"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Смогут ли Трамп и Нетаньяху сделать американо-израильские отношения снова замечательными?


Ли Смит

Вновь избранный президент Америки составляет свой кабинет из друзей еврейского государства, однако, такие геополитические реалии, как Иран, Россия, Сирия, Саудовская Аравия и ИГИЛ могут осложнить его ближневосточную политику, какой бы она ни была.


Хотя некоторым американцам не хочется это слышать, но избрание Дональда Трампа резко изменило стратегическое положение Израиля в лучшую сторону.

Готовый иметь дело с несколько более дружелюбной версией администрации Обамы под управлением Хиллари Клинтон, Иерусалим теперь смотрит на, вероятно, самый произраильский Белый дом в истории двусторонних отношений. Израильтяне вели себя относительно спокойно в своем энтузиазме по поводу администрации Трампа, отчасти потому, что американская общественность все еще резко разделена по вопросу выборов, а отчасти потому, что их обвиняли в поддержке республиканского кандидата на пост президента в 2012. Однако правительство Биньямина Нетаньяху имело фаворита в ноябрьской гонке, и он выиграл.

Что касается правительства Нетаньяху, то невозможно представить себе американский Белый дом, более расположенный к пониманию тревог Израиля, чем Белый дом Трампа. Один высокопоставленный израильский чиновник сравнил назначения Трампа с "совершенной командой" американских про-израильских политиков — исключительно благоприятной командой, которая представляет Израилю возможность принимать стратегически выгодные решения. Наиболее важным для Израиля, согласно тому же чиновнику, является Иран. 
"Мы не изменили наш взгляд на ядерную сделку с Ираном или злонамеренную роль Ирана в регионе", — сказал этот чиновник. "Однако новая администрация видит ядерную сделку и опасность со стороны Ирана совершенно иначе, чем уходящая администрация. Они считают, что эта сделка, и агрессия Ирана, и поддержка террора — плохо не только для Израиля и региона. Они думают, что это плохо для Америки".
Первым пунктом в списке премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, когда он будет разговаривать с новоизбранным президентом Дональдом Трампом, будет стратегическая угроза, исходящая от иранской ядерной программы, а следовательно, совместный план действий, который сможет гарантировать прорыв по Ирану в течение 15 лет. 
"Проблема, как справиться с этой сделкой будет темой обсуждения с президентом Трампом, когда он вступит в должность",
 — сказал Нетаньяху участникам форума Сабан в Вашингтоне по спутниковому видео в эти выходные. 
"Фактически Иран стал еще более агрессивной силой".
Нет никаких сомнений в том, что Нетаньяху видит Трампа как намного более сочувствующего слушателя, чем был его предшественник, Обама. Ни для кого не секрет, что человек, самый близкий к Трампу, его зять, Джаред Кушнер, категорически против того, что Нетаньяху назвал "плохой" сделкой. На самом деле, Трамп наполнил свой кабинет национальной безопасности рекордным числом лиц, возражающих против сделки с Ираном, такими, как кандидат на пост министра обороны, генерал Джеймс Маттис, советник по национальной безопасности, генерал Майк Флинн, и республиканец Майк Помпео, который незадолго до своей номинации на пост директора ЦРУ, написал в Твиттере: 
"Я с нетерпением жду отхода от этой пагубной сделки с крупнейшим в мире государством-спонсором террора".
***

Всего месяц назад Соединенные Штаты были хромающей сверхдержавой, которая сократила свой военный бюджет и перенастроила свою традиционную систему альянса на Ближнем Востоке путем замены Ираном традиционных партнеров, как Израиль, Саудовская Аравия и Турция. Огромные деньги были предоставлены Хиллари Клинтон для успешной смены Обамы, а израильтяне удивленно размышляли, как им справиться с лишь немного менее сложными отношениями с другой демократической администрацией, чья внешняя политика останется, скорее всего, в значительной степени, такой же, как у ее предшественника. 

Один из помощников Нетаньяху, как говорят, приравнял президентство Клинтон к четырем годам форума Сабан. И в то время как Клинтон тихо сигнализировала про-израильским сторонникам, что она возражает против сделки с Ираном, как я узнал в поездке в Израиль незадолго до выборов, израильские официальные лица ей не очень верили.
"Клинтон имела возможность разрушить сделку", 
— сказал мне в Иерусалиме Йосси Купервассер, бывший глава исследовательского подразделения военной разведки. 
"Она сказала журналисту, что иранцы не должны иметь никаких центрифуг, потому что у них нет никакого гражданского объяснения. Если бы она выступила против сделки, то все демократы, которые искали предлога, чтобы противостоять этому, поддержали бы ее. Мы понимаем политические причины, по которым она этого не сделала, но это не дает нам большой уверенности, что она бы вообще что-то делала в этом плане".
"Иранская ядерная программа является самой большой угрозой, с какой Израиль когда-либо сталкивался. Некоторые говорят, что иранская ядерная угроза не является непосредственной", 
— сказал мне Купервассер во время завтрака в Иерусалиме. 
"Однако сделка гарантирует, что у иранцев будет возможность обзавестись целым арсеналом ядерного оружия в течение 15 лет. Ладно, не завтра, но для страны нашего размера, ядерный арсенал в руках такого режима, как этот, в течение 15 лет — достаточно непосредственно".
И все же, хотя правительство Нетаньяху и Белый дом Трампа сходятся во взглядах по Ирану, сейчас кажется, что они имеют меньше шансов договориться о России, а более конкретно — по эскалации Москвы в Сирии. Сообщение о встрече российских офицеров и старших командиров Хизбаллы подчеркивает тот факт, что позиция Владимира Путина в Сирии, в свою очередь, зависит от Ирана.

Израильская чувствительность относительно России, выступающей как де-факто военно-воздушные силы Ирана, возможно, со временем, ограничивающая перелеты и затрудняющая будущие операции ЦАХАЛа против Хизбаллы в Ливане, или иранской ядерной программы, была представлена мне дома во время недавнего приезда в Израиль, многими израильскими должностными лицами, с которыми я говорил, и которые совсем не желали обсуждать эту тему. Одним потенциальным опасением, которое было выявлено из этих разговоров, было мрачное предчувствие, что желание Трампа своей собственной перезагрузки с Россией, может быть вполне осуществлено за счет стран Восточной Европы, Ближнего Востока, или тех и других.
"Израиль не хочет сирийского варианта Пакта Молотова-Риббентропа", 
— сказал мне один бывший израильский офицер разведки.
"Когда израильские официальные лица кратко инструктировали команду Трампа о точных отношениях Израиля с Россией?" 
— спросил я. 
"Это уже происходит", — пояснил он. "Наши интересы в удержании Хезболлы и КСИР от нашей границы на юге Сирии и в прекращении передачи стратегических вооружений. В начальных встречах с русскими, один израильский чиновник выразил обеспокоенность за русских, сказав, что Израиль не хочет повторения войны на истощение, когда ему приходилось выбивать российских пилотов из неба. Русские смеялись".
Итак, что израильтяне должны сказать администрации Трампа о России? 
"Вы можете, как мы, иметь тактические соглашения с русскими, но вы не можете все уладить", — ответил бывший офицер разведки. "Русские имеют слишком много соответствий с иранскими интересами, чтобы сделать возможным для Соединенных Штатов встать с ней в ряд по всем направлениям».
То, что мир хочет от Израиля, как Нетаньяху заявил недавно аудитории в Нью-Йорке, где Институт Хадсона вручил ему премию имени Кристола Ирвинга, — это сотрудничество в области технологии и терроризма, "Т и Т", как выразился израильский лидер. Израиль является мировым лидером в области хай-тека, и большой мир хочет учиться у маленькой страны, которая бьет кулаком намного тяжелее своего веса в экономическом плане. 

Что касается террора, с ИГИЛ или воодушевленными им группами, распространившимися по всему земному шару, и Ираном, все более амбициозным и опасным, правительства от Эр-Рияда до Сингапура хотят знать, как обеспечить свою национальную безопасность. По мере того, как Белый дом Обамы будет уменьшать свой след на всем Ближнем Востоке, очевидный парадокс будет заключаться в том, что ключевой региональный партнер Америки будет становиться более независимым и более важным.
"Общепринятый здравый смысл подсказывает, что Израиль находится в большей изоляции, чем когда-либо",
— сказал Дор Голд, бывший до недавнего времени генеральным директором министерства иностранных дел Израиля, а потом вернувшимся на свой пост президента Иерусалимского центра по связям с общественностью.
"Однако, на самом деле, все обстоит совсем наоборот", — сказал он мне в Иерусалиме. "Мы каждый день принимаем делегации из зарубежных стран, которые хотят улучшить свои отношения с нами".
Голд описал, как углубляются отношения с Африкой и Азией, помимо Совета сотрудничества стран Залива во главе с Саудовской Аравией. Совсем недавно бывший саудовский военный офицер, а теперь директор мозгового центра, генерал Анвар Ешки, посетил Голда и его бывших коллег в министерстве иностранных дел. Как долго могут продолжаться тайные отношения? — спросил я Голда. 
"Это история в движении", — сказал он.
Некоторые израильские чиновники считают, что администрация Трампа может быть в состоянии посредничать в некоем комплексном региональном понимании того, что ускользало от западных дипломатов в течение 50 лет с того момента, как Шестидневная война ликвидировала фантазии выталкивания евреев в море. Камень преткновения, говорит целый ряд саудовских аналитиков, с которыми я беседовал, заключается в том, что Израиль должен показать какое-то стремление к миру с палестинцами для того, чтобы Эр-Рияд и Иерусалим сблизились. 
"Почему бы израильтянам просто не последовать саудовской мирной инициативе?" 
— спросил меня недавно один из членов королевской семьи Саудовской Аравии. Я предложил ему спросить у иорданцев, которые опасаются, что уход Израиля с Западного берега приманит джихадистов, жаждущих напасть на Израиль, использовать Иорданию в качестве стартовой площадки, тем самым дестабилизировав Хашимитское королевство. 

Без ЦАХАЛа на Западном берегу, некоторые исламские боевики захотят пересечь Саудовскую Аравию, чтобы пострелять в сионистов. Если израильско-саудовское сближение будет основано на инициативе Саудовского мира, то кому-то придется разъяснить Эр-Рияду этот вопрос в деталях. Возможно, Белый дом Трампа сможет использовать нежелание саудовцев сделать свой случай публичным достоянием, чтобы укрепить узы своей страны с Израилем и за его пределами. Возможно, всеобъемлющее соглашение придет в результате того, что саудовцы начинают понимать, что дорога в Вашингтон лежит через Иерусалим.

Трудно точно знать, как будет выглядеть ближневосточная политика Трампа, на каком уровне Белый дом будет находиться в регионе, или, что жизненно важно для Израиля, уйдет ли он из Совместного всеобъемлющего плана действий или попытаться пересмотреть его. Как бы то ни было, но израильтяне уверены о нескольких вещах: Дональд Трамп и люди, которых он назначил на высшие посты национальной безопасности — все друзья Израиля.

Самое важное, как Йосси Купервассер мне сказал: 
"Трамп говорит, что хочет сделать Америку снова великой. А сильная Америка — это хорошо для Израиля".


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё