"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Комментарий: Трамп и иорданский вариант

Jordan King Abdullah

Хилель Фриш, Ицхак Соколов
26 января 2017

Вместо зацикливания на независимом палестинском государстве, новой администрации стоит посмотреть на восток, на Хашемитское королевство как на стабилизатор палестинской политики.


Во время своей первой встречи с президентом Дональдом Трампом, премьер-министр Биньямин Нетаньяху, скорее всего, будет искать общую почву по вопросам, которые были самой большой проблемой американо-израильских отношений в течение последних восьми лет, а именно — Иран и поселенческая политика Израиля в Иудее и Самарии. В частности, в свете недавней резолюции Совета Безопасности 2334, назвавшей поселенческую деятельность Израиля «незаконной», ему будет нужно добиться американской поддержки для возобновления израильского строительства в Иерусалиме и в блоках, а также возобновление гарантий «письма Буша».

Помимо всего этого, инаугурация новой американской администрации представляет Израилю возможность взять на себя ведущую роль в пропаганде гораздо более амбициозной инициативы — крупных инвестиций в экономическое процветание и политическую стабильность Королевства Иордании.

Гравитационная сила преуспевающей Иордании расширит функциональные связи, которые всегда существовали между городами Западного берега и Амманом. Это будет стимулировать палестинцев на Западном берегу, чтобы посмотреть на связь с Иорданией в качестве лучшей гарантии их политического и экономического будущего.

В силу этого, Иордания имеет потенциал (в который раз) оказать сильное стабилизирующее влияние на палестинскую политику, которая будет служить интересам Израиля, Иордании и самого палестинского народа.

Возрождение иорданской роли в диспозиции Западного берега гораздо предпочтительнее нынешней международной фиксации на концепции независимого, целостного палестинского государства, чьи границы основаны на линии 1967. Такое палестинское государство является долгосрочной стратегической угрозой сегодня не меньше, чем это было до появления Осло. Кроме того, палестинский ирредентизм — это угроза безопасности Иордании. Палестинское государство в Иудее и Самарии, скорее всего, будет захвачено ХАМАСом, подвержено иранскому влиянию и станет теократическим и автократическим, подобным тому, каким ХАМАС управляет в секторе Газа. К тому же, оно недостижимо.

Несмотря на принятие Израилем концепции двух государств и его согласие на беспрецедентные территориальные диспозиции, израильские уступки не отвечали минимальным требованиям палестинцев, необходимым для заключения мирного соглашения, и они никогда не смогут его заключить, если Палестинская администрация будет рассматриваться как единственно возможный партнер в мирном процессе.

Инаугурация американской администрации, не приверженной принципу независимого палестинского государства, предоставляет Израилю возможность выступать в защиту долгосрочного стратегического видения построения процветающей Иордании, которая могла бы обеспечить альтернативу модели сосуществования двух государств, основанных на Палестинской администрации.

Такое видение не только ослабит израильско-палестинский конфликт, но, что не менее важно, будет поддерживать Иорданию, важность которой для региональной стабильности никогда не была такой решающей.

Еще более важным является роль Иордании в деле сдерживания растущего влияния Ирана, особенно после того, как Ирану, наряду с его террористической рукой Хезболлы, удалось поставить своего кандидата в ливанском президентском дворце, сделав Бейрут четвертой столицей, которую Иран в основном контролирует в арабском мире. Недавнее изгнание повстанцев из восточной части Алеппо и полный захват города сирийскими войсками, Хезболлой и другими силами, поддерживаемыми Ираном, имело серьезные последствия для суннито-шиитского баланса сил.

Две основные роли, которые Иордания играет в борьбе с ИГИЛ и против иранско-сирийской оси, взаимосвязаны. Иорданское суннитское население боится растущей шиитской угрозы до такой степени, что если Иорданское государство не окажется достаточно сильным в сдерживании течения, они будут готовы обратиться к ИГИЛ, чтобы он это сделал, как на самом деле многие суннитские племена в Ираке делали в прошлом.

Иордания традиционно является прозападным государством, управляемым через кооптацию и консенсус. Хотя Иордания -- не совсем джефферсоновская демократия, она гораздо ближе к этому идеалу, чем любое другое арабское государство в регионе. Критики такого плана быстро укажут на то, что ключевому игроку, Иордании, будет дана роль, которую она не хочет. Это, конечно, риторический вопрос.

Иордания была привержена решению двух государств со времени соглашений Осло. Тем не менее, есть два свидетельства, что Хашимитское Королевство является гибким и открытым для политических возможностей. Во-первых, Хашимитское Королевство, на протяжении последних двадцати пяти лет с момента своего объявления о разрыве связей с Западным берегом, воздерживалось от внесения поправок в Конституцию 1952, которая провозглашает царство, объединяющее оба берега реки Иордан: восточный и западный.

Во-вторых, пробные шары, которые Королевство выпускает время от времени относительно целесообразности продления иорданского варианта. Последний был выпущен в мае этого года, когда бывший иорданский премьер-министр Абд аль-Салам Маджали встретился с сотней знатных лиц в Шхеме на встрече, организованной Гассаном аль-Шака, находящимся в Шхеме членом Исполнительного Комитета ООП. Одновременно иорданский депутат Мухаммад Аль-Давайме запустил инициативу "Миллион хевронцев" в области Хеврона по продвижению конфедерации, и делегация Хеврона должна была встретиться с королем Абдаллой, чтобы обсудить этот вопрос. Хотя следует отметить, что аль-Шака подчеркнул, что такая палестино-иорданская конфедерация может состояться лишь после того, как будет создано палестинское государство.

В создании процветающей Иордании кровно заинтересованы четыре актера, и все четверо могут играть в этом решающую роль.

Саудовцы и страны Персидского залива должны обеспечивать финансирование. Соединенные Штаты должны подтолкнуть их к этому, конечно, для их собственного блага, но и оплатить американский зонтик безопасности, под которым они живут со времен, когда Саддам Хусейн захватил Кувейт. Избранный президент Трамп, на протяжении всей своей кампании, подчеркивал, что он хочет, чтобы союзники США платили за зонтик безопасности, который США им предоставляет. Это один из способов государств Персидского залива и Саудовской Аравии заплатить.

Перевод денег палестинцам через Иорданию также улучшит прозрачность и будет гарантировать, что меньше денег направится на подстрекательство и терроризм. Это важно для того, чтобы постепенно отучить Иорданию и ПА от международной помощи для того, чтобы те имели возможность расширить свое влияние на Западном берегу. Израильско-иорданское сотрудничество в области безопасности, исторически обширное, также может сыграть важную роль в обеспечении сотрудничества сил безопасности, действующих в настоящее время в рамках Палестинской автономии.

Последние тенденции укрепляют перспективы такого проекта. На локальном уровне, возможный распад ПА на север и юг в результате борьбы за правопреемство Аббаса, может оживить связи между Шхемом и Амманом, и Хевроном и Амманом. Жители ПА к тому времени будут тосковать по стабильности, которое может дать иорданское влияние. На региональном уровне, Иордания никогда не была более важным стратегическим активом для Саудовской Аравии и ее союзников в Персидском заливе, поэтому стоит в это инвестировать. Она защищает то, что осталось от северного фланга этих государств против сирийско-иранского вторжения, а также помогает сбалансировать угрозу, которую представляет шиитский Ирак восточной границе Саудовской Аравии, принципиально недалеко от основных нефтяных месторождений. На международном уровне, нынешнее руководство Европейского Союза, защитник решения двух государств (почти до точки одержимости) было сильно ослаблено такими событиями, как аннексия Крыма и Brexit. С огромным ростом исламского терроризма на своей родной земле, Европейский союз может быть склонен присоединиться к предприятию, которое будет частью фронта по борьбе с терроризмом, вместо создания государства, которое могло бы способствовать ему.

Прежде всего, в Белый дом пришел новый президент, новый в политике, не обязанный никакому политическому истеблишменту, и опытный бизнесмен с историей реализации возможностей. Видение создания процветающей Иордании и выгоды от такого предприятия для интересов Соединенных Штатов и их союзников, вполне может захватить его воображение.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё