"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Убить решение двух государств

"Разве решение двух государств умерло?"


Даниэль Гринфилд

"Решение двух государств" — извращенный эвфемизм для выкройки исламского государства террора из земли Израиля и живой плоти его народа, находится в беде. 

Решение, которое ничего не создало, кроме дефицита могил в Израиле и мусульманских террористов на Ближнем Востоке, является предметом серьезной озабоченности со стороны профессионально обеспокоенных от Туманного дна (госдепартамента США) до Пятой авеню.

Обама прибегнул к предательству Израиля в ООН, чтобы "спасти" решение двух государств от Трампа. СМИ предупреждают, что Дэвид Фридман, которого Трамп выбрал в качестве посла в Израиле, настолько произраильский, что он убьет "решение".


Однако нельзя убить то, чего никогда не было в живых.
Решение двух государств — это зомби. Оно не может умереть, поскольку оно никогда не жило. Это вонючий труп дипломатического процесса, который еле переставляет ноги. Если вы стоите с подветренной стороны от судебного разбирательства, он выглядит живым.

При ближайшем рассмотрении есть только кровь и смерть.

Как и в Священной Римской империи, решение двух государств не решает ничего, и в этом деле не было никакого создания двух государств. Если вы, конечно, не считаете государством ХАМАС в Газе и ФАТХ на Западном берегу.

Какую проблему решают два государства?

Не проблему терроризма. Передача территории, оружия и власти кучке террористов, приведет к еще большему терроризму. Не случайно, что исламский террор во всем мире подскочил примерно в это же время.

Последствия предоставления террористам своей страны для игры были такими же предсказуемыми, как включение электродрели на дне лодки или тостера в джакузи. Наименее вероятный исход от вручения оружия убийцам-социопатам — мир. Наиболее вероятный — убийство. И как предполагалось, так и было.

Проблема, которую решало создание двух государств, было само существование Израиля; еврейская проблема.

Распылите решение двух государств над раздраженной страной, полной евреев, которым удалось пережить несколько мусульманских геноцидов. Распылите и ждите до тех пор, пока не подействует, пока еврейская проблема снова не разрешится.

Решение двух государств не положит конец насилию. Оказалось их нужно одиннадцать. Оно даже не создает палестинское государство. Но оно делает относительно приличную работу по решению еврейской проблемы, убивая евреев.

Оно уже убило тысячи из них. Оно заполнило кладбища, этнически очистило города и деревни, и впервые в этом поколении привело войну в Иерусалим и Тель-Авив. Оно превратило террор из отклонения в рутину. Оно превратило смерть в образ жизни мусульманского населения под контролем террористов и еврейского населения, которое стало их мишенью. Впервые с 1973 оно поставило под угрозу существование Израиля.

Решение двух государств не умерло, потому что оно и есть сама смерть.

"Решение" превратило детей в сирот, и оставило родителей, плачущих на могилах своих дочерей. Оно засеяло вершины холмов осколками ракет и послало города в бомбоубежища. Оно открыло бесконечную эпоху войн против террористов, которые не могут быть полностью побеждены, потому что это уничтожит решение двух государств.

И оно не может привести к лучшему, а только к худшему.
Смерть — это единственное, чего оно должно было достичь. И это все, чего оно вообще могло достичь.


Решение двух государств — это зомби. Его существование не имеет никакой цели, кроме смерти. До тех пор, пока оно двигается, оно продолжит разрушать. Однако, как всякое зомби, решение двух государств является слабым. Оно еле-еле тащится. Его до смешного легко избежать. Единственно, когда оно может вас поймать, это если вы сами позволите.

В девяностых годах, решение двух государств выглядело живым. Были переговоры и большие планы. Были церемонии и Нобелевские премии раздавались как партийные награды. Были столь же большие взрывы бомб и изувеченные части тел, размазанные вдоль тротуаров и витрин. Однако было легче слушать очередной раунд мирных песен и не обращать никакого внимания на жуткую бойню.

Однако, к сожалению, мусульманские поселенцы в Израиле в 1967, в чьих интересах было задумано решение двух государств, избрали то же самое "демократическое" решение, к которому позже пришли египтяне и другие страны «арабской весны». Они выбрали Мусульманских братьев и исламский закон, который требует, чтобы немусульмане сдались и были под властью мусульман, как и раньше. Или были вырезаны и порабощены.

А потом решение зомби начало гнить с головы.

В решении двух государств поддерживалась жизнь, делая вид, что ХАМАС никогда не выигрывал. Незаконный захват ФАТХа, "хорошие" исламские террористы, которые были готовы делать вид, что идут на переговоры в обмен на достаточную иностранную помощь со стороны Соединенных Штатов, привели к двум исламским государствам террора, одному — в секторе Газа и другому -- на Западном берегу. Эти государства иногда пытались сформировать единое правительство, но даже не могли ужиться друг с другом, не говоря уже о том, чтобы сосуществовать рядом с Израилем.

Решение двух государств превратилось в мерзкую шутку.

Некоторые сторонники решения двух государств стали призывать к признанию Хамаса. Целая коллекция сумасшедших левых активистов "раввинов" даже подписали петицию, призывающую к пропаганде террористического государства Мусульманских братьев, несмотря на устав, который призывал к истреблению всех евреев. Керри оказал поддержку предупредительной миссии Хамаса.

Большинство сторонников решения двух государств решили сделать вид, что все в порядке. Решение зомби — на пике здоровья. Не стоит обращать внимания на вонь гниения и на то, как оно продолжает пытаться тебя сожрать.

Они захотели укрепить "хорошее" исламское государство террора на Западном берегу, чтобы дискредитировать "плохое" исламское государство террора в секторе Газа. Тот, кто выступал против "хорошего" государства террора, был обвинен в попытке убить "решение двух государств", которое уже убило больше людей, чем среднее стихийное бедствие.

А потом "хорошее" государство террора перестало даже делать вид, что ведет переговоры.

Поскольку террористы не хотели вести переговоры, Обама и Керри просто подпирали труп решения двух государств своими плечами, выходные в стиле Берни, и пытались делать вид, что оно все еще живет, ведя переговоры с Израилем от имени террористов, не говоря ничего ни Израилю, ни террористам.

Однако «хорошие» террористы отказались от незатребованной сделки, которую Обама и Керри добыли для них.

Обама и Керри разрешили эту проблему таким образом, чтобы сторонники решения двух государств решали ее на протяжении многих десятилетий. Они обвинили Израиль. Безумная логика решения двух государств потребовала этого.



Исламское террористическое государство является «разрешением», предлагаемым решением двух государств. Если вы обвиняете террористов, вы подрываете доверие к решению. Если вы признаете, что террористы даже не хотят вести переговоры, вы убиваете решение двух государств. А потом, как вы оправдаете уничтожение Израиля?

Великое решение двух государств началось постепенно с автономной территории разоруженных террористов. Эта фантазия привела к решению двух государств до зубов вооруженных террористов на территории Израиля. Следующим этапом было решение одного государства, в котором Израиль был бы вынужден принять каждого мусульманина, утверждающего, что он беженец.

И вы не можете перейти от одного этапа к другому, не обвинив Израиль, если предыдущий этап терпит провал. Как всегда и предполагалось. Каждая запланированная неудача продвигает более экстремальное воплощение «решения».

Дорога к окончательному решению.

Каждая неудача должна была обвинять Израиль для оправдания все более экстремальных решений. Каждая нападка на Израиль, как вероломство Обамы в ООН, оправдана как защита двух государств. Пока живет ложь о том, что решение двух государств является произраильской политикой, она может быть оружием произраильского нападения на Израиль.

В своей терминальной стадии, решение зомби должно убить Израиль, а затем умереть само. Если мы не убьем его раньше.

Решение двух государств не решило ничего. В этом проблема. И теперь пришло время, чтобы решить проблему сосуществования двух государств. Как и остальная часть джихада, решение двух государств не является сильной угрозой. Это ложь, что мы стали слишком слабыми, чтобы сопротивляться.

Ложь умирает, когда мы видим ее такой, какая она есть.

Как укус старины Монти Пайтона, решение двух государств является мертвым попугаем. Владельцы магазинов прессы, продолжающие попытки продать нам его жесткое неподвижное тело, настаивают на том, что мирный процесс только тоскует по норвежским фьордам мирных соглашений в Осло. Скормите ему больше Израиля, и он снова возродится к жизни.

Это никогда раньше не работало, но всему есть свое время.

Ложь зомби. Она мимикрирует под истину, которая питается тем, что мы хотим, чтобы было правдой.

Решение двух государств является паразитом, который преуспевает, питаясь нашими надеждами и страхами, нашим оптимизмом с одной стороны, и нашей неспособностью представить себе альтернативу — с другой. Когда мы видим ложь, как она есть, когда мы обращаем наши надежды и страхи для поддержания того, что нас действительно заботит, она исчезает.

Реальные решения, как «Израильское решение» Кэролайн Глик, уже существуют.

Решение двух государств, однако, никогда не существовало. В Израиле будет только одно государство. Вопрос только в том, будет ли это еврейское государство или государство исламского террора.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё