"КАМЕННЫЙ ВЕК ЗАКОНЧИЛСЯ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗАКОНЧИЛИСЬ КАМНИ" - Гай Бехор -

Поиск по этому блогу

Мартин Шерман против Каролин Глик - О суверенитете

Мартин Шерман

A community in the West Bank.

"Можно было бы ожидать, что всякая поддержка единого государства среди израильских евреев будет исходить от крайне левых ... Недавно предложение о предоставлении израильского гражданства палестинцам на Западном берегу, в том числе, право голоса в Кнессете, появилось из удивительного направления — от стойких приверженцев правых взглядов ... Мы должны понаблюдать, как эти споры будут развиваться... и осторожно их поощрять", 
— Али Абу Нима, 
"Израильские правые согласны на одно государство?" 
— Аль-Джазира.
"Дорога в ад вымощена благими намерениями", 
— афоризм неизвестного происхождения, иногда приписывается Самюэлю Джонсону (1709-1784).

Поскольку неохотное признание бесперспективности дальнейшего следования принципу "два государства для двух народов" начинает появляться в широких кругах его бывших сторонников, в публичном дискурсе стали появляться многочисленные альтернативные политические предложения.

Не менее опасные и пагубные

К сожалению, многие из этих предложенных вариантов, плохо продуманы и, в итоге, не менее опасным и пагубны, чем формула двух государств, которую они призваны заменить.

Эти предполагаемые варианты варьируются от призывов так называемых "левых", до призывов так называемых "правых" к аннексии всей территории, вместе с арабским населением.

Совершенно очевидно, что не требуется большого ума, чтобы понять, что односторонний выход неизбежно превратит Западный берег либо в мега-Южный Ливан (если, как некоторые полагают, ЦАХАЛ останется), либо в гигантский сектор Газа (если, как думают другие, ЦАХАЛ уйдет).

Точно так же, не требуется большого ума, чтобы понять, что аннексия территории Иудеи-Самарии с основной массой ее арабских жителей -- это однозначно рецепт либо для ливанизации Израиля (если предполагается уравнивание в правах или потенциальное уравнивание в правах граждан одной социальной единицы), либо для его балканизации (если они рассматриваются как политически связанные с несколькими разбросанными по всей территории автономными мини-анклавами).

Несмотря на то, что катастрофические недостатки парадигмы двух государств должны быть болезненно очевидны тем, кто имеет интеллектуальную целостность для проведения различия между политически корректным и фактически правильным, верно также, что не все, что не является предложением "двух государств", обязательно лучше, чем фатально испорченная и неудачная формула.

"Правые", к сожалению, невнимательны

Предстоящая кончина концепции "двух государств", как варианта жизнеспособной политики, вместе с недавней кончиной защиты двух государств Обамой, совершенно очевидно поддержали дух тех, кто выступал против создания государства палестинских арабов к западу от реки Иордан.

Однако любая эйфории на этот счет вполне может оказаться преждевременной. Для того, чтобы извлечь выгоду из бесспорной возможности, которую предоставляет ближневосточная реальность и потенциально удачный исход выборов в США, противники двух государств должны изыскать убедительную, последовательную и всеобъемлющую альтернативу, которая будет усиливать, а не ослаблять стратегическое положение Израиля - такую, которая будет поддерживать сионистские стремления, а не подрывать их.

К сожалению, противники двух государств от правого лагеря были в высшей степени нерадивыми в этом отношении.

Почти четыре месяца до ноябрьских выборов 2016 в США, сразу после удаления всякого упоминания принципа сосуществования двух государств из программы Республиканской партии, я призвал противников этой идеи подготовить жизнеспособную альтернативу на случай (что тогда казалось маловероятным) победы республиканцев.

В своей колонке, я выступал решительно против принятия / распространения обычно соблазнительных мудрых вариантов, типа:
- "Управление конфликтом", что представляется немного лучшим, чем упражнение в тщетности и самообмане, которое способно повести страну по рискованной нисходящей спирали, с преобладанием проблем, возрастающих по масштабу и интенсивности. 
- Предложения, предписывающие включение палестинских арабов в постоянное население Израиля после двух государств, что почти неизбежно превратит страну в тиранию мусульманского большинства на несколько поколений, даже если оптимистичные демографы правы и, первоначально, мусульманское население составит 35-40% меньшинство; 
- Предложения, пропагандирующие частичную аннексию и ограниченную автономию для палестинских арабов, сконцентрированных в отключенных мини-анклавах, что приведет к дико извилистым и искаженным границам, которые практически невозможно демаркировать и охранять, приводя, таким образом, к "опустошению" всякого значимого содержания суверенитета присоединенных областей.

Что случилось с "правыми"?

Толком ни одно из этих предложений не предлагает устойчивой альтернативной парадигмы формуле двух государств, которая могла бы обеспечить долгосрочное выживание Израиля как жизнеспособного национального государства еврейского народа.

На протяжении почти половины десятилетия, когда меня охватило разочарование и раздражение, я написал резко, даже грубо по поводу серьезных недостатков наиболее частых предложений по вариантам принципа двух государств. См: "Что случилось с правыми. Часть 1 и Часть 2" (август 2012 ); "Аннексия зоны C: открытое письмо Нафтали Бенетту" (декабрь 2012); "Омертвение мозга у правых?» (июнь 2013); "Суверенитет? Да, но не скажи гоп, пока не перепрыгнешь" (январь 2014 ); "Суверенитет? Да, но остерегайтесь аннексии зоны С" (январь 2014); "Исламизация Израиля. Когда леворадикальные и праворадикальные действуют сообща" (апрель 2015).

Тем не менее, чтобы избежать ложных впечатлений, позвольте мне быть однозначно понятым. С начала 1990-х, я был непоколебимым сторонником расширения еврейского суверенитета над всей территорией от "реки до моря", что, как я считаю, является необходимым условием для обеспечения долгосрочной способности выживания Израиля как еврейского национального государства.

Тем не менее, я также убежден, что нерациональная инициатива применить еврейский суверенитет на территории за линией 1967, не имея четкой программы по резкому сокращению арабского присутствия, не только ухудшит способность страны поддерживать свой суверенитет над этими областями, но и поставит под угрозу еврейский суверенитет над любой территорией к западу от Иордана, в том числе, в пределах линий до 1967.

Две важные потребности выживания

В прошлом, я изо всех сил старался подчеркнуть то, что должно быть полностью самоочевидно: Для того, чтобы выжить как еврейское национальное государство, Израиль должен эффективно удовлетворять двум важным потребностям: географической и демографической.

Первая из этих потребностей призывает к установлению израильского контроля (т.е. суверенитета) над всей территорией к востоку от прибрежной равнины до реки Иордан, чтобы предотвратить риск, недопустимый для его физического выживания. Вторая потребность призывает к значительному сокращению арабского присутствия на территориях, находящихся под еврейским суверенитетом, чтобы предупредить невыносимую демографическую угрозу своему доминирующему еврейскому характеру.

Очевидно, что необходимость удовлетворить эти две раздельные потребности является практически аксиомой, ибо, если не сделать этого, Израиль станет несостоятельным в качестве национального государства евреев, либо географически, либо демографически, либо то и другое.

Соответственно, для предложенного варианта, даже приступить к решению демографической потребности, любое требование суверенитета Израиля над Иудеей-Самарией должно одновременно сопровождаться разработанным планом для будущего арабского населения, проживающего там после применения суверенитета Израиля.

Именно здесь многие ведущие сторонники суверенитета, воодушевленные оптимистичными демографическими оценками, теряют "понимание момента".

Даже если их оценки являются точными, и в Израиле после аннексии евреи (по началу) будут по-прежнему сохранять 60-65% большинство, они в значительной степени теряют суть, когда дело доходит до главного вопроса демографической потребности.

Главнейшим вопросом является не начальная избирательная арифметика, а, скорее всего, влияние, которое окажет свободное (или потенциально свободное) мусульманское меньшинство, содержащее 35-40% постоянного населения суверенной территории Израиля, на социокультурную ткань страны, а также на последующую бюджетную и демографическую динамику, которую это приведет в движение, и практически неизбежные политические результаты, которые будут, в конечном итоге, ускорены.

Предостережение Кэролайн

Одной из самых известных сторонниц расширения суверенитета Израиля над всей территорией и населением Иудеи-Самарии является широко известный обозреватель, Кэролайн Глик. К своей чести, Глик изложила специфику своего политического предложения в книге, вышедшей в 2014, озаглавленной "Израильское решение: План единого государства для мира на Ближнем Востоке".

В ней она говорит: 
"Механика политики достаточно проста. Израиль распространяет свои законы на Иудею и Самарию и управляет областями, как обычными частями Израиля ... Контингент сил безопасности... палестинцы будут иметь право путешествовать и жить в любом месте, где они захотят, в пределах территории Израиля ..., палестинцы будут иметь те же юридические и гражданские права, что и остальная часть жителей и граждан Израиля ... Тем, кто получат израильское гражданство, в соответствии с Законом о гражданстве Израиля, будет разрешено голосовать на национальных выборах в Кнессет".
Это опасное положение, которое, в случае его принятия, будет означать почти наверняка кончину еврейского национального государства, не меньше, чем пагубный принцип двух государств, который план Глик намерен выкупить.

Я изложил свои замечания в отношении предложения Глик в статье под названием "Моей коллеге Кэролайн: Предостережение" (апрель, 2014). В ней я пишу: 
"Я согласен с Глик практически со всем, что она отвергает, но отвергаю большую часть того, что она нас призывает принять".
В этом заключается большая часть моего последующего анализа, потому что, хотя я решительно поддерживаю ее проницательный диагноз фатальных недостатков формулы двух государств, я также решительно не согласен с рецептом, который она предлагает, чтобы их исправить.

Неограниченный, необоснованный оптимизм

Нельзя не удивляться безграничному и, к сожалению, необоснованному оптимизму Глик, отраженному в ее вере, что, так или иначе, Израиль с 35-40% мусульманским меньшинством сможет выковать целостное и сплоченное общество, чтобы сохранить свой преобладающий еврейский характер.

Этот оптимизм особенно примечателен, учитывая дезинтеграцию, которую гораздо меньшие мусульманские меньшинства внесли в последние годы в другие немусульманские общества на Западе. Присущие им межэтнические распри (не обремененные 100-летней историей войны за Святую Землю), являются, возможно, гораздо менее выраженными, чем те, которые преобладают между евреями и арабами.

Даже если оптимистичная демография правильна и далека от предположения, что левые радикалы не поддерживают ее, мусульманское меньшинство сможет получить до 40 мандатов в любых выборах. Это приведет к резким политическим изменениям, резкому усилению антисионистского представительства в национальном парламенте.

Однако социально-экономический эффект, вероятно, будет еще более значительным.

Очевидно, что огромные бюджетные средства должны будут направляться от еврейского сектора в мусульманский, в попытке уменьшить зияющие пробелы между ними, выкачивая средства, которые в настоящее время применяются для развития инфраструктуры, социального обеспечения, образования и так далее. Вряд ли будет преувеличением сказать, что Израиль, вероятно, будет отброшен назад от положения первой мировой постиндустриальной державы к положению развивающейся страны третьего мира.

Сдерживающий эффект для алии

Это, вероятно, также окажет негативное воздействие на еврейскую иммиграцию. С непокорным меньшинством в 40%, которых в течение многих десятилетий учили ненавидеть евреев (как Глик сама признает), и которые категорически отвергают еврейский характер государства, его символы, календарь и общественную жизнь, Израиль вряд ли будет очень привлекательным местом для евреев диаспоры. Это будет особенно верно при сильном понижении уровня жизни и зарождении, как в Ливане, межэтнической напряженности, постоянно кипящей на медленном огне и иногда выливающейся в ожесточенные столкновения.

С другой стороны, такие реалии, скорее всего, сделают Израиль менее гостеприимным местом для израильских евреев, проживающих сейчас в стране, и дадут им мощный стимул искать альтернативное пристанище за границей, тем самым стимулируя мотивацию к эмиграции.

Очевидно, что это постепенно окажет разрушительное воздействие на начальный демографический расчет, неумолимо размывая любое еврейское большинство, которое, возможно, первоначально существовало ...

Я едва поцарапал поверхность в разработке ужасающей опасности, которую повлек бы за собой рецепт Глик (и других) по аннексии Иудеи и Самарии вместе с арабским населением. Я, однако, представил их более подробно в гиперссылках статьи, упомянутой выше, и призываю читателей ознакомиться с ними. Ибо они разворачивают то, что является сегодня, пожалуй, самым важным вопросом для Израиля и сионизма.

Разногласия "правых"?

Израиль во многих отношениях находится на пороге драматических исторических событий. Ставки высоки, а цена ошибки может быть невосполнимой. Многое возможно, все зависит от того, насколько продуманные решения будут приняты в процессе.

С почти неизбежной гибелью парадигмы двух государств, ее противники разделились на две фракции. Обе защищают применение суверенитета Израиля в Иудее-Самарии. Однако они разделились по одному важному вопросу — судьбе арабского населения, проживающего в этих районах.

Одна фракция, представленная Глик, считает, что арабы должны оставаться под израильским правлением. Другая — в лице таких, как Фейглин и я сам, считает, что это создало бы невыносимое положение для Израиля, как национального государства евреев, и арабское население должно быть уменьшено, предпочтительно не принудительными средствами, а такими, как экономические стимулы.

Это жизненно важная дискуссия, которую «правые» должны провести внутри себя, и без задержек. Ибо уже почти слишком поздно.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

И ещё