"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Турецкий президент в отчаянии.

Страна на грани.


Роберт Эллис


Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в отчаянии. Он сталкивается с беспорядками у себя дома и за рубежом, турецкая лира рушится, а на международной арене он находится в немилости.
Идея Эрдогана, представить свою Партию справедливости и развития (ПСР) как консервативно-демократическую, была первоначально встречена аплодисментами западных и турецких либералов, когда ПСР пришла к власти 14 лет назад. Сначала ПСР ополчилась на своих военных и светских оппонентов, которых судили в серии показательных процессов с 2008 по 2013 г. Затем пришел черед либералов, которые были изгнаны из парламентской группы в 2011, а после жестокого подавления демонстрации в парке Гези в 2013, популярность ПСР среди ее европейских сторонников стала падать.

Видный член группы «Друзья Турции» в Европейском парламенте пришли к выводу, что исламизм заменил кемализм, и еще один капитан болельщиков признался: 
"Наша мечта о европейской Турции превратилась в кошмар, и настало время для звонка будильника". 
Барак Обама, который когда-то превозносил "модель партнерства" между США и Турцией и считал Эрдогана умеренным мусульманским лидером, тоже разочаровался. Один лишь бывший министр иностранных дел Швеции, Карл Бильдт, который в 2008 провозгласил, что "правительство ПСР состоит из глубоких европейских реформаторов", сохранил веру. В августе, как сопредседатель Европейского совета по международным отношениям, Бильдт призвал Комиссию ЕС встать на защиту Эрдогана.

На самом деле, после попытки государственного переворота в июле и широкой чистки противников Эрдогана, произошло обратное. Значительное большинство в Европейском парламенте призвало Комиссию ЕС и 28 государств-членов инициировать временное замораживание текущих переговоров о вступлении Турции.

Существует любопытное нежелание со стороны турецкого правительства проводить углубленное расследование переворота, но вина была однозначно возложена на бывшего союзника, Фетуллу Гюлена, турецкого имама-затворника, жителя Пенсильвании, и сторонников его движения, что позволило Эрдогану и ПСР прийти и удержать власть. Последовали короткие столкновения, особенно в связи с тем, что последователи Гюлена в полиции и судебных органах, выдвинули тяжелые обвинения в коррупции против правительственных кругов, а также семьи Эрдогана в декабре 2013.

Эрдоган публично признал, что объявление чрезвычайного положения и приостановка гражданских прав, которые были заменены правительственным декретом, предоставило ему власть и возможность сделать то, что он не мог сделать в обычное время.

Результаты очевидны: 92000 человек задержаны, 40000 — арестованы и 115000 — уволены с государственной службы. Турецкие тюрьмы переполнены, и есть сообщения о жестоком обращении, пытках и даже 25 самоубийствах.

С июля прошлого года Турция снова разожгла войну с РПК (Рабочей партии Курдистана) на юго-востоке, где произошли теракты не только от РПК, но и от турецких членов ИГИЛ. Общая цель Эрдогана, которая в настоящее время уже почти достигнута, — это получить парламентскую поддержку для конституционных изменений, которые сделают его исполнительным президентом, но без сдержек и противовесов демократического правления. С этой целью, Эрдоган раздувает пламя националистических настроений и объявил "вторую войну за независимость" (от западного влияния), чтобы подорвать наследие основателя современной Турции Мустафы Кемаля Ататюрка.

Эрдоган уже повернулся спиной к Лозаннскому договору от 1923, который определил границы современной Турции, а вместо этого, ссылается на Национальный пакт Мисак-и-Милли, принятый Османским парламентом в 1920, который претендует на районы Греции, Сирии и Ирака. Это уже привело к конфликту с Ираком, а турецкая армия находится в северной Сирии, якобы для поддержки Свободной сирийской армии (ССА) в ее борьбе с ИГИЛ.

Сделка, заключенная с ЕС в марте, для прекращения потока беженцев из Турции, которая обещала либерализацию визового режима для 80 миллионов турок, теперь кажется неопределенной, и Эрдоган, как Муаммар Каддафи, теперь угрожает открыть шлюзы. В то же время, турецкая экономика, которая зависит от иностранного капитала, продолжает тонуть. Инвестиционная компания Мудис снизила кредитный рейтинг Турции до нежелательного, и президент Эрдоган призвал турок обменять имеющуюся у них валюту на лиры и золото, чтобы спасти экономику.

Однако, Немезидой Эрдогана вполне могут стать Соединенные Штаты. Ключевой фигурой в обвинениях в коррупции в декабре 2013 против турецкого правительства является ирано-турецкий бизнесмен, Реза Зарраб, который был обвинен в подкупе министров миллионами долларов, чтобы облегчить экспорт золота в Иран, с целью сломать санкции США. Вместо этого Зарраб был оправдан, награжден главным призом экспортера, а государственные прокуроры и полицейские были удалены.

В марте Зарраб был арестован в Майами и обвинен в нарушении санкций нью-йоркским окружным прокурором, Притом Бхарарой, имеющим грозный послужной список судебных преследований по делам о коррупции. Турецкое правительство сделало попытки помешать преследованию Зарраба, но безрезультатно. Теперь Бхарара подтвердил, что он согласился продолжить работу адвоката "без страха или личного интереса" по просьбе избранного президента Дональда Трампа. Судебный процесс над Заррабом запланировано начать в октябре следующего года, что только добавляет беспокойства Эрдогану.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё