лотерея, никогда не бывает постоянной. Американские избиратели на протяжении всей истории США несколько раз выбирали президентов огромным большинством голосов, а их каденции заканчивались либо скандалами, как Уотергейт Ричарда Никсона, либо болотом войны, как Вьетнам Линдона Джонсона, либо экономическим спадом, как при президентстве Герберта Гувера.
Когда Барак Обама выиграл президентскую гонку в ноябре 2008, многие посчитали эту победу «революцией». Это была «новая надежда» для Америки, дав нации столь необходимую дозу молодости и жизненной силы, а также терпимости, надежды и веры в будущее, далекое от консерватизма и расизма.

Почему нет, имея в виду, что, при избрании, президент Обама был молодым сенатором в середине своей первой каденции в Конгрессе? Почему нет, когда он стал первым черным президентом и первым президентом с неевропейским именем, так как он не был потомком освобожденных бывших рабов, а сыном кенийского ученого, который был родом из видной народности Луо в Восточной Африке?

Победа Барака Обамы в 2008 была, таким образом, по-настоящему исторической. Возможно, наиболее пронзительно слезы радости были проявлены у пастора Джесси Джексона в день инаугурации. В тот день Джексон был свидетелем того, о чем мечтал другой борец за гражданские права, д-р Мартин Лютер Кинг-младший, когда он произнес свои знаменитые слова: «У меня есть мечта, что мои четверо маленьких детей будут однажды жить в стране, где их будут судить не по цвету их кожи, а по содержанию их характера", в стране, описанной в национальном гимне США как" земля свободных и дом храбрых ".

Обама вошел в Белый дом под знаменем "перемен", и оптимизм в его способности влиять на перемены был почти таким же огромным, как необходимость в самих этих переменах.

На протяжении восьми лет президентства Джорджа Буша «неоконсерваторы» использовали всю жестокую вредную политику, которая устраивала их идеологию, не забывая при этом удовлетворять правых консервативных евангелистов, дав им свободу во внутренних социальных делах. В дополнение к запуску упреждающих и карательных войн под предлогом искоренения терроризма, игнорирование прав человека, чистую окружающую среду и кампанию против оружия, Буш-младший бесконтрольно оставил рыночные силы и крупный бизнес. Под давлением со стороны консервативных экстремистских евангелистов, Буш-младший замедлил научные исследования, а именно, в области стволовых клеток, задержав тем самым жизненно важный медицинский прорыв на многие годы, если не десятилетия.

Обама был как раз противоположным этому. В то время как Буш-младший был ограниченной личностью со своим внутренним видением и культурой, Обама оказался человеком космополитического характера, глобальных размеров и интересов. Он оказался не только сыном кенийского мусульманина, но и зятем и сводным братом индонезийских мусульман и на самом деле некоторое время жил в Индонезии, а затем на Гавайях — единственном американском штате с небелым европейским населением.

В то время как Буш-младший был членом белой аристократической протестантской семьи и заложником религиозных, социальных и консервативных экономических лоббистов, Обама, несмотря на учебу в лучших колледжах Америки, был в основном самоучкой, который провел свое "грубое и мятежное" политическое ученичество в бедных районах Чикаго.

Первое впечатление об Обаме, что это лидер, способный не только понять мир, который его предшественник никогда не заботился узнать, но и изменить его. Это, по крайней мере, то, что многие думали после его знаменитой «каирской речи» в Египте 4 июня 2009.

В течение первых нескольких месяцев пребывания в должности, новый президент США, казалось, был весьма заинтересован в решении коренных проблем, а не ограничивал свои усилия разрешением симптомов. В течение первых двух лет он сохранял ауру идеализма и доброй воли, что было отличительной чертой его риторики со дня избрания. Однако, импульс начал слабеть и дошел до остановки. Кроме того, несмотря на успех в проведении смелых внутренних изменений перед лицом его упорных республиканских оппонентов, его подходы к международным отношениям стали окутывать сомнением его «идеализм» и доверие к нему.

Две первые неудачи обнажили хрупкость "идеалистического" толчка Обамы к "переменам". Обе они оказались связанными с арабским и мусульманским миром. Первая из них — это отступление на палестино-израильском фронте после столкновения с воинственным Биньямин Нетаньяху, а вторая — его неспособность выполнить обещание закрыть Гуантанамо-Бей, лагерь содержания под стражей задержанных подозреваемых исламских террористов.

После этого Вашингтон выглядел смущенным, давая противоречивую и вводящую в заблуждение информацию в начале 2011, во время того, что было названо "Арабской весной". Затем, в течение короткого промежутка времени, бывшие до того "секретными" американо - иранские переговоры в столице Омана, Маскате, были обнародованы, хотя немногие в то время представляли себе, что эти «переговоры» и достигнутые соглашения, станут краеугольным камнем стратегии Вашингтона в отношении арабов и мусульманского мира.

Мало кто думал, что муллы и Революционная гвардия Ирана, с их чрезмерно активными виселицами, сектантской агитацией, подстрекательством и разрушительным экспансионизмом, станет вскоре стратегическим "союзником" США в открытой войне против "нового" врага под названием ИГИЛ. Враг, который появился внезапно, и которому позволили расти, расшириться и захватить земли, а затем — использовать в качестве предлога для оправдания пожертвования сотнями тысяч невинных людей, выкорчевывания и вытеснения десятков миллионов других, разрушения городов, уничтожения общин и перекраивания национальных границ.

Таким образом, если «перемены» были девизом первой каденции Обамы в Белом доме, то "отступление" будет наиболее подходящим девизом для его второй каденции.

Это не только «отступление» перед Ираном, которому политика Обамы позволила стать региональной бомбой замедленного действия, но и перед Россией, «старого врага» со времен холодной войны.

Сегодня вся Европа платит высокую цену за резкое и агрессивное "лидерство" Владимира Путина и его непрекращающиеся усилия по подрыву стабильности континента через его пособничество своим экстремистским и расистским новым «союзникам». Тем же «союзникам», которые теперь оседлали волны ненависти и ксенофобии в отношении иммигрантов и беженцев, десятки тысяч которых были сделаны беженцами самим Кремлем.

Даже демократическая система Америки больше не находится в безопасности от амбициозного вмешательства Путина. Если верить ЦРУ, нисколько. Короче говоря, «отступление» перед лицом экстремизма и расизма стало теперь катастрофическим наследием Барака Обамы в Америке и во все мире.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё