"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Три вопроса, которые удержат мусульманских террористов за пределами Америки

Как проверить мусульманских иммигрантов на исламский террор.




Даниель Гринфилд
27 января 2017

Бланк заявления для получения неиммиграционной визы спрашивал угонщиков 9/11
"Являетесь ли Вы членом или представителем террористической организации?"
Они отвечали "Нет" и въезжали.Сегодняшнее воплощение анкеты имеет тот же поверхностный характер и общий вопрос. Фактический террорист также отметит квадратик, как, вероятно, будет перебирать четки жуя бутерброд с ветчиной из свинины и распевая Хаву Нагилу. Но после 9/11, террористическая угроза перешла от иностранных ячеек, пронизывающих эту страну, к отечественным исламистским террористам из развивающихся мусульманских поселений уже оккупировавших ее.

Большинство исламских террористов, которыми занимается ФБР, не имели никаких конкретных планов террора на то время, когда они въезжали в эту страну. Некоторые исламские террористы, как преступники Царнаевы, взорвавшие бомбу на бостонском марафоне, приехали сюда детьми. Другие, как Омар Матин, стрелок в клубе Пульс, и Нидал Хасан, убийца из Форт-Худ, умудрились родиться здесь от иностранных родителей.

Иммиграционная проверка должна сделать больше, чем просто просить террористов отметить квадратик, если они планируют направить самолеты в наши небоскребы. Мы должны идентифицировать посетителей и иммигрантов, которые подвержены высокому риску стать террористами в первом или втором поколении. Единственный способ это сделать — это использовать целостную стратегию, которая исследует мировоззрение новых иммигрантов и исламских общин, частью которых они намерены стать.

Вместо того, чтобы отмечать формальный квадратик, важно выяснить, как мусульманский заявитель рассматривает свою религию и ее взаимодействие с остальным миром. И проверить мечеть, которую он собирается посещать.

Например, прихожане печально известной мечети Дар Aль-Хиджра в городе Falls Church, Вирджиния, включали Нидал Хасана, её бывший имам был лидером Аль-Каиды, Анваром аль-Авлаки. Ряд ключевых фигур, связанных с мечетью, были также связаны с исламским терроризмом. Любые мусульманские иммигранты, планирующие ее посещать, могут считаться высоким риском для участия в террористической деятельности, независимо от их заявленных взглядов.

Наши современные методы скрининга смехотворно сырые.

Анкета иммиграционной визы спрашивает об участии в финансировании терроризма. Однако в ней не уточняется, что это за террористическая группа. Мусульмане иначе определяют терроризм и не учитывают многие исламские террористические группы, фигурирующие в списке Госдепартамента иностранных террористических организаций как террористические.

В анкете спрашивается о членстве в "коммунистической или иной тоталитарной партии" и участии в различных американских террористических и военизированных организациях. Несмотря на тысячи людей, убитых исламскими террористами в этой стране в течение последних нескольких десятилетий, анкета ничего не спрашивает о конкретных исламистских группах

Это должно измениться.

Несмотря на все заверения о благонадежности, анкета не удосуживается спросить о членстве в Аль-Каиде, ИГИЛ, ХАМАС или их родительской организации, Мусульманское братство. Мусульманское братство для исламского терроризма — это то же самое, что коммунистическая партия для диверсионных террористических групп во время холодной войны.

Мусульманское братство — это тоталитарная организация. Ее девиз:
 «Аллах — наша цель; Пророк — наш лидер; Коран — наш закон; Джихад — наш путь; Смерть на пути Аллаха — наша высшая надежда". 
Такое кредо отражает цели теократического исламского государства, которые должны быть достигнуты с помощью любых средств, включая насилие. Ее члены совершали и способствовали исламскому терроризму здесь и во всем мире. К ним относятся: Усама бен Ладен, Ясир Арафат и преступники Братства геноцида в Судане.

Любой иммигрант-мусульманин, который был связан с Братством, ложно ответил на вопрос, должен быть депортирован. Если он ложно ответил на такой вопрос в своей заявке на гражданство, он должен быть лишен гражданства и депортирован. Любой мусульманин, который впоследствии связался с авангардными группами Мусульманского братства, такими, как CAIR, ISNA, СУО и бесчисленным множество других, должен быть исследован на уже существующие связи с террористической сетью и не допущен стать гражданином этой страны.

Общины, которые предлагают мусульманским иммигрантам поселиться у них, должны быть проверены на их уровень экстремизма, как это определено большинством учреждений Мусульманского братства. Мусульманские иммигранты, которые ищут общины, находящиеся под влиянием учреждений Братства, должны считаться повышенным риском быть вовлеченными в террористическую деятельность в первом или втором поколении, независимо от их текущих взглядов.

Наша цель — не просто прекратить сегодня террористические заговоры. Наша цель — прекратить терроризм на десятилетия вперед.

Наша борьба с терроризмом является сейчас реактивной, а не активной. Реактивная борьба с терроризмом зависит от периода времени, в который мы должны среагировать. Когда террорист открыл стрельбу в торговом центре, время реакции измеряется минутами или секундами. Его первоначальное участие в исламских террористических заговорах может продолжаться в течение нескольких месяцев или лет. Но чем ближе мы к источнику проблемы, тем больше времени у нас есть, чтобы из реактивных превратиться в активные. Вместо того, чтобы торопиться остановить следующее нападение, мы можем изменить все поле боя.

Это должно быть нашей целью.

Наша самая большая проблема в том, что мы задаем неправильные вопросы. Вопрос террористу, является ли он террористом — в корне неправильный. Исламские террористы не считают себя террористами. Они рассматривают себя как правоверных мусульман. Это то, как мы должны видеть их, если хотим найти их и остановить, прежде чем они ударят.

Основной причиной исламского терроризма является идея, что мусульмане — это высшая категория, а немусульмане — низшая. Разоблачение такого убеждение не может быть достигнуто с домиком "терроризм". Многие мусульмане, которые продолжают совершать акты террора во имя исламского превосходства, не имеют таких планов, когда въезжают в страну. Тем не менее, они считают, что существует изначальная борьба между мусульманами и немусульманами. Именно это убеждение они, в конечном итоге, осуществляют на практике на более позднем этапе путем фактического участия в исламистском насилии.

Вместо того, чтобы спрашивать их, являются ли они террористами, мы должны спросить их, как они рассматривают свое участие в американской жизни в свете стиха Корана, который приказывает мусульманам: 
"О вы, которые уверовали, не берите иудеев и христиан в друзья". 
И готовы ли они отречься от таких террористических стихов Корана, как 
"Не берите друзей из них, пока они не пойдут по пути Аллаха. Но если они отвернутся (от Ислама), хватайте их и убивайте там, где вы их найдете".
Если они не готовы отречься от призывов к убийству немусульман, например, "Я вселю ужас в сердца неверующих. Поэтому отрубайте им головы", они представляют собой серьезную угрозу терроризма.

Можем ли мы позволить себе, впустить в Соединенные Штаты мусульманских иммигрантов, которые считают, что они должны "бороться с ними до тех пор, пока больше не будет Фитны (неверия, т.е. поклонения другим богам, кроме Аллаха) и вся религия не будет принадлежать одному Аллаху"

Что может лучше предсказать риск террора, чем те, кто считает, что они должны "убивать неверных везде, где вы их найдете, берите их в плен, осаждайте их и подстерегайте их?" Это начало исламского терроризма. Это кислотный тест для каждого мусульманского мигранта.

Все это сводится к трем простым вопросам.
  1. Имели ли Вы в прошлом какие-либо связи с Мусульманским братством или его авангардной группой?
  2. Будете ли вы избегать связи с мечетями Братства и другими организациями в этой стране? Знаете ли Вы, что вы можете быть депортированы, если вы не будете?
  3. Отвергаете ли Вы стихи Корана, призывающие к насилию по отношению к немусульманам?
Такие простые вопросы гораздо более актуальны, чем квадратик с "терроризмом", потому что они обращены к тому, во что террористы на самом деле верят, а не к тому, что мы о них думаем. Они не остановят активного террориста, однако вопрос к ним может помочь держать подальше завтрашних террористов. Мусульманские иммигранты, приезжающие в Америку, должны сделать выбор. Как и мы. И мусульмане, и немусульмане должны вступить в борьбу с насилием, присущим Исламу, если мы хотим разорвать порочный круг исламского терроризма.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё