"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ"

Поиск по этому блогу

Причины переплетения судеб Израиля и Европы



Тимон Диас, 19 февраля 2017

Существует мнение, что лишь немногие современные мыслители прикоснулись к этому. Они это сделали вскользь, не вдаваясь в причины того, что, если Израиль падет, Европа вскоре последует за ним. Мнение это не новое. Через год после Шестидневной войны, Эрик Хоффер, "синий воротничок, философ" Америки, написал короткий параграф по данному вопросу.


"На данный момент, Израиль является нашим единственным надежным и безусловным союзником. Мы можем больше полагаться на Израиль, чем Израиль может рассчитывать на нас. И можно лишь представить, что произошло бы прошлым летом, выиграй войну арабы и их российские покровители, чтобы понять, насколько важно для Америки и Запада выживание Израиля в целом. У меня есть предчувствие, которое меня не оставляет: то, что будет происходить с Израилем, будет происходить и с нами. Если погибнет Израиль, Холокост будет на нас".

Совсем недавно, историк Найл Фергюсон писал:

"Хотя и священный для всех трех монотеистических религий, Иерусалим сегодня кажется иногда современным эквивалентом Вены в 1683 -- укрепленный город на границе западной цивилизации. (Стр.93)".

Если бы польский король Ян III Собеский и его 60,000 сильная польско-немецкая боевая сила, состоявшая в основном из его крылатых гусар, не победили османских захватчиков, осаждавших Вену, беззащитная западная Европа была бы у их ног. Заявляя, что современный Израиль является эквивалентом Вены в 1683, Фергюсон предполагает, что, если Израиль падет, то падет и Европа.

Но, так же, как Хоффер, Фергюсон не распространяется, почему такое может случиться. А о чем же он на самом деле говорит?

В отличие от Вены, Израиль не примыкает своей сушей к Европе. В 1968, кроме советских прокси, для Запада не было никакой существенной угрозы, исходящей от самого арабского мусульманского мира. Шестью годами ранее закончилась франко-алжирская война, а ливийский Локерби и взрыв берлинской дискотеки произойдет лишь почти 20 лет спустя. И хотя ужасающие и смертоносные, эти нападения практически не оказали влияния на структуру европейской безопасности и ее социальную ткань.

Помимо его инстинктивной симпатии к еврейскому государству, Хоффер считал Израиль авангардом борьбы за сдерживание Советского Союза. И Израиль на самом деле показал себя твердым союзником и разведывательным центром. Ему, например, удалось приземлить в США для изучения украденный советско-иракский истребитель МиГ-21. Однако, хотя и верно, что израильские победы, в результате которых были заключены мирные договоры с Египтом и Иорданией, помогли привести Ближний Восток под американскую гегемонию, остается маловероятным, чтобы уничтожение Израиля повлекло за собой советскую победу над Западом, как подразумевает предчувствие Хоффера.

Однако в 2016, падение Израиля имело бы очень серьезные последствия для уже распадающейся социальной структуры и структурной безопасности Европы. Теперь больше, чем в любой момент в своей истории, падение Израиля толкнет Европу на край. Странно, но мне кажется, что предчувствие Хоффера еще более верно, чем 49 лет назад.

И вот, почему.

1. Беспрецедентный психологический импульс для европейских исламистов.

Дело Израиля может превратить даже наиболее интегрированных европейских мусульман в истеричных идеологов, которые будут с пеной у рта обвинять его в военных преступлениях и геноциде, выкрикивая в то же время, что евреи должны быть убиты.

Всякий раз, когда Израиль вынужден нанести ответный удар по ХАМАСу, европейские мусульмане массово выходят на улицу.

И, как заметил Дуглас Мюррей:

"Наиболее заметным было то, что протесты в городах Западной Европы в подавляющем большинстве случаев возглавлялись мусульманами. Не какими-то определенными исламистами или исламистскими группировками, а крайне разгневанными мусульманами, особенно, молодыми, которые остаются дома, когда какая-то война происходит в какой-то точке мира, но которые, похоже, впадают в ярость всякий раз, когда Израиль участвует в каком-либо конфликте с кем-либо из своих соседей".

И нужно только коротко посетить такие собрания, чтобы почувствовать истеричное, похожее на Линч, поведение этой толпы. Голландско-марокканский рэппер Аппа, например, сорвал дикие аплодисменты толпы, когда сказал:

"Я за ХАМАС до тех пор, пока сионисты не будут изгнаны, пусть это всем будет ясно!"

И опять же, это не исламисты сами по себе. Аппа является голландским музыкантом, которого часто приглашают на ток-шоу на общественном телевидении и даже снимают как актера в голландских сериалах.

1.1 Неудавшаяся интеграция

Западная Европа не была невероятно успешной в интеграции своего мусульманского населения. И это не так уж и странно. Большинство европейцев не имеют прочной и стойкой концепции того, за что они стоят.

Европейская идентичность размыта и очень растяжима. Так что трудно обвинять мусульман в том, что они не выражают большого восторга от продажи своей твердой культурной идентичности ради чего-то, что даже большинство европейцев, видимо, не понимают и рассматривают как разменное.

В 1998, покойный профессор социологии и голландский политик, Пим Фортейн (был застрелен левым активистом в 2002), опубликовал книгу под названием "50-летний Израиль, сколько еще осталось?". В ней он описал арабо-израильский конфликт как столкновение между современностью и исламским фундаментализмом. Суть его анализа была в том, что Израиль в высшей степени переживает это столкновение, в то время как Европа подвергается ему с более низкой, но все возрастающей интенсивностью.

1.2 Мысленный эксперимент

Теперь представьте, что произойдет с исламской психикой, если их самый ненавистный и самый мощный и вооруженный противник падет, параллельно с наблюдением, что их западные союзники дали этому случиться?

Их настроение не ограничится радостью. Их психикой овладеет полная противоположность пораженчеству, подобно тому, что почувствовал Артур, когда вытащил Экскалибура из скалы. Это чувство также не ограничится одними исламистами. Оно распространится на широкий круг мусульман, которые принимали участие в антиизраильских митингах, а также на тех, кто лучше всего подпадает под описание как Бандитский Ислам.

Тем не менее, если какая-то исламская сущность свергнет Израиль, это немедленно приведет к усилению популярности исламизма просто потому, что все любят победителя. Уничтожение Израиля послужит также дальнейшему укреплению исламистской веры в божественность и истинность их учения.

1.3 Окончательное доказательство бесполезности Запада.

На карту будет поставлено еще многое. В культурном и военном отношении, на что будет Запад еще годен, если он позволил свергнуть своего самого прочного и верного союзника в регионе, с которым он так переплетен культурно? Ответ на этот вопрос — очень мало на что.

Запад больше не способен смотреть на себя в зеркало. Такая культура не может больше внушать ни страха, ни уважения, и больше не должна даже осмеливаться просить мусульман интегрироваться. И если Запад все же будет иметь наглость требовать этого, мусульмане будут соответствовать еще меньше, чем раньше, потому что наблюдение, что Запад позволил Израилю сгореть, несмотря на западную военную доблесть, породят самые инстинктивные формы презрения, вместо доброй воли.

Антиизраильские беспорядки, инициированные французскими мусульманами, как в 2014, являются не просто антиизраильскими протестами. Они передают общее чувство предательства и отвращения к обществу, которое рассматривается как слабое и созрело для захвата.

Капитуляция Израиля не уменьшит это чувство. Напротив это только усилит его, доказывая, вне всяких сомнений, что Запад больше не защищает своих.

Слабость приглашает агрессию, а при разрешении, чтобы Израиль был уничтожен, слабость Запада будет выбита в камне.


Если Израиль падает, дорога на Европу физически не откроется для "Армии Мухаммеда", как это было в случае с Веной. Однако в исламистском опыте, который имеет значение, Европа представляет собой легкую мишень по сравнению со спартанским Израилем. Их направлением мысли будет:

"Если Израиль мог пасть, Европа падет".

В каждом бою, психологическим импульсом является наполовину выигранная битва. А уничтожение Израиля доставит это в полном объеме.

2- Заключение

Даже если Европа и Израиль не имеют общей границы, они имеют

общую веру. Израиль возник из пепла Европы. И если Израиль превратится в пепел, европейская пороховая бочка взорвется нам в лицо.

Это обеспечит европейский исламизм, гангстерский ислам и все другие формы исламского ниспровержения, беспрецедентным психологическим импульсом и обновленной верой в божественность и истинность их учения.

Можно сочувствовать Израилю, потому что он является спартанской версией Европы. Можно и не сочувствовать, поскольку это заставит вас определить вашу социальную антропологию и широту морали. Но в любом случае, примите во внимание исламский ход мысли: «Если Израиль может пасть, Европа падет".



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

DQ

И ещё