"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Комментарий: Альянс Трамп - Нетаньяху

Prime Minister Netanyahu and President Trump
Премьер-министр Нетаньяху и президент Трамп
(Фото: Ави Охайон/ GPO)
Каролина Глик, 17 февраля 2017

Модель двух государств широко рассматривается как формула мира на Ближнем Востоке. Однако факт в том, что она делает достижение мира невозможным, делая нормальные отношения между Израилем и его арабскими соседями заложником грандиозных мирных сделок.

Когда они встретились в среду, президент США Дональд Трамп и премьер-министр Биньямин Нетаньяху, оба были уязвленными.

Нетаньяху прибыл в Вашингтон, находясь в середине расследования уголовного дела, главной особенностью которого является то, что отдельные подробности следствия регулярно просачиваются в СМИ из анонимных источников, которые не могут быть оспорены или привлечены к ответственности.

Эти анонимные источники, от полиции и государственного прокурора, использовали вручную выбранных репортеров, все из которых разделяют животную ненависть к Нетаньяху, чтобы представить общественности версию следствия, которая порочит Нетаньяху и его семью.

Перспектива того, что Нетаньяху может ожидать обвинительное заключение, ослабляет его позиции в партии. Министры от Ликуда, не уверенные в будущем, но уверенные, что они не смогут оспорить достоверность неназванных источников, не рискуя репутацией и политическим будущим, отказываются встать с Нетаньяху и защищать его. Итак, с каждой анонимной, уличающей историей, премьер-министр чувствует, что его политическая сила уменьшается.

Что касается Трампа, то он встретился с Нетаньяху через два дня после того, как его верный советник по национальной безопасности, генерал-лейтенант (в отставке), Майкл Флинн, был вынужден уволиться.

Увольнение Флинна стало кульминацией непрерывной кампании клеветы, которую вели против него, и которая началась еще до того, как был избран Трамп.

Флинн получил национальную известность в 2014, после того, как тогдашний президент США, Барак Обама, который его продвигал и назначил на должность главы военной разведки, вообще уволил его. Обама уволил Флинна потому, что генерал возражал против его ядерной сделки с Ираном, а также против его поддержки Мусульманских братьев в числе прочего... Так как его вынуждали выйти досрочно на пенсию, Флинн стал откровенным критиком политизации спецслужб США при администрации Обамы.

Кампания против Флинна была основана на весьма секретной информации о его разговорах с послом России в США во время переходного процесса в декабре. Согласно законодательству США, спецслужбам запрещается разглашать тайну идентичности американских граждан, чьи разговоры с иностранными разведывательными объектами перехватываются.

Закон применяется по хорошей причине. Как Эли Лейк написал в Bloomberg во вторник, 
"Выборочное раскрытие деталей частных разговоров, контролируемых ФБР или службой национальной безопасности, дает власти постоянную возможность анонимно разрушать репутацию. Так делает полицейское государство".
В этом случае, расследование ФБР бесед, после того, как они просочились, позволило прийти к выводу, что Флинн не сделал ничего незаконного в его отношениях с российским послом. Однако обвинение Флинна никогда не было целью утечки, а целью было сделать его политически неприемлемым. И это было достигнуто в понедельник, когда он ушел в отставку.

Представляется вероятным, что Трамп решил, что пожертвовав Флинном, он положит конец мятежу сотрудников американской разведки, который они устроили против его президентства. Но, как Нью-Йорк Таймс разъяснил в среду, верно обратное.

После отставки Флинна, те же источники разведки, которые вызвали его падение, сказали сочувствующим журналистам, что у них есть секретные стенограммы разговоров других сотрудников Трампа, которые они вели с официальными лицами российского режима. Тот факт, что стенограммы не говорят ни о каких нарушениях со стороны штатных сотрудников Трампа, не появляется ни здесь, ни там. Барабанный бой клеветы будет продолжаться.

Флинн был первой жертвой, но он будет не последней.

Избирательные утечки — не единственный способ, которым постоянные сотрудники намерены ослабить Трампа. В среду The Wall Street Journal сообщил, что американские спецслужбы скрывают разведданные от Белого дома.

В четверг без какой-либо провокации или юридического требования, ФБР выпустил записи расследования 45-летней давности по делу о гражданских правах фирмы недвижимости семьи Трампа.

И, конечно, решение радикальных судов блокировать выполнение Указа Трампа об иммиграции в США из семи государств, пораженных терроризмом, показывает, что уполномоченные политические противники в юридических учреждениях намерены помешать ему в его руководстве.

В определенной степени, первый месяц Трампа в офисе поразительно похож на первую каденцию Нетаньяху 20 лет назад. Когда Нетаньяху впервые был избран премьер-министром в 1996, Он был неопытным политиком. До победы на выборах, Нетаньяху никогда не имел назначений на уровне кабинета.

Нетаньяху, который выступал против фальшивого мирного процесса с ООП, рассматривался как корень всех зол службами безопасности и юридическим истеблишментом Израиля, члены которого приняли формулу двух государств в качестве своего катехизиса. После того, как он был избран, они объединили свои усилия, чтобы подорвать его авторитет.

В 1997, юридическая гильдия, в союзе со средствами массовой информации, утверждала, что решение Нетаньяху назначить юридического поверенного партии Ликуд, Рони Бар-Она, генеральным прокурором, было продуктом преступной сделки, которую он состряпал с тогдашним министром внутренних дел, Арье Дери. С течением времени, эти утверждения оказались совершенно безосновательными. Однако в то время, их было достаточно, чтобы торпедировать назначение Бар-Она. Что более важно, фиктивный скандал Бар-Она дал юридической гильдии возможность повернуть отношения генерального прокурора с правительством на его голову. После этого дела, юридическая гильдия вынудила ослабленного Нетаньяху передать ей полномочия по выборам генерального прокурора. Кроме того, Нетаньяху согласился подчинить правительство юридическим решениям генерального прокурора.

Потом был еще истеблишмент в безопасности. С самого начала военный истеблишмент намеревался блокировать усилия Нетаньяху по снижению центральности мирного процесса с ООП в области стратегического планирования Израиля. Тот факт, что истеблишмент по безопасности не верно служил Нетаньяху и его правительству, был выставлен на всеобщее обозрение в сентябре 1996, когда ООП под руководством Палестинской автономии начал террористическую кампанию против Израиля после решения Нетаньяху приказать открыть подземный туннель по периметру стен Храмовой горы.

Вместо того, чтобы взять на себя ответственность за неспособность предвидеть или подавить террористическое выступление, высшие чины в силах безопасности Израиля обвинили Нетаньяху в разгуле убийств ООП.

Вместо того, чтобы противостоять мятежной бюрократии, Нетаньяху прогнулся. Впоследствии, он потерял свою базу, а в 1999, он потерял свою должность.

В некотором смысле, у Нетаньяху не было выбора. У него не было никаких союзников во власти, чтобы ему помочь. Администрация Клинтона была неумолимо против него и работала открыто с израильским государством в государстве, чтобы его подсидеть. СМИ ненавидели его даже больше, чем они ненавидят его сегодня.

Решение Трампа дать Флинну уйти в отставку — это опасный признак того, что он начинает следовать той же модели поведения, которые привели к провалу первого срока Нетаньяху.

Однако, его пресс-конференция с Нетаньяху в среду дала понять, что Трамп еще может повернуть дело и взять под контроль мятежную бюрократию, опираясь на союзника, который хочет его успеха и нуждается в нем, чтобы добиться успеха и выжить самому.

Из заявлений, которые они сделали на совместной пресс-конференции, стало ясно, что Трамп и Нетаньяху решили создать альянс. Его цель двоякая. Во-первых, работая вместе, они могут победить общих врагов своих стран. Во-вторых, успех их совместных усилий приведет к поражению их бюрократических врагов.

Самым значительным в выходе на пресс-конференцию Трампа-Нетаньяху, был их отказ поддержать доктрину политики двух государств. Это было необходимым шагом.

Единственный способ построить рабочий альянс между США и Израилем, в отличие от декларативного альянса, который существует на общественных церемониях - это отказ обоих лидеров от парадигмы двух государств при выработке политики.

Формула двух государств была основой американской политики на Ближнем Востоке в течение нескольких поколений. Она также была основой племенной идентичности израильских левых во главе с военной и юридической гильдиями и средствами массовой информации.

Модель двух государств широко рассматривается как формула мира на Ближнем Востоке. Однако факт в том, что она делает невозможным достижение мира, удерживая в заложниках нормальные отношения между Израилем и его арабскими соседями ради грандиозных мирных сделок.

Что еще хуже, модель двух государств, основанная на антиизраильской и антиамериканской самоуверенности, делает невозможным какое-либо продвижение их стратегических интересов по отношению к исламскому миру.

Основная идея парадигмы двух государств является то, что создание государства ООП является предварительным условием для победы в войне против исламского терроризма.

До тех пор, пока Израиль отказывается уступить достаточную территорию для умиротворения ООП, победа будет невозможной, так как отсутствие государства ООП так возмущает мусульман, что они будут продолжать убивать своих врагов.

Пораженческое понятие, что "нет военного решения" в борьбе с терроризмом, который доминирует в американском и израильском стратегическом дискурсе, базируется на модели двух государств.

Учитывая, что в основе модели двух государств лежит убеждение, что Израиль виноват в исламском терроризме и экстремизме, единственным способом продолжать является создание государства террора с поддержкой ООП. Из этого, естественно, следует, что приверженцы этой политики в США, не могут видеть никакой реальной цели для альянса США с Израилем. Кроме того, естественно, следует, что они не видят никакого потенциала для регионального альянса во главе с США и присоединившимися Израилем и суннитскими государствами на основе общей цели победы над Ираном и радикальными исламскими террористическими анклавами.

Другими словами, формула двух государств обрекает своих приверженцев на стратегическую близорукость и пораженчество, держа их стратегические и национальные интересы заложником ООП.

Безумие, заложенное в середину формулы двух государств, и желание израильской и американской общественности сделать четкий разрыв со стратегическими поражениями прошлого поколения, делает отказ от нее очевидным выбором, как для Трампа, так и для Нетаньяху. Отказ от нее даст им поддержку и доверие их политических баз, когда они нуждаются в своих сторонниках, чтобы сплотить свою сторону. И в той мере, в какой они будут способны осуществлять конструктивную политику, чтобы победить силы радикального ислама, они будут ослаблять истеблишмент, который работает, чтобы подорвать их.

Опираясь на Нетаньяху, чтобы помочь ему добиться победы против сил радикального ислама и покончить с самой любимой политической парадигмой бюрократии, Трамп сможет как защитить свою базу, так и ослабить своих противников.

Точно также, развивая независимый союз с администрацией Трампа и увеличивая шансы Трампа на политическое выживание и успех, Нетаньяху приобретает великолепного партнера и значительно затрудняет юридической гильдии и рекламе СМИ предъявить ему обвинение и привести к краху.

В значительной степени удивительно, что выживание обоих лидеров связано с их успехом в выполнении своих обещаний перед своими избирателями и в победе над своими врагами, как внутри их стран, так и за рубежом.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё