"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Самоцензура: общество свободы против общества страха.

Джулио Меотти

Проиграла ли демократия? Через одиннадцать лет после того, как
Jyllands-Posten опубликовала карикатуры на Мухаммеда, газета
построила забор из колючей проволоки в два метра в высоту
и километр в длину. Вестергор, иллюстратор, который рисовал одну из
карикатур (слева), живет, прячась в крепости, а Флемминг Роуз (справа),
главный редактор, который заказал карикатуры,
сбежал в Соединенные Штаты.
"Драма и трагедия заключаются в том, что единственные, кто победят — это джихадисты." 
- Флемминг Роуз, который опубликовал карикатуры на Мухаммеда в 2005, как редактор по культуре газеты Jyllands-Posten.
"Какого *** ты согласился выйти с этой террористической мишенью, ты что, дурак? У тебя есть тайное желание умереть? У тебя сейчас внуки. Ты совсем из ума выжил? Нормально, если ты сам хочешь умереть, но зачем ты с собой всю компанию тащишь?" 
— Из разговора редакторов Jyllands-Posten с Флемингом Роузом.
"Мы также понимаем, что таким образом мы склоняемся перед насилием и запугиванием". 
- Редакционная статья Jyllands-Posten.
"Я их не виню, они заботятся о безопасности сотрудников. У меня есть телохранители 24 часа в сутки. Тем не менее, я считаю, что мы должны твердо стоять. Если Флеммингу закроют рот, демократия будет потеряна". 
— Насер Хадер, либеральный мусульманин сирийского происхождения, который живет в Дании.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Летом 2005 года датский художник Кере Блютген сказал, встретив журналиста из агентства новостей, Рицаус бюро, что он не смог найти кого-то, кто был бы готов иллюстрировать его книгу о Мухаммеде, пророке Ислама. Трое иллюстраторов, с которыми он связался, сказал Блютген, были слишком напуганы. Несколько месяцев спустя, Блютген сообщил, что он нашел кого-то, кто готов иллюстрировать его книгу, но только на условиях анонимности.

Как и большинство датских газет, Jyllands-Posten решил опубликовать статью о случае Блютгена. Для того, чтобы проверить состояние свободы слова, Флемминг Роуз, в то время редактор по культуре Jyllands-Posten, призвал двенадцать карикатуристов, и предложил им по $160 каждому, чтобы они нарисовали карикатуру на Мухаммеда. То, что случилось потом, хорошо известная пугающая история.

В волне исламского насилия против карикатур, было убито, по меньшей мере, человек двести. Датские продукты исчезли с полок Бахрейна, Катара, Йемена, Омана, ОАЭ и Ливана. Вооруженные люди в масках штурмовали офисы ЕС в секторе Газа и предупреждали датчан и норвежцев покинуть страну в течение 48 часов. В ливийском городе Бенгази, демонстранты подожгли итальянское консульство. Политический Ислам понимал, чего он хочет достичь и поднял ставки. Запад — нет.

Исламская фетва навсегда изменила жизнь Флеминга Роуза. В исламской карикатуре, его голова была поставлена на щуку. Талибы предложили награду любому, кто его убьет. Офис Роуза в газете неоднократно эвакуировали из-за угрозы взрыва. Имя и лицо Роуза вошли черный список ИГИЛ, наряду с убитым редактором Charlie Hebdo, Стефаном Шарбонье.

Менее известной является "белая" фетва, которую журналистская братия наложила на Роуза. Этот храбрый датский журналист говорит об этом с своей недавно опубликованной книге "De Besatte" ("Одержимые"). 
"Это история о том, как страх пожирает души, дружбу и профессиональное сообщество",
 — говорит Роуз. Книга показывает, как его собственная газета заставила Роуза сдаться.
"Драма и трагедия заключаются в том, что единственные, кто победят — это джихадисты", 
— сказал датской газете Weekendavisen Флемминг Роуз.

Генеральный директор Jyllands-Posten, Йорген Эйбел вызвал Роуза к себе в кабинет и спросил: 
"У тебя есть внуки, ты о них думаешь"?
Компания, которая выпускает его газету, JP/ Politikens Hus, заявила: 
"Это не о Роузе, а о безопасности двух тысяч сотрудников".

Йорн Миккельсен, бывший директор Роуза, и бизнес-руководитель газеты, обязал его подписать девять пунктов приказа, в котором датский журналист обязуется, наряду с другими требованиями, "не участвовать в радио- и телевизионных программах", "не принимать участие в конференциях", "не делать комментарии по религиозным вопросам", "не писать об организации Исламская конференция" и "не комментировать карикатуры".

Роуз подписал это письмо о капитуляции в жесточайшее время для газеты, когда в 2010-2011, были бесчисленные покушения на его жизнь со стороны террористов, а также посягательства на жизнь Вестергора, автора карикатуры на Мухаммеда (где он с бомбой в тюрбане), которую жгли на площадях по всему арабскому миру. Вестергор был послан в "бессрочный отпуск" из Jyllands-Posten "по соображениям безопасности".

В своей книге, Роуз также раскрывает, что две статьи были подвергнуты цензуре его газетой, наряду с гневным взрывом генерального директора компании, Ларса Мунка
"Ты должен остановиться, ты одержимый, на четвертом этаже есть люди, которые спрашивают: "Неужели он не может остановиться?".
Еще больше гнева своих руководителей Роуз вызвал, когда он согласился принять участие в конференции с таким же преследуемым голландским парламентарием, Гертом Вилдерсом, который в данный момент находится под судом в Нидерландах за "разжигание ненависти". Роуз пишет:

Он начал кричать на меня:
"Какого *** ты согласился выйти на сцену с этой мишенью террористов? Ты что, дурак? Ты тайно ищешь смерти? У тебя сейчас внуки. Ты совсем из ума выжил? Ладно, если ты хочешь умереть сам, но зачем ты в это целую компанию тащишь"?
Jyllands-Posten также оказала давление на Роуза, когда он решил написать книгу о карикатурах "Hymne til Friheden" ("Гимн свободе"). Его редактор сказал ему, что газета будет "сдерживать вредное воздействие" книги, сохраняя ее публикацию на низком уровне, насколько это возможно. Роузу тогда пригрозили увольнением, если он не отменит две дискуссии в связи с десятой годовщиной выхода карикатур на пророка Мухаммеда (Роуз, на самом деле, не появился в тот день на конференции в Копенгагене).

После резни в 2015, в Charlie Hebdo, Роуз больше не пожелал соблюдать "приказ", который ему было велено подписать, подал в отставку с поста начальника иностранного отдела Jyllands-Posten, и в настоящее время работает в США в мозговом центре Института Катона. Бывший редактор Jyllands-Posten, Карстен Юсте, также занесенный в черный список ИГИЛ, подтвердил обвинения Роуза.

Роуз пишет в заключение своей книги: 
"Я ничем не одержим. Фанатики — это те, которые хотят напасть на нас, а бесноватые — это мои бывшие боссы в Jyllands-Posten".
Откровения Роуза подтверждают другую знакомую историю: капитуляцию Jyllands-Posten перед страхом. Начиная с 2006, каждый раз, когда редакторов и издателей спрашивали, если они все еще хотели бы опубликовать карикатуры на Мухаммеда, ответ всегда был "нет". Такой ответ означает, что редакторы эффективно поставили перед Роузом задачу делать газету для фанатиков и террористов, находящихся за тысячи километров. Даже после того, как 7 января 2015, произошла резня в редакции еженедельника Charlie Hebdo в Париже, на которую напали именно потому, что она переиздала датские карикатуры, Jyllands-Posten заявила из страха, что не будет переиздавать карикатуры.
"Мы жили со страхом нападения террористов в течение девяти лет, и да, это и есть объяснение, почему мы не перепечатываем карикатуры, будь то наши собственные или Charlie Hebdo. Мы также знаем, что таким образом мы прогибаемся перед насилием и устрашением".
Датский комик, Андерс Маттизен сказал, что газета и карикатуры виноваты в исламском насилии — та же официальная позиция, что и во всем европейском политическом и журналистском мейнстриме.

Год назад, к 10-летию этого дела, вместо карикатур, Jyllands-Posten вышла с двенадцатью пустыми полосами. Эти пустые полосы символизировали собой то, что Роуз назвал в своей предыдущей книге "Tavshedens tiranni" ("Тирания молчания"). Насер Хадер, либеральный мусульманин сирийского происхождения, который живет в Дании, написал:
"Я не виню их за то, что они заботятся о безопасности сотрудников. У меня есть телохранители 24 часа в сутки. Тем не менее, я считаю, что мы должны твердо стоять. Если Флемминг закроет рот, демократия будет потеряна".
Пострадала ли демократия? Штаб-квартира Jyllands-Posten сегодня окружена забором из колючей проволоки в два метра в высоту и километр в длину, дверь с двойным замком (как в банках), и сотрудников, которые могут входить только по одному за раз, введя персональный код (мера, которая не защитила Charlie Hebdo). Между тем, бывший главный редактор, Карстен Юсте, ушел из журналистики; Вестергор живет, прячась в крепости, а Флемминг Роуз, как Аян Хирси Али, бежал в Соединенные Штаты.

Многое, конечно, выглядит потерянным.
"Мы больше не живем не в свободном обществе, Мы живем в обществе страха", 
— сказал Роуз.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё